Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ДЕТСКАЯ ПРОСТИТУЦИЯ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Как стало известно IWPR в ходе журналистского расследования, в странах Центральной Азии зачастую на «панели» оказываются 11-летние девочки. Нередки случаи, когда девочек подросткового возраста вывозят в государства Персидского залива.
By Michael Farquhar

«Мне 15 лет. Полтора года назад мать мне заявила: «Я тебя растила, кормила, одевала. Теперь я без работы, и твоя очередь меня кормить. Раз ничего не умеешь делать – зарабатывай собой».


Алматинка Карлыгаш – одна многих молодых девушек, с которыми удалось побеседовать IWPR в ходе расследования, посвященного проблемам подростковой проституции в Центральной Азии. Как выяснили корреспонденты IWPR, в этом регионе процветает индустрия сексуальной эксплуатации подростков – как девочек, так и мальчиков, хотя последних среди малолетних секс-работников встречается значительно реже.


Сутенеры вовлекают малолетних в проституцию обманным путем, но порой сами родители, оставшись без средств к существованию, продают или сдают собственных детей «напрокат», после чего некоторые из них оказываются за границей или в качестве проституток, или в числе жен богатых заказчиков.


Большинство молодых секс-работниц происходят из неблагополучных и бедных семей, где нередко подвергались физическому и сексуальному насилию со стороны взрослых. В регионе, пережившем после распада СССР колоссальные перемены и невзгоды, практически не осталось социальной инфраструктуры, способной эффективно заниматься подобными проблемами.


При том, что во всех четырех государствах, в которых проводилось расследование, это – Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан - существуют юридические механизмы решения проблемы, слабое финансирование и коррупция в правоохранительных органах приводят к тому, что законы фактически не «работают».


Расследование началось на юге Кыргызстана. Узнав, что подростковая проституция, как правило, процветает в небольших населенных пунктах, особо страдающих от бедности и безработицы, корреспондент IWPR отправился в Кызылкия – городок с населением 25 тыс. жителей, пришедший в упадок после развала СССР, когда закрылись действовавшие здесь угольные шахты.


Журналист остановился в гостинице, которую порекомендовал некий «информированный» пограничник в аэропорту г. Ош. Здесь дежурный администратор рассказала корреспонденту о небольшом магазинчике по соседству и дала «кодовое слово». Когда журналист явился по указанному адресу и произнес «пароль», ему тут же были предложены услуги малолетних девочек.


С целью обследовать и другие «точки» корреспондент нанял таксиста, которого попросил оказать помощь в организации «культурного отдыха». Таксист остановился возле стандартного многоквартирного дома и велел следовать за ним. Как выяснилось, многие квартиры в одном из подъездов функционировали в качестве борделя. На первом этаже на стук открыл парень-подросток и сказал: «Все девчонки сегодня заняты». На втором этаже дверь открыла девушка и сразу предупредила: «Девочки работают только на месте, без выездов». На третьем этаже девочка лет 14-ти предложила войти, но поскольку из квартиры слышались пьяные голоса и подозрительно пахло бензином, корреспондент не стал рисковать.


Проблема детской проституции существует и в других государствах региона. Депутат казахстанского парламента Ерасыл Абылкасымов рассказал IWPR: «В Казахстане есть тайные публичные дома, где используют несовершеннолетних. Их посещают люди соответствующей сексуальной направленности. Только в Астане, я слышал, есть два или три таких клуба и еще пять-шесть в Алматы. В других городах они тоже начали появляться».


Но малолетние проститутки работают и вне организованных публичных домов – прямо на улице. По данным казахстанской полиции, примерно каждая третья «уличная» проститутка в стране – несовершеннолетняя.


Как рассказал сотрудник милиции, пожелавший остаться неназванным, в столице Таджикистана Душанбе малолетних проституток можно часто видеть на базарах, где их услугами активно пользуются торговцы, которые расплачиваются товаром на сумму 5-6 сомони (2 доллара США) за половой акт, происходящий, как правило, на ближайшей стройке, в заброшенном здании или в общественном туалете.


Получить информацию о положении дел в Узбекистане оказалось сложнее, так как чиновники не желали представлять свою страну в «плохом свете». Кроме того, узбекское общество очень консервативно, и открыто обсуждать такую деликатную тему крайне затруднительно.


Тем не менее, Центр правозащитных инициатив Самарканда (ЦПИ) располагает конкретными фактами, когда сутенеры обманным путем вовлекают подростков в секс-индустрию, а профессор медицинских наук Алишер Акбаров в Ташкенте также подтвердил IWPR, что среди секс-работниц встречаются несовершеннолетние девочки. Правда, при этом он особо отметил, что подобные случаи – исключение.


Многих девочек вывозят из Центральной Азии в страны Западной Европы и Персидского залива, где они также становятся проститутками, либо оказываются в роли наложниц у богатых клиентов.


По данным Международной организации по миграции (МОМ), только из Кыргызстана в различный страны ежегодно вывозится свыше 4000 девушек и примерно 10% из них – несовершеннолетние. Информированные источники в Таджикистане и Узбекистане подтвердили наличие аналогичной проблемы и в своих странах.


По словам одного таджикского бизнесмена, уже несколько лет проживающего в ОАЭ, таджикских девушек чаще всего заманивают в Эмираты обещаниями приличной, высокооплачиваемой работы. Однако по прибытии в ОАЭ они попадают в руки сутенеров. Особо ценятся несовершеннолетние и девственницы. «За них дают самую лучшую цену», - сообщил этот предприниматель, пожелавший сохранить свое имя в тайне.


В Узбекистане корреспонденту IWPR довелось побеседовать с Мавлюдой, продавшей свою 15-летнюю дочь богатому арабскому шейху. По ее словам, дочь согласилась без всякого принуждения. «Лучше отдать дочь богатому шейху за 5000 долларов, чем нищенствовать», - призналась Мавлюда.


Действительно, наряду с сексуальным насилием со стороны взрослых в семье, одной из главных причин разгула детской проституции и торговли детьми в Центральной Азии является бедность.


«Меня изнасиловали в 11 лет, - вспоминает Назира – молодая девушка из Нарына, работающая проституткой в Бишкеке. - Я рассказала маме, но она вместо того, чтобы пожалеть меня, избила и отправила жить к тете в Бишкек». В столице 13-летняя Назира познакомилась со своей первой сутенершей Верой, предложившей ей работу. «Я знала, что такое секс, поэтому согласилась», - говорит она.


В бишкекском детском Центре адаптации и реабилитации уже три года живет 12-летняя Катя, которая рассказала воспитателям, что когда ей было 6 лет, мать отдала ее взрослому «дяденьке» - своему сожителю - за бутылку водки. Психологи отмечают у ребенка крайнюю степень сексуальной расторможенности. Катя теперь уже сама ищет встречи с педофилами.


Во всех четырех центрально-азиатских странах существуют юридические механизмы для борьбы с вовлечением несовершеннолетних в проституцию. Сводничество, организация притона и вступление в половую связь с подростком до 16-ти лет являются уголовно наказуемыми преступлениями.


Однако коррупция в рядах правоохранительных органов мешает привлечь к ответственности тех, кто наживается на торговле детьми.


16-летняя проститутка Мадина из кыргызского города Ош не без гордости рассказала IWPR, что ее постоянными клиентами являются сотрудники милиции и местные чиновники.


Председатель фонда защиты и содействия молодежи «Оазис» Владимир Тюпин рассказал, что мальчики-проститутки нередко используются органами милиции в целях шантажа. Милиция «подкладывает» таких мальчиков крупным бизнесменам или госчиновникам. Мальчики начинают бывать у них дома, ходить с ними в сауну и т.д., где все снимается на фото или видео. А затем милиция шантажирует этих солидных господ с целью вымогательства.


Органы внутренних дел в Казахстане утверждают, что ими достигнут определенный прогресс в борьбе с подростковой проституцией. Число несовершеннолетних, задержанных в Казахстане за занятие проституцией, в 2003 году сократилось более, чем на 40%. Однако соседним государствам пока похвастаться нечем.


С распространением в странах Центральной Азии вируса ВИЧ и СПИДа жизнь малолетних секс-работниц подвергается все возрастающей опасности. Решению проблемы могли бы способствовать более эффективная работа правоохранительных органов и борьба с коррупцией в их рядах.


Майк Фаркухар – журналист-стажер IWPR.