Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Несмотря на сложности, Карабах уверен в завтрашнем дне

Армянское население Карабаха сейчас более чем когда-либо полно решимости завоевать международное признание.
By Richard Giragosian
  • Ричард Киракосян директор Центра региональных исследований в Ереване. (Фото: собственность Р.Киракосяна)
    Ричард Киракосян директор Центра региональных исследований в Ереване. (Фото: собственность Р.Киракосяна)

 

После 20 трудных лет жизни в тени Азербайджана, армяне в Нагорном Карабахе, кажется, все больше уверены в своем будущем.

Несмотря на то, что конфликт остается неразрешенным и Карабах не добился международного признания, в качестве самостоятельного государства, местные жители ревностно оберегают с трудом обретенную независимость.

Прогресс в создании нового государства и становлении политического процесса продолжается, несмотря на существующие проблемы. В действительности, данные выборов в Нагорном Карабахе, приводят к мысли, что уровень демократии здесь выше, чем в Армении, не говоря уже об Азербайджане.

События подобного рода, как правило, игнорируются извне теми, для кого Карабах является или ареной геополитической конкуренции или субъектом посредничества таких мировых держав, как Франция, Россия и Соединенные Штаты.

На деле же перспективы и приоритеты, которыми действительно озабочены местные жители, совершенно другие.

Для большинства жителей Карабаха первостепенной проблемой является состояние экономики, а не пассивный мирный процесс. Испытывая гордость за свою республику, они с трудом сводят концы с концами, и многие живут за счет денег, которые им присылают родственники, работающие за границей. И поскольку в последние годы ситуация ухудшилась, некоторые жители, хотя с неохотой и конфиденциально, но признаются, что они тоже задумываются о том, чтобы уехать из страны в поисках работы. Главным поводом для беспокойства молодых людей также является то, смогут ли они найти работу после окончания вуза.

К примеру, 23-летняя Анна работает в одной из лучших столичных гостиниц. Ее удовлетворение от наличия стабильной и хорошо оплачиваемой работы омрачается чувством разочарования и сожаления.

«Мне нравиться моя работа, и я счастлива, но я испытываю и чувство стыда», - сказала она мне. «Я в отчаянии от того, что у меня есть работа, а мои братья и мой отец не могут ее найти. И мои друзья мне завидуют. Иногда я испытываю чувство вины и грусть».

Общее отсутствие оптимизма относительно экономики и перспективы создания рабочих мест также проецируется на политику. Отвечая на вопрос о предстоящих парламентских выборах, которые состоятся в мае этого года в соседней Армении, лишь немногие выражали к ним интерес.

«Безусловно, выборы в Армении являются очень важными, но не для нас», - сказал 21-летний Теван, студент университета, изучающий политику и международные отношения. «В любом случае все знают, каким будет результат - победит Республиканская партия. Но это не окажет влияния на нас, здесь в Карабахе. Реальная разница состоит в том, что все выборы, которые когда- либо проводились в Карабахе, были свободными и честными, но я не могу припомнить свободных и честных выборов в Армении».

Сильное чувство гордости, которое жители Карабаха испытывают от существования здесь демократических ценностей, по мнению многих, не находит достаточного признания за его пределами.

Как сказала домохозяйка средних лет Анаид: «Мы никогда не покинем нашу родную землю, и вы должны понимать, что мы никогда не потерпим того, чтобы нас попытались вернуть в руки азербайджанцев. В конце концов, мы свободны, сильны и мы живем в демократичной стране. С чего это нам вдруг бы захотелось когда-нибудь присоединиться к Азербайджану?».

В оправдание своей позиции, другие жители отметили, что 19 февраля исполнилась восьмая годовщина того, как офицер армянской армии был убит азербайджанским солдатом во время совместного участия в учениях НАТО в Венгрии. Воспоминания об этом инциденте усиливают страх перед Азербайджаном, тем более, что некоторые чиновники там приветствовали убийцу, как настоящего патриота.

Нарастающее напряжение вдоль линии соприкосновения, которая разделяет удерживаемую армянами территорию от Азербайджана, наряду со ставшими практически регулярными снайперскими обстрелами, кажется, делает жителей Карабаха более решительными в требованиях независимости.

Угроза возобновления конфликта никогда не покидает мысли людей. Это главное настроение, которое царит в Карабахе. Люди, живущие в приграничных зонах, считают, что нападения со стороны Азербайджана более вероятны, хотя они также считают, что карабахские войска способны отразить любую атаку.

В городах озабоченность также вызывает вероятность войны в соседнем Иране.

По словам отца четырех детей Гамлета: «Не похоже, что мы на стороне иранцев, но мы не хотим того, чтобы война вернулась в этот регион. Мы помним, что такое война на самом деле - никто не заслуживает ее снова. Мы ведем с иранцами торговлю, и Иран никогда не предавал нас, оказывая поддержку Азербайджану, как это делали турки. Но я обеспокоен».

Гамлет сказал, что война в Иране нанесет вред и так уже хрупкой экономике Карабаха.

«Если начнется война [иранские] то, иранские грузоперевозки прекратятся и, не дай Бог, азербайджанцам покажется, что они могут напасть на нас, если по близости идет война», - сказал он.

Опасность возобновления военных действий с Азербайджаном вполне реальна. Разница во взглядах на то, как армяне и азербайджанцы видят будущее Карабаха, остается непреодолимой. И поскольку карабахские армяне отстранены от участия в мирных переговорах, в которых участвуют только Ереван и Баку, шансы на достижение прогресса являются все еще остаются призрачными.

Для населения Карабаха, следующие два десятилетия, вероятно, будут полны таких же пугающих вызовов, как те, которые они пережили за прошедшие двадцать лет.

Ричард Киракосян директор Центра региональных исследований, независимого аналитического центра в Ереване, Армения.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >