Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Казахстан: партии есть, плюрализма нет

Помимо президентской партии «Нур Отан» в парламент теперь входят еще две дружественные режиму партии.
By Almaz Rysaliev
  • Партия президента Назарбаева «Нур Отан» остается доминирующей. (Фото: Серик Ковланбаев)
    Партия президента Назарбаева «Нур Отан» остается доминирующей. (Фото: Серик Ковланбаев)

Партия Нурсултана Назарбаева «Нур Отан» больше не одна в парламенте Казахстана – после выборов 15 января в законодательный орган входят еще и партия «Ак Жол» и Коммунистическая народная партия Казахстана. При этом «Нур Отан» победила на выборах с результатом в 81% голосов, и ни одна из новых партий не в силах поколебать доминирующее положение пропрезидентской команды.

Согласно предварительным результатам, «Ак Жол» и Коммунистическая народная партия Казахстана получили 7,5 и 7,2 процента голосов соответственно, чего достаточно для получения ими нескольких мест в «Мажилисе» - нижней палате парламента. Власти назвали их победу шагом на пути к плюрализму.

Единственная оппозиционная партия, которая смогла принять участие в выборах, Общенациональная социал-демократическая партия Казахстана «Азат», не смогла преодолеть порог, набрав лишь 1,6 процента голосов избирателей.

Другие оппозиционные группы в голосовании не участвовали. Оппозиционная Коммунистическая партия Казахстана (не путать с партией, прошедшей в парламент) временно приостановила свою деятельность, а оппозиционная партия «Алга» даже не смогла зарегистрироваться как партия.

Экологическая партия «Руханият» выбыла из гонки по техническим причинам.

В своей оценке, данной после выборов, наблюдатели из Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) заявили, что власти Казахстана «не предоставили необходимых условий для проведения действительно плюралистических выборов».

Нескольким политическим партиям не дали принять участие в выборах; наблюдались обширные ограничения на право кандидатов участвовать в выборах, ограничения на проведение общественных дебатов, а СМИ работали в обстановке, охарактеризованной как самоцензура, говорится в заявлении ОБСЕ.

Глава миссии ОБСЕ по наблюдению за выборами Жоао Соареш сказал, что, если руководство Казахстана всерьез намеревалось допустить в парламент больше партий, то «страна должна была допустить больше по-настоящему оппозиционных партий для участия в выборах».

IWPR попросил алматинского политолога Талгата Исмагамбетова прокомментировать, действительно ли власти были вынуждены активнее использовать так называемый административный ресурс для обеспечения желаемого результата вследствие беспорядков на западе Казахстана в декабре прошлого года. 16 декабря полиция открыла огонь по демонстрантам в городе нефтяников Жанаозене, в результате чего погибли 16 человек.

Талгат Исмагамбетов: Я думаю, что административный ресурс не играл ключевой роли в нынешних выборах, и вот почему.

По большому счету настоящей альтернативой партии «Нур Отан» могла быть ОСДП «Азат», но так и не стала. Не было новаторской программы. Имеет место личностный фактор. Ее сопредседатель Жармахан Туякбай повторил ошибку 2005 года, когда перед президентскими выборами он оттолкнул существенную часть электората, не сказав на дебатах ни слова на русском языке. В этом году [во время телевизионных дебатов 12 января] он запинался и вообще чувствовал себя не очень уверенно.

В прошлом году ожидалось, что партия «Руханият» сможет стать экологической альтернативой президентской команде. Но накануне парламентских выборов выяснилось, что «зеленые» не просто «зеленые». Отличительной чертой так называемых «зеленых» из «Руханията» было решительное несогласие с интеграционными процессами, которые мы сегодня наблюдаем – Таможенным союзом, идеей Единого экономического пространства. Однако «Руханият» не предоставила электорату четкой программы по экологическому развитию, не оправдав тем самым свою основную миссию.

Мало кто показал себя. Поэтому люди проголосовали за «привычные» партии, чтобы просто не было хуже.

За партию «Ак Жол» электорат голосовал, исходя из своих неактуальных знаний о демократическом «Ак Жоле» 2002–2004 годов, когда партия еще не была лояльной к власти, как сейчас. Имели место также активная избирательная кампания и тезисы о защите предпринимательства.

А народные коммунисты из Коммунистической народной партии Казахстана (не путать с недопущенной к выборам по решению суда Компартией Казахстана) очень грамотно поставили свою избирательную кампанию. Они четко знали свой электорат, свои регионы и правильно сформулировали свои лозунги. Тот же Владислав Косарев выдержал дебаты и неплохо выступил.

IWPR: Выдвигались версии, что партии «Ак Жол» дали пропуск в парламент не только для для того, чтобы в парламенте было больше партий, но и для того, чтобы использовать ее как политический механизм для политической раскрутки Тимура Кулибаева в качестве потенциального преемника. Как Вы прокомментируете это?

Исмагамбетов: Это маловероятно. У власти уже был печальный опыт с партией «Асар». Это нехорошо, когда нормальная политическая конкуренция переносится в семейный круг. Этот опыт в 2006 году был прекращен.

IWPR: В чем тогда предназначение «Ак Жола»?

Исмагамбетов: Вначале предполагалось, что нужна вторая партия в парламенте. На эту роль шли опробованные несколько партий. Почему выбрали «Ак Жол»? За ним шел шлейф электоральной поддержки как за той партией 2002–2004 годов. Во-вторых, смена руководства сделала ситуацию более выигрышной для власти, и партия стала лояльной для политического истеблишмента.

IWPR: С «Ак Жолом» понятно. А почему именно коммунистам открыли двери в парламент?

Исмагамбетов: Как ни странно, коммунисты тоже заручились относительно серьезной поддержкой электората. В своих лозунгах они сделали упор на социальную справедливость, в чем так нуждается сегодняшнее общество. А социальная справедливость – это не только пенсионеры, но и трудовые споры, состояние кадров, экономические, правовые аспекты. Те же дольщики. Специалисты, не сумевшие реализовать себя из-за клановости, родственных и прочих связей, в то время как их менее талантливые коллеги продвигались по служебной лестнице благодаря знакомствам.

Взрывы на западе Казахстана, в Таразе дали понять властям, что в условиях имеющихся свобод запрос на справедливость может быть перехвачен другими силами – исламистами. Поэтому, решили, что лучше пусть это будут коммунисты.

IWPR: Чего ожидать от новых народных избранников?

Исмагамбетов: Пока известно только какие партии прошли. Еще предстоит узнать точное количество мандатов. Мы пока не знаем персон, которым достанутся депутатские портфели. Сумеют ли акжоловцы и коммунисты в нынешних обстоятельствах найти поле для своей деятельности? Потому что, с одной стороны, от нынешнего парламента гораздо больше ожиданий, чем от прежнего малоэффективного состава. Новым депутатам придется много теребить, шевелить, инициировать. С другой стороны, когда у парламента нет контрольных функций – это ограничивает возможности. Сумеют ли они найти золотую середину, когда, несмотря на это, можно будет влиять на ситуацию? Я думаю, что, кроме всего прочего, на состояние, авторитет и полномочия будущего мажилиса будут влиять и возможные перемены в России, которая сейчас находится на распутье, когда ты должен либо заболтать народ, либо что-то реально изменить.

Интервью проводил Алмаз Рысалиев, редактор IWPR по Казахстану

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.