Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Мало кто сожалеет о гибели «таджикского Бен Ладена»

Убийство лидера боевиков, считавшегося эмиссаром Аль-Каеды в Таджикистане, ослабило, но не уничтожило угрозу безопасности страны, считают аналитики.
By Lola Olimova
  • Мулло Абдулло и его приспешники использовали эту пещеру как укрытие. По данным правоохранительных органов, в ней были найдены большие запасы оружия. (Фото: МВД Таджикистана)
    Мулло Абдулло и его приспешники использовали эту пещеру как укрытие. По данным правоохранительных органов, в ней были найдены большие запасы оружия. (Фото: МВД Таджикистана)

Силы безопасности Таджикистана одержали крупную победу, уничтожив главного лидера боевиков, предположительно имеющего связи с Аль-Каедой, однако они признают, что борьба против вооруженных исламистов далека от своего завершения.

По словам аналитиков, приоритетной задачей для правительства должно стать получение поддержки местных лидеров на востоке Таджикистана, а также им следует обратить внимание на молодых людей, которыми могут заинтересоваться вооруженные группировки. Кроме того, требуется принятие более действенных мер для остановки наркотрафика через протяженную и плохо защищенную границу с Афганистаном.

Мулло Абдулло, настоящее имя которого Абдулло Рахимов, был убит 16 апреля во время двухдневной спецоперации по зачистке в Нурободском районе Раштской долины, расположенной на востоке страны. Помимо Абдулло были убиты еще примерно 15 его сторонников.

Мулло Абдулло был одним из полевых командиров Объединенной таджикской оппозиции в период с 1992 по 1997 годы. Когда гражданская война закончилась, лидеры оппозиции перешли на сторону правительства, а их отряды были расформированы. Несколько полевых командиров отказались подчиниться, и большинство их них погибли во время военных операций в последующие несколько лет, тогда как Мулло Абдулло удалось избежать этой участи.

Он исчез из поля зрения, и, как полагают, провел несколько лет в Афганистане, где мог налаживать связи с Аль-Каедой, Талибаном или Исламским движением Узбекистана (ИДУ) - организации, которая зародилась в Центральной Азии.

После гибели полевого командира заместитель Министерства внутренних дел страны Саидхон Джурахонов заявил, что Мулло Абдулло был руководителем Аль-Каеды на территории Таджикистана.

Весной 2009 года появились слухи о том, что Мулло Абдулло вернулся в Таджикистан. Говорили, что он с группой вооруженных сторонников перешел границу с Афганистаном в восточной части страны, где попытался получить поддержку партизан, с которыми имел дело во время гражданской войны 1992-1997 годов.

Источник в таджикских органах безопасности сказал IWPR, что несмотря на годы спокойствия, бывшие полевые командиры остались силой, с которой следует считаться, в тех частях страны, где во время войны находились места их расположения. Многие годы, сказал он, власти сквозь пальцы глядели на их деятельность и пытались «купить» их правительственными постами и возможностью заработать деньги. (Читайте Усмирение восточных долин Таджикистана и Погоня за призраками в горах Таджикистана.)

В период с мая 2009 года правительственные войска провели операцию по поиску «незаконных вооруженных бандформирований» и произвели несколько арестов. После того как в августе 2010 года часть этих задержанных сбежала из строго охраняемой тюрьмы, власти направили войска в Раштскую долину для поиска сбежавших. В сентябре, попав в засаду, погибли 25 солдат; ответственность за это власти возложили на Мулло Абдулло. ИДУ также заявляли, что именно они стоят за организацией нападения на правительственные войска. (Подробнее об этом читайте в статье Таджикистан: новый виток борьбы с боевиками.)

При последующих правительственных операциях в перестрелках были убиты несколько подозреваемых, включая Аловиддина Давлатова, также известного как Али Бедаки, который погиб в январе, и, наконец, Мулло Абдулло, чье тело было показано по государственному телевидению Таджикистана.

В своем интервью для IWPR пресс-секретарь Министерства внутренних дел Махмадулло Асадуллоев сообщил, что смерть Мулло Абдулло стала кульминацией двухлетних попыток ликвидации боевика, которого он назвал «опасным международным террористом».

Асадуллоев подчеркнул, что правительственным силам поддержку оказывали бывшие полевые командиры, которые решили не становиться на сторону Мулло Абдулло.

Остается неясным, была ли попытка Мулло Абдулло всколыхнуть Таджикистан его собственной инициативой, или это было только началом более масштабных операций в Центральной Азии со стороны таких группировок, как ИДУ, многие из членов которой переместились из Пакистана в северо-восточный Афганистан. (статьи IWPR о роли ИДУ по ссылкам: Планируют ли узбекские боевики вернуться домой?)

В любом случае ликвидация Мулло Абдулло – значительная победа для правительства Таджикистана. Во-первых, этот смутный персонаж удостоился почти что легендарного статуса – «Бен Ладен № 2», как назвала его в заголовке одна из газет. Из-за неуловимости Мулло Абдулло многие аналитики выражали сомнения в том, что он вообще находился в Таджикистане, или вся эта история была выдумкой, чтобы оправдать операцию против повстанцев.

Политический обозреватель Парвиз Муллоджанов считает, что Аль-Каеде было бы трудно найти таджикского боевика, способного исполнить такую же роль, не говоря уже о том, чтобы найти боевика с такой символической влиятельностью.

Как и Асадуллоев, Муллоджанов отметил важность попыток властей кооптировать местные влиятельные лица, лояльность которых ранее не была очевидной. Заключив договор с двумя из таких бывших полевых командиров, «власти смогли установить относительный контроль над ситуацией в Рашской долине осенью прошлого года», - сказал он.

Он и ряд других аналитиков говорят, что хотя непосредственная угроза возобновления военных столкновений утихла, еще слишком рано думать, что она исчезла совсем.

Небольшие группы вооруженных людей продолжают находиться в восточной части страны, и «существует угроза проникновения подобных групп через афганскую границу», - отметил Муллоджанов.

В ответ на гибель Мулло Абдулло группа, называющая себя «Моджахеды Таджикистана», распространила заявление в сети Интернет, в котором говорится о возмездии за смерть Абдулло. В заявлении больше говорится не о международном джихаде, а о предполагаемых преступлениях и оплошностях таджикских властей. Эта группа ранее не была известна, и до сих пор не ясно, существует ли она на самом деле.

Бывший сотрудник правоохранительных органов полковник Алиакбар Абдуллаев говорит, что Аль-Каеда и ИДУ сохранили свою мощь и, вероятно, в будущем предпримут попытки для дестабилизации ситуации в Центральной Азии, в частности, в Таджикистане.

«Хотя часть группировки Мулло Абдулло уничтожена, ее мелкие группы скрылись в горах. Они будут докладывать о ситуации в свои центры [за границей], и там, скорее всего, будут принимать решение помогать своим», - сказал он.

Несмотря на мифы, появившиеся вокруг смерти бывшего полевого командира, по словам Абдуллаева, его могут заменить. «На его место воспитают не одного такого мулло абдулло», - сказал он.

По его словам, правительству необходимо усилить эффективность сбора разведывательных данных о повстанческих движениях, укрепить контроль вдоль границ с Афганистаном, чтобы боевикам было сложнее ее пересечь, усилить контрольно-пропускные пункты в Раште и горные патрули на горных маршрутах.

Хикматулло Сайфуллозода, пресс-секретарь партии Исламского возрождения Таджикистана - основной оппозиционной организации, действовавшей во время гражданской войны, а ныне являющейся легальной оппозиционной партией - выразил надежду, что ликвидация Мулло Абдулло будет способствовать стабильности в стране. Однако он указал на основные проблемы, о решении которых властям следует позаботиться: необходимость улучшить жизненные условия в этой части Таджикистана, чтобы у молодых безработных людей не возникало желания примкнуть к вооруженным исламским радикальным группировкам.

Лола Олимова, редактор IWPR по Таджикистану.

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.