Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НЕОРТОДОКСАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ГРУЗИНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Грузинская православная церковь стремится установить более тесные связи с государством.
By Jaba Devdariani

Грузинская православная церковь играет все более важную роль в политической жизни страны.


В прошлом месяце высшее духовенство и представители государственной власти подписали конституционное соглашение, Конкордиум, проект которого впервые появился в 1999 году.


В соответствии с этим соглашением церковь получает ряд уступок, касающихся, в частности, прав собственности на произведения религиозного искусства, освобождение от военной службы по религиозным убеждениям и щедрые налоговые льготы.


Новую роль церкви в политической жизни страны отметил во время своего ежегодного пасхального обращения к нации Католикос всея Грузии Илия II. Говоря о внешней политике, патриарх выразил обеспокоенность по поводу "неограниченного либерализма" и однополюсного миропорядка, и одобрил международные мирные инициативы.


Речь Илии II ознаменовала новую веху в истории Грузинской церкви, основанной еще в 4-м веке и объединяющей в своем лоне более трети населения страны.


Вопрос о роли церкви в политике Грузии встал еще в восьмидесятые годы, когда национальное движение за независимость выдвинуло лозунг "Язык, Родина, Вера".


Хотя само это движение распалось во время межнациональных конфликтов и гражданской войны, церковь сохранила былое могущество благодаря своей способности влиять на мнение большинства избирателей.


Даже новое поколение прагматичных политиков во главе с Эдуардом Шеварднадзе понимает огромное символическое значение, которое имеет церковь во время избирательных кампаний. Не даром Эдуард Шеварднадзе, бывший член Палитбюро ЦК КПСС, сразу после своего вступления в должность президента, принял крещение от Католикоса Илии II.


По результатам опроса общественного мнения, проведенного в 1995 году, более 36% населения страны принадлежит к православной вере, а большинство тех, кто заявил, что не верит в Бога, все же признает историческое и культурное наследие Грузинской православной церкви.


Сегодня православное духовенство составляет неотъемлемую часть грузинского политического истэблишмента. Высокопоставленные священники присутствуют на всех государственных приемах и мероприятиях. Они также используют свое политическое влияние, чтобы проводить в жизнь собственные программы.


Идея конституционного соглашения между церковью и государством обсуждалась еще до парламентских выборов 1999 года и президентских выборов 2000 года.


Однако у Конкордиума появилась оппозиция как в Грузии, так и за рубежом.


Правозащитные организации заявили, что власть, данная православной церкви, позволит ущемлять свободу вероисповедания, которая гарантирована грузинской Конституцией и международными соглашениями.


В результате многие организации, от "Хьюмэн Райтс Уотч" до Госдепартамента США, опубликовали серию документов о религиозной нетерпимости в Грузии. А в 2000 году, опасаясь международных последствий, грузинские власти решили отложить рассмотрение этой инициативы.


Однако в нынешнем году правозащитные неправительственные организации Грузии заявили, что удовлетворены приверженностью церкви к свободе вероисповедания и поддержали идею Конкордиума.


Тем временем, грузинский политический истэблишмент, обычно разделенный на противостоящие друг другу лагеря, объединился в поддержку соглашения, опасаясь растущей популярности организаций радикально-националистического толка. Но этот шаг только сплотил ряды ультра-националистов, так как они не подвергают сомнению авторитет церкви в национальных вопросах.


Таким образом, церкви была отведена "особая роль", а политический баланс не изменился, поэтому Конкордиум не встретил большого сопротивления в Тбилиси.


В то же время, по общему мнению, новый статус церкви может послужить противовесом религиозному экстремизму.


Недавно один православный священник организовал серию жестоких нападений своих прихожан на Свидетелей Иеговы и других представителей религиозных сект. Православная церковь надеется, что при усилении власти патриарха, подобные инциденты будут пресечены в корне.


Однако правозащитники продолжают критиковать Конкордиум, заявляя, что свобода вероисповедания является важнейшей составляющей построения гражданского общества. Особые отношения между религиозной организацией и государством могут способствовать установлению тоталитаризма.


Борцы за права человека призывают принять новый закон о религии, который определил бы юридические рамки для других вероисповеданий, гарантировал бы их конституционные свободы и регулировал их отношения с властями.


Эту инициативу поддержали крупнейшие религиозные организации Грузии, такие как Армянская апостольская церковь, Римско-католическая церковь, Баптистская церковь и другие.


Они считают, что основной недостаток Конкордиума заключается в том, что он ставит православную церковь под защиту государства, тогда как другие церкви защищены лишь гражданским правом.


Хотя подобные соглашения - не редкость в европейских государствах, в православном мире Грузия первая создает такой прецедент. Очевидно, что Конкордиум - политическая мера, направленная на сглаживание противоречий. Он либо прояснит неоднозначные религиозные вопросы, либо позволит сделать вид, что их не существует.


Разумеется, церковь обеспечивает обществу моральную поддержку, но непонятно, достаточно ли у Грузинской православной церкви интеллектуальных и материально-технических ресурсов, чтобы помочь государству обеспечить благотворительные и образовательные услуги. Нет причин думать, что православное духовенство в первую очередь стремится к политическому влиянию.


Нам еще предстоит увидеть, будет ли церковь придерживаться религиозной терпимости или наоборот будет раздувать пламя религиозного конфликта. Только тогда мы сможем составить окончательное мнение по поводу неортодоксального шага правительства Грузии.


Джаба Девдариани - основатель Ассоциации объединенных наций Грузии и стипендиат Флетчерской школы права и дипломатии университета Тафтса, США.