Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кавказ: последствия неудавшегося переворота в Турции

Эксперты взвешивают геополитические последствия и влияние последних событий на сферу безопасности.
By Samira Ahmedbeyli, Suren Deheryan, Giorgi Kupatadze
  • Встреча в университете Кавказ, на которой было объявлено имя нового ректора. Слева направо: бывший ректор Ахмед Санич, вице-президент ГНКАР Халиг Мамедов и настоящий ректор Эльмар Гасымов. (Фото: АПА)
    Встреча в университете Кавказ, на которой было объявлено имя нового ректора. Слева направо: бывший ректор Ахмед Санич, вице-президент ГНКАР Халиг Мамедов и настоящий ректор Эльмар Гасымов. (Фото: АПА)
  • Сотрудники телеканала ANS, собравшиеся перед своим офисом. (Фото: Гюльназ Ганбарли)
    Сотрудники телеканала ANS, собравшиеся перед своим офисом. (Фото: Гюльназ Ганбарли)

Неудавшаяся попытка военного переворота в Турции, совершенная 15 июля, вызвала серьезную обеспокоенность в соседнем Южно-Кавказском регионе.

Армения, Азербайджан и Грузия внимательно наблюдали за событиями в Турции – массовыми арестами, введением чрезвычайного положения и креном в сторону авторитаризма.

Власти Турции обвинили в организации путча, проживающего в США, исламского проповедника Фетуллаха Гюлена и потребовали его экстрадиции. Гюлен и его сторонники также ведут активную деятельность на Южном Кавказе, особенно в Азербайджане.

Тем временем, после того как в течение последних двух недель обострились взаимоотношения между Турцией и Соединенными Штатами, Анкара стала работать над восстановлением дружеских связей с Москвой.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 9 августа встретился в Санкт-Петербурге со своим коллегой Владимиром Путиным. Это – первая встреча двух лидеров после того, как в прошлом году Турция сбила над Сирией российский бомбардировщик Су-24.

Это может иметь геополитические последствия и отразиться на сфере безопасности для трех стран региона, особенно для прозападной Грузии.

По словам директора Фонда стратегических и международных исследований Грузии (GFSIS) Кахи Гоголашвили, происходящее может навредить демократии на Южном Кавказе, ослабить присутствие НАТО в Черноморском регионе и тем самым ослабить безопасность Грузии.

«Снижение уровня сотрудничества Турции с Западом и возможное налаживание отношений с Россией нанесет вред региону в целом», – сказал Гоголашвили IWPR.

У Азербайджана и Грузии тесные связи с Турцией и лидеры этих стран одними из первых выразили свою поддержку Эрдогану как избранному главе государства.

По сообщению помощника президента Али Гасанова, президент Азербайджана Ильхам Алиев жестко осудил попытку переворота и приветствовал действия Эрдогана по стабилизации ситуации в Турции.

«Президент Азербайджана Ильхам Алиев всю ночь с тревогой следил за событиями, происходящими в Турции, и был глубоко обеспокоен происходящими процессами», – сказал Гасанов информагентству Trend16 июля.

18 июля самый авторитарный лидер региона – Алиев разговаривал по телефону с Эрдоганом. Два дня спустя премьер-министр Грузии Гиорги Квирикашвли встретился с президентом Турции в Анкаре.

«ОДИН НАРОД, ДВЕ СТРАНЫ»

Из стран Южного Кавказа, у Турции самые тесные связи с Азербайджаном. Анкара первой  признала независимость Азербайджана в 1991 году и является решительным сторонником его территориальной целостности в нагорно-карабахском конфликте.

Оба народа принадлежат к тюркской группе с общими культурными и языковыми связями, на которых они выстраивают крепкое политическое, экономическое и военное партнерство. Их взаимоотношения часто описывают как «Один народ, две страны».

Более того все важные энергетические проекты, в которых участвует Азербайджан, проходят через территорию Турции. В результате этого Турция имеет сильное влияние на Азербайджан.

Движение Гюлена, которое управляет более 2 000 учебных заведений по всему миру, также нарастило значимое присутствие в Азербайджане с первых дней обретения им независимости. Но в 2014 году, по требованию Эрдогана, эти школы были закрыты, а Гюленовский университет Кавказ был передан Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР).

(Смотрите: Азербайджан закрывает школы Гюлена и Высокопоставленный азербайджанский чиновник уволен из-за внутренних распрей в Турции )

18 июля Совет телерадиовещания Азербайджана на месяц прекратил вещание независимого телеканала ANS, который планировал показать интервью с Гюленом. Официальным поводом назвали «предотвращение диверсии» и «пересечение открытой пропаганды терроризма».

Это произошло в тот день, когда состоялся телефонный разговор Эрдогана и Алиева.

На следующий день, 19 июля вице-президент ANS Миршахин Агаев созвал пресс-конференцию, на которой извинился перед турецким и азербайджанским народами и обратился к Алиеву с просьбой не закрывать канал.

Затем 20 июля министерство образования Азербайджана объявило о закрытии университета Кавказ.

Советник председателя Партии Мусават Азер Исмаил выразил тревогу в связи с последовательностью событий.

«Процесс еще только начался, в Азербайджане уже закрыли телеканал и университет, между прочим, самый лучший университет страны. Боюсь даже подумать, что может произойти дальше? Влияние Турции на Азербайджан тоже на виду. Думаю, ничего хорошего в перспективе нас не ждет», – сказал он.

МОСТ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ?

Грузию, так же как и Азербайджан, связывает с Турцией длительное политическое, военное и экономическое партнерство.

Грузия является транзитной страной для двух трубопроводов, проходящих из Азербайджана в Турцию – нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и Южно-кавказского газопровода, который еще называют трубопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум.

Она также участвует в строительстве железной дороги Карс-Ахалкалаки-Баку – регионального железнодорожного сообщения, соединяющего Турцию, Грузию и Азербайджан.

Более того в Грузии есть образовательные учреждения, связанные с Гюленом.

18 июля генеральный консул Турции в Батуми Ясин Темизкан распространил заявление, призвав грузинских родителей не водить детей в эти школы.

На следующий день, посол Турции в Грузии Левент Гумрукчу заявил, что заявление Темизкана было неправильно интерпретировано, хотя затем грузинские СМИ обнародовали полную запись заявления консула.

Однако один из главных вопросов, который волнует Тбилиси – это будущее отношений Турции с Россией с одной стороны и отношения Турции с Западными партнерами с другой.

«Турция была примером успешного светского государства для тюркоязычных стран, мостом между Западом и Востоком, – сказал Гоголашвили, и если мост обрушится, это отрицательно отразится не только на Кавказе, но и на Каспийском регионе и Центральной Азии. Может возрасти изоляция региона. Большинство международных проектов тут проходили через Турцию, которая была важным фактором их безопасности. Если снизится доверие к ней, снизится и ко всему региону».

«Большинство международных проектов тут проходили через Турцию, которая была важным фактором их безопасности, – продолжил он. – Если снизится доверие к ней, снизится и ко всему региону».

15 июля, в день совершения попытки переворота, министр обороны России Сергей Шойгу заявил о том, что кризис наподобие Сирийского может быть спровоцирован в любой стране особенно в постсоветских республиках Центральной Азии и Кавказа, тем самым вызвав обеспокоенность в регионе.

«В этих условиях Россия будет вынуждена адекватно реагировать на потенциальные угрозы», – заявил Шойгу, согласно государственному информационному агентству RussiaToday.

Президент  Клуба независимых экспертов Сосо Цискаришвили заявил, что эти комментарии подчеркнули значимость встречи президентов Турции и России.

«Поскольку мы увидели жесткую риторику в адрес США, можно предположить, что президент России бескрайне счастлив», – сказал он.

«Прямой угрозой является заявление Шойгу, что Россия воспринимает Южный Кавказ как потенциальную Сирию, фразеология не принадлежит Шойгу или [министру иностранных дел Сергею] Лаврову – ни один из них не делает таких заявлений, если на его столе не лежит текст из администрации президента», – сказал Цискаришвили IWPR.

ВРАЖДЕБНЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ

Отношения Армении и Турции осложнены из-за диспута о признании геноцида армян в Османской империи, а также отказом Армении ратифицировать Карский договор и поддержкой Турцией Азербайджана в Карабахском конфликте.

У двух стран нет дипломатических отношений, и общая граница была закрыта в 1993 году по инициативе Турции.

Официальные лица в Ереване воздержались от комментариев относительно последних событий в Турции.

Но 16 июля, Федеральная служба безопасности Российской Федерации, которая контролирует границу Армении с Турцией и Ираном, перешла на усиленный режим охраны 300-километрового армяно-турецкогоучастка.

Содержание около 4,5 тысячи российских пограничников в Армении обеспечивается правительствами России и Армении примерно поровну.

По словам политолога и президент центра Модус Вивенди в Ереване Ара Папяна, Армения не смогла дать адекватного ответа на события Турции.

«В первые дни не было никакой реакции, а после 17 июля, из-за внутренних проблем в самой Армении [вооруженный захват полицейского участка в Ереване, который привел к двухнедельному противостоянию], этот вопрос остался в тени», – сказал он IWPR.

Но Папян сказал, что события в Турции имеют важность для Армении, и могут иметь как положительное, так и негативное влияние.

«Положительным я назову то, что Азербайджан не чувствуя у себя в тылу Турции, стал более скромным в своих действиях на передовой. Хотя казалось, что Азербайджан должен был воспользоваться сложившейся в Ереване ситуацией», – сказал он.

«Негативно для нас то, что наблюдается турецко-российское сближение, и не случайными были все эти последние извинения Эрдогана Путину. А когда турки и русские находят общий язык, то это не во благо армянам», – пришел к заключению Папян.

По мнению Цискаришвили из Клуба независимых экспертов, единственным способом борьбы с возможными угрозами безопасности на Южном Кавказе является активизация трехстороннего сотрудничества.

«Грузия должна усилить свою роль для сохранения мира в регионе. Тема Карабаха должна на время отойти за кулисы, как бы сложно это не было для наших партнеров, так как мы можем потерять гораздо больше», – сказал он.

«Слова Шойгу указывают на то, что Россия может способствовать эскалации напряженности, чтобы затем, под видом миротворцев, ввести свое ´министерство нападения´ в регион», – сказал он, имея в виду министерство обороны России.

Хотя большинство наблюдателей согласно тем, что идея трехстороннего сотрудничества между Азербайджаном, Арменией и Грузией маловероятна. Это было бы непопулярно внутри самих стран и не выгодно России, с которой Азербайджан и, особенно, Армения, поддерживают стратегическое партнерство.

Самира Ахмедбейли, редактор IWPR в Азербайджане, Сурен Дегерян, редактор IWPR в Армении и Гиорги Купатадзе, редактор IWPR в Грузии.