Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Казахстан: призыв к ужесточению наказания за "кражу" невест

По словам депутата, «традиционное» умыкание требует более жестких методов борьбы.
By Gaziza Baituova
  • Светлана Романовская добивается ужесточения законодательства в отношении принудительного брака. (Фото любезно предоставила С. Романовская)
    Светлана Романовская добивается ужесточения законодательства в отношении принудительного брака. (Фото любезно предоставила С. Романовская)
  • Айнуру Алтыбаева, кыргызский политик, чей закон был успешно принят в 2013 году. (Фото любезно предоставила А. Алтыбаева)
    Айнуру Алтыбаева, кыргызский политик, чей закон был успешно принят в 2013 году. (Фото любезно предоставила А. Алтыбаева)

Предложение об ужесточении законодательства в отношении практики «похищения невесты» в Казахстане возобновило дебаты о практике, которую оказалось нелегко остановить.

Депутат Светлана Романовская от правящей партии «Нур Отан» хочет видеть более жесткие меры по внесению случаев похищения с целью принудительного вступления в брак в разряд противозаконных.

Обычно женщину хватают на улице мужчины, являющиеся родственниками потенциального жениха – которым может оказаться совершенно незнакомый человек – отвозят ее насильно к нему домой, и удерживают ее там против ее воли до тех пор, пока она не согласится выйти за него замуж. Страх позора часто приводит ее собственную семью к согласию на брак по принуждению.

Нарушители оправдывают такие нападения тем, что они являются частью давно устоявшейся казахской традиции. На самом же деле старая традиция заключалась в том, что такие похищения часто происходили по взаимному согласию невесты, жениха и его семьи, в случае если родители девушки не соглашались на свадьбу или жених не мог себе позволить выплатить им традиционный калым.

В случае принятия поправок Романовской в уголовный кодекс, они дадут право полиции возбуждать дело независимо от того, подала ли жертва или кто-либо другой официальное заявление. Также поправка будет классифицировать воровство невесты как отдельное нарушение в уголовном кодексе. В настоящее время за умыкание привлекают к уголовной ответственности и приговаривают к сроку до семи лет.

Выступая на парламентской сессии 23 января, на которой обсуждался новый уголовный кодекс, Романовская предложила, чтобы наказание за случаи с участием несовершеннолетних было особенно строгим.В большинстве случаев страдают девочки в возрасте 15-18 лет. По словам Романовской, это «ломает жизнь» девушек, лишает их доступа к образованию и часто приводит к ранней беременности.

Она утверждает, что принуждение несовершеннолетней девушки к браку должно рассматриваться как сексуальное насилие над несовершеннолетним. Законный возраст для вступления в брак – 18 лет. В соответствии с казахским законодательством, принуждение человека младше 14 лет к половому акту наказывается 15-20 годами тюрьмы.

По словам Романовской, текущее законодательство не работает. Жертвы часто боятся возмездия, если обратятся с заявлением, а некоторые семьи урегулируют дела по похищению невесты самостоятельно, соглашаясь на компенсацию.

Она указала на соседний Кыргызстан – страну, в которой так же случается умыкание невесты – который установил положительный прецедент в прошлом году, благодаря новому законодательству, которое сократило количество случаев.

Кыргызское законодательство, результат длительного лоббирования политика Айнуру Алтыбаевой, предусматривает срок до семи лет вместо предыдущих трех лет за кражу невесты и принудительный брак. Если жертва младше 17, то максимальный срок составляет теперь десять лет. (См. Кыргызский политик добилась принятия закона против похищения невест.)

Несмотря на то, что официальное и общественное мнение в Казахстане против практики похищения невест, оно еще не переросло в эффективные меры по прекращению данной практики. Семьи участвующих в краже мужчин часто не считают это преступлением, а полиция на месте смотрит сквозь пальцы, в частности, в южных районах Казахстана, в которых преобладают устойчивые консервативные ценности.

За предложением Романовской последовала волна общественного негодования материалом со случаем похищения невесты на юге Казахстана, которое было записано на мобильный телефон. Материал был опубликован в ноябре на странице в Facebook мужчины, который заявляет, что был свидетелем этого случая.

Фильм начинается со сцены возмущения, снятой в темноте. Слышны крики девушки и обсуждение среди молодых похитителей по дороге домой к мужчине, который хочет жениться на ней.

Когда она приходит, жертву передают родственницам мужчины, и они пытаются накрыть ей голову платком, что символизирует статус замужней женщины. Если жертва сопротивляется, ее толкают, тянут, дают пощечины и кричат на нее.

Пользователь на Facebook, опубликовавший это видео, написал, что женщина осталась в этой семье и впоследствии родила ребенка.

18-летняя Айман из села Жамбылской области на юге страны рассказала IWPR, как она прошла через такой же опыт.

«Несколько парней запихнули меня в машину и привезли домой к свекрови. О том, кто из них мой муж, я узнала только по прибытию, когда на мою голову накинули платок, - говорит она. - Я, конечно, пыталась вырваться, но меня заперли в комнате. В ту же ночь муж меня изнасиловал».

Айман впала в отчаяние, когда ее родители приехали к семье мужа и вместо того, чтобы спасти ее, велели ей остаться, чтобы не опозорить ее семью.
В то время она не понимала что то, что случилось, было преступлением, наказуемым длительным тюремным сроком, но теперь она хочет видеть, как действует местная полиция.

«Уверена, если бы в каждом селе хотя бы по одному похитителю невест реально посадили бы в тюрьму… количество сломленных женских судеб в разы сократилось бы», - говорит она.

По словам Айман, в городах женщинам легче вырваться из такого брака, так как они могут найти работу и жилье и убежать от общественного влияния. Но «на селе все у всех на виду, да и работы нет».

Насчет собственной ситуации она говорит: «Не знаю, что делать дальше».

Некоторые люди в сельской местности до сих пор придерживаются мнения о допустимости похищения девушки и принуждения ее к браку.

Для 70-летней Зейллухи Хамитовой, жительницы Таласского района Жамбылской области, важно только рождение детей для продолжения семейного рода.

«Сомневаюсь, что ужесточение наказания искоренит эту традицию, потому что подавляющее большинство сельского населения воспринимают похищение как нормальное явление», - говорит она в интервью IWPR.

Айида Кожамуратова, представитель Генеральной прокуратуры, говорит, что предложение Романовской обсуждается в Комитете Мажилиса по законодательству и будет обсуждаться еще, когда уголовный кодекс будет проходить второе чтение.

Поскольку прокуратура не сопоставляла данные по краже невест как отдельного нарушения, Кожамуратова сказала: «полагаем, что в стране, провозгласившей себя правовым государством, следование традициям, которые сопровождаются насилием и принуждением, является, по меньшей мере, неприемлемым».

Газиза Байтуова – контрибьютор IWPR в Казахстане.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >