Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Давнее недовольство раскачивает грузинские протесты

Уступки правительства не способны остановить продолжающиеся демонстрации.
By Ana Dabrundashvili, Nika Vetsko
  • Протестующие отбирают у полицейских щит. (Фото: Гурам Мурадов, Civil.Ge)
    Протестующие отбирают у полицейских щит. (Фото: Гурам Мурадов, Civil.Ge)
  • Столкнувшись со спецназом, протестующие объединяются. (Фото: Гурам Мурадов, Civil.Ge)
    Столкнувшись со спецназом, протестующие объединяются. (Фото: Гурам Мурадов, Civil.Ge)
  • Мужчина встает на колени перед спецназовцами, пока те стреляют в толпу резиновыми пулями. (Фото: Гурам Мурадов, Civil.Ge)
    Мужчина встает на колени перед спецназовцами, пока те стреляют в толпу резиновыми пулями. (Фото: Гурам Мурадов, Civil.Ge)
  • Протестующие держат в руках фотографии убитого в Абхазии Гиги Отхозория. Дело до сих пор не раскрыто. (Фото: Гурам Мурадов, Civil.Ge)
    Протестующие держат в руках фотографии убитого в Абхазии Гиги Отхозория. Дело до сих пор не раскрыто. (Фото: Гурам Мурадов, Civil.Ge)
  • Продажа леденцов с надписью «Stop Russia» перед зданием парламента Грузии. (Фото: IWPR)
    Продажа леденцов с надписью «Stop Russia» перед зданием парламента Грузии. (Фото: IWPR)
  • Плакаты слева направо: «Я вижу вас и одним глазом!», «Нет оккупации!» и «Время не излечит оккупацию! Нет оккупации!». (Фото: IWPR)
    Плакаты слева направо: «Я вижу вас и одним глазом!», «Нет оккупации!» и «Время не излечит оккупацию! Нет оккупации!». (Фото: IWPR)
  • Протестующий с плакатом, отсылающим к действиям полиции, которая стреляла в глаза протестующих: «Сегодня одним глазом мы видим лучше, чем вчера двумя». (Фото: IWPR)
    Протестующий с плакатом, отсылающим к действиям полиции, которая стреляла в глаза протестующих: «Сегодня одним глазом мы видим лучше, чем вчера двумя». (Фото: IWPR)

Правящая партия «Грузинская мечта» согласилась провести в 2020 году парламентские выборы по пропорциональной системе. Это было одним из ключевых требований участников антикремлевских акций протеста. Люди, тем временем, продолжают митинговать на улицах Тбилиси.

Беспорядки были спровоцированы официальным визитом в Грузию депутата российской Госдумы Сергея Гаврилова, во время которого он сел в кресло председателя парламента страны. В Тбилиси этот шаг был воспринят как прямое оскорбление суверенитета Грузии.

Протесты начались на фоне давнего недовольства вмешательством России в грузинскую политику и возмущения военной оккупацией сепаратистских регионов Абхазии и Южной Осетии. Наращивание военного присутствия России в Цхинвальском регионе в последние годы серьезно повлияло на жизнь многих грузин в зоне разделительной линии.

«Я вышел на акцию протеста, чтобы показать правительству, что есть красные линии, которые нельзя пересекать. Я не мог оставаться в стороне, пока депутат российской Госдумы сидит в парламенте», – сказал один из демонстрантов Георгий Бабунашвили.

По словам Гии Нодия, политолога из Государственного университета Илии, протесты начались и на «фоне недовольства» некомпетентностью правящей партии.

«Вероятность поражения «Грузинской мечты» на следующих парламентских выборах в условиях пропорциональной системы резко возрастает», – отмечет он.

Софо Вердзеули, директор программы демократии и правосудия в Центре обучения и мониторинга прав человека, согласна с таким мнением.

«Думаю, эти протесты являются следствием накопившегося недовольства, – говорит она. – Похоже, тема оккупации обладает большим ресурсом для объединения разных групп. Но главным фактором, заставившим многих протестующих выйти на улицы, было ощущение, что правительство их игнорирует».

Реакция властей на беспорядки также способствовала росту общественного недовольства. После начала демонстраций вечером 20 июня ранения получили сотни людей. Теперь протестующие заявляют, что намерены выходить на акции до тех пор, пока не будут удовлетворены все их требования, включая отставку нескольких высокопоставленных политиков и освобождение задержанных манифестантов.

Всего были арестованы более 300 человек, а 121 участник акции по-прежнему содержится под стражей по обвинению в хулиганстве.

Тамта Кахидзе, юрист и аналитик Transparency International Georgia, утверждает, что власти не соблюдали должным образом процедуру выдвижения обвинений протестующим.

«У арестованных не было возможности представить свои доказательства, – поясняет она. – В большинстве случаев мера наказания была определена лишь на основании показаний полицейских. Дела рассматривались в очень короткие сроки. Требования арестованных отложить разбирательства с целью сбора доказательств не были удовлетворены. Государство обязано представить суду убедительные доказательства правонарушения, такие как видеозапись или показания свидетелей, чего в большинстве случаев сделано не было ».

В первую ночь протестов десятки протестующих были госпитализированы после того, как спецназ применил против них резиновые пули и слезоточивый газ. Всего было ранено 240 человек, по крайней мере двое из них потеряли глаз. Согласно официальным источникам правительства, в число пострадавших входят и 80 полицейских.

Министерство внутренних дел Грузии заявило, что протестующие вышли за рамки закона о свободе выражения и перешли к насилию. Именно после этого и с целью предотвращения дальнейших беспорядков власти использовали пропорциональную силу.

В администрации премьер-министра Грузии, при этом, заявили, что «искренний народный протест... был использован деструктивными политическими силами, вышедшими за рамки Конституции». Власти считают, что оппозиционеры-реваншисты попытались спровоцировать насилие и штурмовать здание парламента.

На этом фоне организация Amnesty International призвала к «незамедлительному, тщательному и независимому» расследованию действий полиции во время разгона акции протеста. Нодия считает, что правоохранители использовали в своих интересах попытку толпы прорваться к парламенту.

«Во время акции протеста ночью 21 июня радикальная часть протестующих попыталась проникнуть во внутренний двор здания парламента. Это дало правительству законные основания для применения силы, но сделано это было совершенно неприемлемым способом. Полиция использовала резиновые пули, буквально превратив операцию в настоящую охоту, продолжившуюся далеко от здания парламента», – отмечает Нодия.

Среди раненых было много журналистов, которые, по версии ряда СМИ, подверглись целенаправленным атакам.

«Журналисты утверждают, что полиция продолжала атаковать их даже тогда, когда они четко заявили, что представляют медиа-организации, – говорится в заявлении саморегулируемого органа Хартии журналистской этики Грузии. – Мы призываем правительство и министерство внутренних дел обеспечить безопасность журналистов и позволить им выполнять свои профессиональные обязанности».

По данным Хартии, 33 журналиста получили ранения. Среди них оказался и Гурам Мурадов, фотокорреспондент Civil.ge.

«В основном это были мы, журналисты, стоявшие вместе там, где находился я. В результате мы получили тяжелые ранения. Это создает впечатление, что мы действительно стали мишенью, – говорит он. – Сейчас я пытаюсь выяснить, в каком состоянии находятся другие журналисты. У меня 11 ранений в спину и одно в руку. Когда в меня стреляли, я почувствовал боль по всей спине. У меня было ощущение, что я поражен осколками боеприпаса», – заключает Мурадов.

В связи с инцидентом Россия также усилила давление. Москва объявила, что ужесточит контроль за поставками алкогольной продукции из Грузии – Россия является крупнейшим импортером грузинских вин. Кроме того, президент Владимир Путин заявил, что с 8 июля будут запрещены прямые авиарейсы в Грузию.

С начала года и до настоящего времени уже более 500 000 россиян посетили Грузию. Наибольшее количество туристов в 2018 году также было из России – почти 1,1 млн.

Порядка 20 000 человек подписали петицию против решения Кремля. Несмотря на то, что в роли инициатора выступил грузин, большинство подписавших петицию – русские.

«Я нахожусь в отпуске в Грузии, и я узнала о запрете рейсов. Но я надеюсь, что это временная мера, что они возобновятся, и мы все будем летать из России в Грузию и из Грузии в Россию», – говорит Анна Варанкова, туристка из Москвы, которая вместе со своей семьей отдыхает в Тбилиси. Грузия, по ее словам, очень дружелюбная страна: «Я узнала об этом решении от друзей, а не из СМИ. Это очень печально. Почему должны страдать обычные люди? Мы должны общаться друг с другом без чувства страха».

Тем временем акции протеста продолжаются. В настоящий момент их участники требуют отставки таких чиновников, как министр внутренних дел Георгий Гахария и премьер-министр Мамука Бахтадзе, допустивший визит Гаврилова в Тбилиси. Спикер парламента Ираклий Кобахидзе уже выполнил требования протестующих и подал в отставку.

Гия Нодия считает, что развеять гнев общества действиями правящей элиты будет нелегко.

«Правительство «Грузинской мечты», неофициально возглавляемое миллиардером Бидзиной Иванишвили, в основном рассматривается как неэффективное, коррумпированное и все более автократическое, – продолжает он. – Широко использовавшаяся практика подкупа голосов и предполагаемого запугивания избирателей во время последних президентских выборов вызвала возмущение и чувство пессимизма: сможет ли это правительство когда-либо допустить победу оппозиции?».