Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

КЫРГЫЗСТАН: КОМПРОМИСС ЛУЧШЕ КОНФЛИКТА

Лидеры других центрально-азиатских стран видят в Кыргызстане только хаос и слабую власть, однако, похоже, что они не понимают основного – достигнутая договоренность это скорее признак силы, чем слабости.
By Gulnara Iskakova
"революционным" и митинговым опытом Кыргызстана. Последним из поводов стали демонстрации, прошедшие в начале ноября, которые завершились достижением договоренности по новой конституции.



Oтдельно отобранные кадры событий в Кыргызстане демонстрируют в Казахстане, как то, к чему приводит митинговщина и оппозиция и чего нужно избегать. Многие представляют, что идет региональная борьба за власть между северянами и южанами.



И по мере того, как эти СМИ делают акцент на том, что мартовская революция 2005-го года в Кыргызстане, как и последние митинги ни к чему не привели, они отмалчиваются об ужасных событиях произошедших в Андижане в мае того же года.



Действительно, результативности в плане достижения стабильности и экономического развития в Кыргызстане нет, региональное деление населения сохраняется. И хотя новая Конституция, ставшая результатом компромисса между Президентом и оппозицией, практически ничего не поменяла в старой системе управления, между тем общественность внутри Кыргызстана не так пессимистична на счет последних ноябрьских событий.



Митинг оппозиции проходил на главной (новой) площади со 2 по 9 ноября. Лидеры оппозиции утверждали, что народ будет стоять на площади до выполнения требований митингующих или отставки тандема "Бакиев-Кулов" - южанина Президента и северянина Премьер-министра Феликса Кулова.



Угроза дестабилизации возникла в результате провокации, организованной официальными властями. Ближе к концу митинговой недели работников бюджетных организаций вынудили выйти на старую площадь на анти-митинг. Но все равно анти-митинг представлял собой небольшую, но громкую (снабженную мощными микрофонами с усилителями и артистами) группу, очень старавшихся людей, окруженных в целях охраны плотными, и в несколько рядов, отрядами милиции.



В ответ на это, многие, кто до этого не участвовал в митинге, стали выходить на главную площадь в поддержку оппозиции. Между участниками митинга и анти-митинга произошла небольшая стычка. Когда часть участников митинга пришла на старую площадь, чтобы пообщаться (наверное уразуметь) с анти-митингующими, молодые ребята со стороны анти-митинга стали забрасывать оппозиционеров бутылками и палками, милиция стала однозначно вытеснять пришедших и сделала ряд выстрелов, якобы слезоточивым газом, в их сторону. В результате много молодых людей, и даже мальчишек, было ранено.



Под угрозой больших столкновений и кровопролитий, которые также могли быть спровоцированы теми, кто жаждал силовых методов решения кризиса, обе противоборствующие стороны сели за стол переговоров, и как будто бы пришли к соглашениям - митинг был мирно завершен.



Мирное разрешение кризиса явилось основной победой обеих сторон, и является показателем политической зрелости и ответственности, как Президента, так и оппозиции. Насилие могло привести только к ужесточению людей и ответному насилию. Это была бы мнимая победа за слишком высокую цену.



Возможно в понятии многих руководителей соседних государств, президенту не пристало идти на переговоры с оппозицией, а тем более уступать ей.



Однако они имеют условия отличные от тех, что имеют президенты в Кыргызстане. Любой руководитель страны должен реально оценивать свои возможности и реальные условия осуществления власти. В Кыргызстане просто нет нефти и газа, посредством которых можно немного удовлетворять материальные запросы народа и отворачиваться от международных доноров. Поэтому здесь есть разного рода давления, которых не имеют президенты соседних авторитарных режимов. Меньшие или большие группы людей, терпящие лишения, поборы и несправедливости со стороны власть предержащих, готовы пойти на отчаянные шаги.



При определенных условиях уступать - это, наоборот, мудро. Идти на переговоры для решения мирным путем конфликта с представителями своего же народа не должно считаться слабостью ни для официальной власти, ни для оппозиции.



Кыргызстан здесь еще раз подтвердил свою способность претендовать на сохранение демократического имиджа, решая кризисы мирным образом.

Народ в Кыргызстане довольно-таки терпеливый, лояльный к власти, готовый поддерживать любые ее начинания, и надеяться на хорошее. Люди связывали свои самые лучшие надежды с изгнанием сильно засидевшегося и от этого потерявшего чувство реальности и меры режима Акаева.



Однако новое руководство страны ограничилось тем, что, во-первых, пришло к власти и, во-вторых, тем, что захватило и перераспределило собственность тех, кто ранее был у власти. Новое руководство страны не обнаруживает способности адаптироваться к изменяющимся условиям и решать назревшие проблемы, и больше не в состоянии "усваивать и переваривать" информацию, идущую из развивающегося гражданского общества. Официальные власти продолжают управлять старыми авторитарно-патронажными методами, не понимая или недооценивая тот факт, что средний гражданин Кыргызстана уже сильно изменился, образован, информирован, хочет участвовать в принятии политических решений.



Поэтому вполне понятна готовность части населения поддерживать критические голоса оппозиции. И сколько бы не обвиняли оппозицию - лидеров коалиции "За реформы" - в стремлении захватить власть посредством организации митингов, в том числе 2-9 ноября, руководство страны дает предостаточно поводов для недовольства и критики, не проводя решительных положительных изменений в стране.



События ноября этого года были продолжением митингов, проведенных членами Коалиции "За реформы" еще весной 2006 года. На всех этих митингах лидеры Коалиции не только критиковали тех, кто находится у власти, но и выдвигали конкретные политические и экономические требования по решению наиболее важных проблем страны. Это является свидетельством роста политических элит, которые переросли от харизматической к рационально-правовой легитимации власти, то есть агитировали не в пользу или против отдельных лидеров или кланов, а за определенные идеи.



Кроме того, оппозиция сама состояла из представителей совершенно разных северных и южных регионов, и все их митинги не носили регионального характера. Разделение на север и юг больше характерно для окружения президента Бакиева.



Результаты соглашений, к которым пришли стороны, - конституционные реформы были только лишь одним из требований оппозиции - следует заметить, что оппозиция сильно уступила, или мало чего добилась в результате ноябрьского противостояния. Практически почти все вопросы, решения которых добивалась оппозиция, остались нерешенными, поэтому потенциал для последующего кризиса сохраняется.



А официальные власти, осознавая это, не расслабляются, но преследование оппозиционных лидеров (о необходимости наказания которых делаются намеки) скорее приведет к эскалации напряжения, а не к запугиванию общества. Накопившиеся проблемы требуют модернизации государства и возвращение его в правовое русло.



А новые власти этого сделать просто не могут в силу отсутствия политической воли, компетентности и, давно уже, социального капитала. Оппозиция же демонстрирует готовность к решениям, но ей не хватает последовательности и компетентности для отшлифовывания и проведения своих идей.



Но, несмотря на все это, официальные и неофициальные политические элиты Кыргызстана потихоньку выдерживают испытание суверенитетом и демократией, не скатываясь в пропасть гражданской войны и кровопролития, ценя жизни и благополучие своих граждан, демонстрируя ответственность за сохранение мира.



Гульнара Искакова

К.ю.н., LLM, доцент Американского университета в Центральной Азии