Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кыргызстан: активизация усилий для вступления в Таможенный союз

Подготовка к членству как многоходовая внешнеполитическая комбинация на фоне не афишируемой внутриполитической борьбы
By Pavel Dyatlenko

В настоящее время Кыргызстан и страны Таможенного союза проводят раунд за раундом политические переговоры на разном уровне по заявленному еще в 2011 году вступлению республики в это наднациональное объединение.

22-23 апреля в Москве прошло очередное заседание межправительственной кыргызско-российской комиссии, на котором делегацию Кыргызстана представлял премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев.

До этого, 29 марта в государственной резиденции «Ала Арча» прошла международная конференция, в которой приняли участие президент КР Алмазбек Атамбаев и первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов. 5 апреля в Ташкенте в ходе заседания Совета министров иностранных дел СНГ состоялась двусторонние переговоры глав МИД России и Кыргызстана – Сергея Лаврова и Эрлана Абдылдаева.

Несмотря на идущие в течение достаточно длительного периода постоянные переговоры разного уровня и формата, активное обсуждение в информационном пространстве Кыргызстан еще не вступил в Таможенный союз.

Пока правящая элита Кыргызстана не предпринимает видимых экстренных решений и активных действий по вхождению в Таможенный союз.

Такую позицию можно объяснить стечением целого ряда разнообразных факторов, таких как то, что правящая элита не имеет долгосрочного видения развития КР (недавно принятая Национальная стратегия устойчивого развития КР рассчитана только на ближайшие пять лет, до 2017 года включительно), проводит политику экстренного реагирования на текущие проблемы (вместо стратегической, т.е. политики и чиновники оперируют временным периодом не более двух – трех лет, без серьезного временного горизонта планирования), необходимостью принятия консенсусного решения несколькими центрами силы (переход к парламентской форме правления привел к их формированию, что связано с доминированием в политическом пространстве республики кланов).

Кроме того, в стране наблюдается очередное обострение внутриполитической ситуации (в течение весны республика пережила ряд митингов в разных регионах, что парализовало работу местных и центральных властей), жесткое негласное противостояние незаинтересованных в интеграции кланов (в республике власть и собственность сосредоточена в руках небольшой социальной прослойки, сгруппированной по клановому принципу, т.е., в КР не сложились отдельные «политический класс» и бизнес-сообщество, а среди тех, кто должен принимать и реализовывать решение об интеграции есть и силы, которые понесут от этого прямые убытки) и углубляющийся экономический кризис.

Расширение участников Таможенного союза за счет Кыргызстана и Таджикистана выгодно и союзу и названным республикам. Для ТС это расширение означает обоснование и ускорение его планируемой на среднесрочную перспективу трансформации в Евразийский союз, ослабление позиций Китая в ЦА и расширение контролируемой ТС границы с Китаем.

Вопрос вступления Кыргызстана в ТС выходит далеко за рамки отношений между республикой и странами ТС, и касается стратегических интересов большого количества внешних партнеров. В том числе, и по этой причине в информационном пространстве идет активная дискуссия по данному вопросу, на что реагируют политические кланы кыргызстанской элиты.

Интеграция КР в ТС – это пакетная сделка с поэтапной реализацией. Вступление Кыргызстана в Таможенный союз – это длительный и сложный процесс, который можно ускорить только при активизации деятельности обеих сторон. При этом интеграция является безальтернативной возможностью сохранения и развития Кыргызстана, сокращения растущей зависимости от китайской экономики.

Вопрос интеграции КР в ТС являются одним из важнейших в существующем формате отношений Кыргызстана и России. В настоящее время российская сторона поддерживает республику рядом жизненно важных экономических и политических стимулов.

Ускорить идущие переговоры и процесс реальной интеграции может приближение проблемы 2014 года для постсоветской Центральной Азии – уход большинства американских войск из Афганистана и связанные с этим долгосрочные негативные последствия.

Страх за сохранение своих государств и собственного положения заставит политические элиты умерить свои политические амбиции, непропорциональные ресурсам и влиянию, и пойти на быструю интеграцию. В первую очередь, это касается Кыргызстана и Таджикистана – наиболее слабых государств региона, предельно зависящих от своих внешних партнеров.

Павел Дятленко, кандидат исторических наук, эксперт аналитического центра «Полис Азия»