Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Карабахские беженцы близки к получению компенсации

Несмотря на победу в Европейском суде по правам человека, политический тупик, скорее всего, окажет влияние на процесс выплаты компенсаций семьям, перемещенных вследствие войны.
By Lilit Arakelyan, Nurgul Novruz
  • Mountain scene in Mardakert, Nagorny Karabakh. (Photo: Gayane Mirzoyan)
    Mountain scene in Mardakert, Nagorny Karabakh. (Photo: Gayane Mirzoyan)

В июне этого года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес знаковое постановление в пользу перемещенных лиц с обеих сторон конфликта в Нагорном Карабахе. Однако чиновники в Ереване и Баку пока не поясняют, как они будут выплачивать компенсации истцам, которые из-за конфликта были вынуждены оставить свои дома и имущество.

16 июня ЕСПЧ вынес решения по двум искам Саркисян против Азербайджана и Чирагов и другие против Армении, которые были поданы почти десять лет назад. Эти дела служат примерами бедственного положения многих жителей обеих сторон конфликта.

Согласно постановлению суда, оба государства должны выплатить компенсации людям, перемещенных с территорий, находящихся под их контролем. Для этого правительства Азербайджана и Армении должны создать механизмы по восстановлению имущественных прав и выплате компенсации. Эти постановления повлияют на решения по более, чем 1000 исков, поданных в ЕСПЧ армянскими и азербайджанскими вынужденными переселенцами.

Несмотря на то, что согласно решению ЕСПЧ, обе страны должны разработать механизмы для компенсации в течение одного года, эксперты предупреждают, что из-за неразрешенности конфликта эти временные рамки являются нереальными.

После того, как армяне, проживающие в Нагорном Карабахе, потребовали отделения от Азербайджана под конец существования советской эры, началась война, которая завершилась в 1994 году заключением соглашения о прекращении огня, а мирный договор подписан не был. С тех пор Карабах и прилегающие к нему территории управляются армянской администрацией, которая проводит выборы и требует независимости. Требование Карабаха о присвоении суверенного статуса не было признано ни одной страной.

Азербайджан отказывается от диалога с руководством Карабаха и переговоры при посредничестве ОБСЕ проходят только между Азербайджаном и Арменией. Они не принесли значительного результата, поскольку взгляды сторон на будущее Карабаха являются фундаментально противоположными – независимость против реинтеграции. Поэтому им сложно обсуждать даже такие предварительные вопросы как возвращение беженцев и реституция.

В обоих делах, по которым было вынесено постановление, ЕСПЧ требует предпринять меры от правительств Азербайджана и Армении, но не от властей Карабаха.

По словам директора азербайджанской НПО Эльдара Зейналова: «Суд дал ясно понять, что именно Армения и Азербайджан несут ответственность за все проблемы, которые беженцы с обеих сторон подняли в Страсбурге».

 «Я не думаю, что беженцы получат деньги через год. Это будет долгий процесс, –сказала IWPR исполнительный директор НПО Против правового произвола Лариса Алавердян. – Также не имеет значения, примут ли стороны решение сообща или по отдельности. Вопрос лежит в иной плоскости. Обе стороны должны сначала принять решение о форме компенсации: будет ли она денежной или в виде обмена имуществом, или в качестве возвращения их на прежнее место жительства».

Минас Саргсян подал иск в ЕСПЧ против Азербайджана в 2006 году. Основанием для иска стало то, что в 1992 году по причине военных действий он был вынужден оставить свой дом селе Гюлистан Шаумяновского района. Минас Саргсян скончался в 2009 и его правопреемником стал сын Владимир. По его словам, отец всегда мечтал вернуться в Гюлистан.

«Мой отец хотел бороться, именно поэтому обратился в суд, – сказал Владимир Сарсгян . –Гюлистан – означает страна роз, это была очень красивая и богатая деревня. Как и у всех, у нас был дом, скот, сад. Я не знаю, каким образом будет выплачена компенсация, но меня радует то, что мы победили».

Подобная формулировка использована и в иске Чирагов и другие против Армении, поданном гражданами Азербайджана, которые в 1992 году были вынуждены оставить свои дома и имущество в Лачинском районе. Благодаря своему расположению между Арменией и Карабахом, Лачин был ключевым стратегическим пунктом.

Эксперт по международному праву и армянский правозащитник Ара Казарян сказал IWPR, что судебные акты по обоим делам должны будут быть переданы в Комитет Министров Европейского Совета, который следит за исполнением судебных решений ЕСПЧ.

«Между Арменией и Азербайджаном должен начаться диалог при посредничестве комитета министров. Армения и Азербайджан должны представить, как каждый из них представляет восстановление имущественных прав и механизмы выплаты компенсации как по этим двум, так и по всем остальным 1000 делам», – сказал Казарян.

С Азербайджанской стороны в ЕСПЧ поданы еще около 600 исков, а с армянской – 400.

Правозащитники согласны с тем, что решение ЕСПЧ стало прецедентом для создания системы по реституции имущества.

Препятствием является отсутствие продвижения в мирном процессе по Карабаху. Армения и Азербайджан формально все еще находятся в состоянии войны, и решение гуманитарных вопросов таких, как права собственности и возвращение перемещенных лиц переплетаются с главной темой, касающейся того, что происходит с самом Карабаха – де-юре независимость, восстановление азербайджанского правления или что-то ещe. A ряд районов вокруг Карабаха, включая Лачин, после 1994 года тоже оказались под армянским контролем, а проживающие там азербайджанцы и курды, во время конфликта, были вынуждены бежать. Предположительно на каком-то этапе мирного процесса эти области должны быть возвращены Азербайджану, независимо от того, каким будет будущее самого Карабаха. Но никто не знает, когда это может произойти и произойдет ли вообще.

Сразу после публикации вердикта ЕСПЧ министр иностранных дел Эдвард Налбандян 18 июня заявил прессе, что: «вопросы, связанные с возвращением беженцев и перемещенных лиц являются составной частью переговорного процесса, они смогут быть решены в результате комплексного урегулирования проблемы».

Налбандян заявил, что дело Чирагов и другие против Армении не может иметь последствий для переговорного процесса по разрeшению Карабахского конфликта : «ЕСПЧ подчеркивает, что его решение не относится к урегулированию конфликта», - отметил он.

Эксперты с обеих сторон согласны с тем, что урегулирование вопросов, касающихся беженцев, в том числе и выплата компенсации, вероятно, будет сорвано из-за отстутсвия действий для решения самого конфликта

«Конечно же, это связано и с политикой, – сказал Казарян. – Естественно, будет предложено создать существенные механизмы, для того, чтобы беженцы вернулись, смогли беспрепятственно пользоваться своим имуществом, получили компенсацию в надлежащем размере, однако ясно, что пока вопрос Нагорного Карабах не решится в политической плоскости, всего этого не произойдет».

Председатель парламентской комиссии по государственно-правовым вопросам, депутат правящей партии РПА Ованнес Саакян также отметил сложность отделение данных судебных дел от Карабахского конфликта в целом.

«Если рассмотреть лишь правовой аспект вопроса, решения ЕСПЧ окончательны и подележат исполнению. Однако мне не хотелось бы рассматривать его лишь в правовой плоскости, поскольку здесь если множество компонентов, в том числе и политическая составляющая», – сказал Саакян IWPR.

Директор общества гуманитарных исследований из Азербайджана Аваз Гасанов считает, что постановления ЕСПЧ являются «напоминанием» для обоих правительств об острой необходимости возобновления мирного процесса.

«Эти дела на протяжении длительного времени находились в ЕСПЧ на рассмотрении. Постановления были вынесены именно тогда, когда обе стороны в наибольшей степени дистанцировались от разрешения конфликта и начали больше говорить о войне, – сказал он. – Очевидно, что стороны не намерены выплачивать компенсации истцам».

Если судебные постановления по делам Саргсяна и Чирагова создали прецедент для истцов вынужденно перемещенных в результате боевых действий в Нагорном Карабахе и прилегающих к нему территориях в начале 90-х годов прошлого века, то они не могут дать надежды армянам, которые покинули Азербайджан и азербайджанцам, которые покинули Армению. Члены двух этих меньшинств были вынуждены бежать в массовом порядке с ростом напряженности и насилия как до, так и во время конфликта. Они тоже оставили свои дома и имущество.

Зейналов сомневается, что эти две группы беженцев смогут воспользоваться делами ЕСПЧ в качестве прецедента.

«Подобные иски от армянских беженцев из Баку и азербайджанских беженцев из Армении не могут завершиться успехом, – сказал он. – Помимо всего прочего их имущество уже было передано [обоими] государствами новым владельцам. Это произошло еще до вступления в силу конвенции [ЕСПЧ] и это не было своевременно обжаловано в национальных судах».

 «Относительно вынужденных переселенцев из Карабаха дела обстоят проще», – добавил он, пояснив, что поскольку его требование о суверенитете не признано, то информация о владельцах имущества должно быть получена из документов советской эпохи, а последующие заявления о праве собственности со стороны новых жильцов не имеют правовой силы.

В Армении, Алавердян утверждает, что присвоение имущества , оставленного покинувшими страну беженцами, по-прежнему является острой проблемой с точки зрения международного права. Права пострадавших защищает Европейская конвенция по правам человека, которая лежит в основе решения Страсбургского суда.

Элеонора Асатрян является координатором сети гражданского общества Беженцы и международное право, которая защищает права армян, вынужденных бежать из Азербайджана. Она отмечает, что на рассмотрении ЕСПЧ нет исков от более чем полумиллиона армян, бежавших из Азербайджана в 1988-1990 годах.

«Решение ЕСПЧ содержит разнообразную информацию, но нет ни слoва об этнических чистках в Сумгаите, Баку, Кировабаде и других населенных пунктах Азербайджанской ССР, в результате которых более 500 тысяч человек стали беженцами. Согласно решению ЕСПЧ, вооруженный конфликт начался в 1988 году, несмотря на то, что иски относятся лишь к 1992 году», – продолжила она.

Несмотря на это Алавердян стремится подчеркнуть значение постановлений, которые требуют от правительств взять на себя обязательства по их выполнению.

«Роль ЕСПЧ настолько высока, что на принятие решений не влияет то, насколько напряженными являются отношения между государствами и ведется между ними война или нет, – сказала она. – Решения принимаются, основываясь на убеждении, что государства имеют свои обязательства по отношению к гражданскому населению и должны осуществлять их».

Председатель Азербайджанского комитета Хельсинской гражданской ассамблеи Арзу Абдуллаева надеется, что постановления ЕСПЧ будут способствовать урегулированию конфликта.

«Очень хорошо то, что иски были поданы с обеих сторон. Рассмотрение этих исков в ЕСПЧ повиляет на глобальную осведомленность по карабахскому вопросу. Увеличение числа подобных исков будет играть образовательную роль. Я считаю, что такие иски будут способствовать мирному урегулированию конфликта, – сказала она. – Самым важным является то, что между двумя народами прекратится вражда».

Лилит Аракелян, независимый журналист в Армении. Нургюл Новруз, псевдоним азербайджанского журналиста.