Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Исторический визит способствует развитию узбекско-таджикских отношений

Визит лидера - последняя из целого ряда попыток по улучшению региональных отношений.
By Timur Toktonaliev
  • President of Uzbekistan, Shavkat Mirziyoyev (left) with Emomali Rakhmon, Tajik President. (Photo: Press service of President of Republic of Tajikistan)
    President of Uzbekistan, Shavkat Mirziyoyev (left) with Emomali Rakhmon, Tajik President. (Photo: Press service of President of Republic of Tajikistan)

Исторический визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Душанбе в этом месяце привел к существенным шагам по улучшению сотрудничества между Ташкентом и Душанбе.

Несмотря на наличие близких этнических и культурных связей между двумя странами, отношения между ними были напряженными после падения Советского союза. Предыдущий лидер Узбекистана Ислам Каримов был особенно враждебным и Мирзиёев стал первым узбекским лидером, посетившим Душанбе за 18 лет.

Мирзиёев, пришедший к власти через несколько месяцев после смерти своего предшественника в сентябре 2016 года, сделал улучшение внешних отношений центральным пунктом своей политики.

В сентябре прошлого года он совершил официальный визит в Бишкек, объявив о формальном пограничном соглашении, а также улучшении экономических связей.

(См. A Turning Point for Kyrgyz-Uzbek Relations?).

Во время своего визита в Таджикистан, который начался 9 марта, и в котором его сопровождали узбекские политики, бизнесмены и даже эстрадные звезды, он объявил о ряде резонансных соглашений.

Среди них были меры по облегчению туризма, такие как введение двустороннего безвизового режима до 30 дней и постепенное открытие всех 16 пропускных пунктов на границе Таджикистана и Узбекистана. В апреле прошлого года возобновилось авиасообщение между двумя странами.

В торжественной обстановке был возобновлен железнодорожный маршрут Галаба-Амузанг-Хошады, соединяющий южную Хатлонскую область Таджикистана с узбекской Сурхандарьинской областью.

По словам таджикских чиновников, по железной дороге в ближайшие годы грузы будут перевозиться до 5 млн. тонн ежегодно и она поможет улучшению экономического положения населения области, в которой живут около трех миллионов человек.

На совместной пресс-конференции Мирзиёев заявил, что «достигнутые сегодня исторические договоренности имеют огромное значение не только для наших народов, но и для всего региона».

Рахмон согласился с тем, что достигнутые во время визита договоренности «создают прочную основу для поэтапного вывода таджикско-узбекских отношений на качественно новый уровень».

«Сегодня мы решили практически все накопившиеся за последние более двадцати лет вопросы», - добавил он.

Политолог из Душанбе Парвиз Мулложанов говорит, что Мирзиёев совершил эту поездку в рамках своей стратегии по развитию внешних связей.

«При Каримове Узбекистан был фактически в изоляции – геополитической и экономической, и это было очень плохо для узбекской экономики. Сейчас идет нормализация отношений с соседями, и здесь не надо отдельно выделять Таджикистан», - считает он.

Двусторонние экономические связи также были особо отмечены во время визита. Торговля между двумя странами постепенно выросла с конца 2016 года и теперь оценивается в 120 миллионов долларов США, по данным Министерства промышленности Таджикистана.

Рахмон сказал во время визита, что надеется, что двусторонняя торговля может достичь 500 миллионов долларов в год.

Во время визита Мирзиёева была проведена торговая выставка в Душанбе, на которой были представлены 100 узбекских предприятий в сфере сельского хозяйства, строительства и легкой промышленности.

Ташкент пообещал выделить 100 миллионов долларов на развитие совместных узбекско-таджикских предприятий, хотя эксперт из Душанбе Парвиз Мулложанов сомневается, что от этого таджикские предприниматели могут получить какую-либо существенную выгоду, и отмечает, что экономика особенно уязвима перед дешевым импортом.

Таджикская экономика менее диверсифицированная, чем узбекская, и экспорт состоит, в основном, из необработанной продукции тяжелой промышленности и сельскохозяйственной продукции.  Со своей стороны Узбекистан уже возобновил продажу товаров, в том числе автомобилей, бытовой и промышленной техники, а также товаров пищевой промышленности в Таджикистан.

«Должен стоять вопрос, как защитить и поддержать предпринимателей пищевой, легкой промышленности и тех производств, которые должны быть при индустриализации, - сказал Мулложанов. - Узбекистан на первых порах может снизить цены на свои товары, чтобы выбить местных конкурентов, для Таджикистана и его экономики это может быть очень опасно».

Другим обсуждаемым вопросом стала вода. В Центральной Азии, Кыргызстан и Таджикистан, обладающие основными водными ресурсами, давно хотели развивать гидроэнергетические сооружения. Это беспокоит страны, находящиеся вниз по течению – Узбекистан, Казахстан и Туркменистан – которые боятся, что потеряют важные ирригационные ресурсы.

Из-за сильной зависимости Узбекистана от хлопчатобумажной промышленности, Каримов выступал против попыток Кыргызстана и Таджикистана развивать гидроэнергетические ресурсы, а в 2014 году даже предупредил, что из-за воды в Центральной Азии может возникнуть война.

Мирзиёев взял другой курс. После визита в Бишкек в прошлом году, он даже заявил, что две страны могут сотрудничать по проекту полномасштабной ГЭС Камбарата, которую Кыргызстан планирует построить на реке Нарын, против которой раньше Ташкент выступал, и которая могла нарушить водное обеспечение, важное для сельскохозяйственного сектора.

В прошлом месяце в Душанбе Рахмон сообщил на совместной пресс-конференции о том, что приветствует поддержку Узбекистана по вопросу развития гидроэнергетических сооружений в Таджикистане.

Среди таких сооружений имеется и Рогунская ГЭС, гигантский гидроэнергетический проект, который мог бы решить энергетические проблемы Таджикистана одним махом, но в которой будут использоваться огромные запасы воды, что потенциально может лишить Узбекистан и другие страны Центральной Азии ирригационной воды.

Лидер Таджикистана заявил, что «мы были едины во мнении, что существующие и строящиеся гидроэнергетические сооружения будут способствовать решению водно-энергетических проблем региона», добавив, «хотел бы отметить, что я неоднократно с самых высоких  трибун, в том числе ООН, а также в своих посланиях Парламенту страны заявлял о том, что Таджикистан не создавал проблем для соседей в части водопользования и не собирается делать этого в будущем».

«Мы никогда и никоим образом не оставим своих соседей без воды».

Политолог из Ташкента Фарход Толипов говорит, что Таджикистан уже возобновил строительство Рогунской ГЭС еще в сентябре 2016 года, без консультаций  с Узбекистаном.

«Узбекская сторона не стала обострять этот вопрос. То, что не было реакции со стороны Узбекистана не говорит о том, что проблемы сняты. Это еще сложный вопрос», - сказал Толипов, хотя и не исключает идею сотрудничества.

Он отметил, что Узбекистан принял стратегическое решение о выращивании сельхозкультур, требующих меньше воды, и о модернизации собственной ирригационной системы.

«При Мирзиёеве Узбекистан немного модифицировал свое видение выращивания хлопка. При Каримове сельхозпродукция держалась на хлопке, и было принято решение, что плантации хлопка будут значительно сокращены, и вместо хлопка освобожденные площади будут занимать фрукты и овощи, что означает, что для них нужно использовать меньше воды в оросительных целях», - сказал он.

Но политолог не исключает дальнейшего сотрудничества, добавив, «если на данном этапе отношения стали улучшаться, я не исключаю совместное участие двух государств в строительстве объекта».