Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Грузия: туманная перспектива членства в НАТО

Тбилиси продолжает мечтать, но до вступления предстоит пройти долгий путь.
By Giorgi Tskhvitava
  • Учения Noble Partner, проводившиеся в Грузии. (Фото: Министерство обороны Грузии)
    Учения Noble Partner, проводившиеся в Грузии. (Фото: Министерство обороны Грузии)
  • Учения Noble Partner, проводившиеся в Грузии. (Фото: Министерство обороны Грузии)
    Учения Noble Partner, проводившиеся в Грузии. (Фото: Министерство обороны Грузии)
  • Президент Грузии Гиорги Маргвелашивли на учениях Noble Partner. (Фото: Министерство обороны Грузии)
    Президент Грузии Гиорги Маргвелашивли на учениях Noble Partner. (Фото: Министерство обороны Грузии)
  • The Noble Partner training exercise held recently in Georgia. (Photo: Georgian ministry of defence)
    The Noble Partner training exercise held recently in Georgia. (Photo: Georgian ministry of defence)

По мнению аналитиков, Грузии не следует ожидать значительного прогресса относительно своего стремления вступить в Организацию североатлантического договора (НАТО) на предстоящем саммите в Варшаве 8-9 июля.

Ранее Альянс дал  обещание, что Грузия рано или поздно вступит в его ряды и Тбилиси предпринял значительные усилия для выполнения всех предусловий.

Страна провела особую работу над принципами НАТО по «совместимости», которые означают, что вооруженные силы всех стран-участниц должны работать по одним стандартам.

Но Грузия остается противоречивымкандидатом.

После 2008 года, когда Москва аннексировала Абхазию и Южную Осетию, пятая часть территорий Грузии находится под российским контролем. НАТО явно опасается предоставить гарантии безопасности стране, которая полностью не контролирует свою территорию, и тем самым рискнуть вступить в противостояние с Россией.

«Вобозримом будущем неудобный факт заключается в том, что нападение России и ее аннексия территории Грузии в 2008 году фактически провалили перспективу обсуждения членства Грузии, – заявил руководитель российской и евразийской программы лондонского аналитического центра ChathamHouse Джеймс Никси. – Это тот случай, когда победил российский менталитет».

В 1994 году Грузия стала одной из первых постсоветских республик, вступивших в программу НАТО Партнерство ради мира. Сейчас структура состоит из 22 членов и направлена на создание доверия между НАТО и государствами Европы и бывшего Советского Союза, не являющимися его членами; некоторые бывшие члены впоследствии вступили в альянс.

Грузия активно участвует в международных операциях НАТО с 1999 года. Она является одним из крупнейших контрибьюторов не-членов НАТО в Афганистане, а ее контингент третий по численности после США и Германии.

На саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года, члены не достигли консенсуса о предоставлении Грузии Плана действий по членству (ПДЧ), но дали гарантии, что в конечном итоге она вступит в альянс.

Черногория получила статус ПДЧ в 2009 году и с тех пор ведет переговоры. Грузия считает это побуждающим сигналом о продолжении политики расширения НАТО.

В декабре 2015 года на встрече в Брюсселе министров иностранных дел НАТО союзники решили развивать новые области практического сотрудничества с Грузией на саммите в июле 2016 года.

Тем не менее, Никси подчеркнул, что у Грузии всегда были нереалистические ожидания по отношению к НАТО.

«Частично из-за того, что она чувствовала себя более подготовленной – более совместимой, чем была, – продолжил он. – Это в свою очередь было обусловлено значительной контрибуцией Грузии в военных усилиях в Афганистане. Но до 2008 года ожидания о членстве в НАТО, также поощряли и некоторые высокопоставленные лица из администрации США».

ПОДГОТОВКА

В мае на военной базе в Вазиани, в 25 километрах от Тбилиси, прошли совместные учения вооруженных сил Грузии, Соединенных Штатов и Великобритании.

Широкое освещение в грузинских СМИ усилило надежды на приближение членства в НАТО.

Неудивительно, что Москва назвала эти учения «провокационными».

В учениях участвовали 500 грузинских военных, 650 военнослужащих европейского командования США и 150 британских военных и они были нацелены на подготовку грузинских военных для участия в силах быстрого реагирования НАТО. В учениях были задействованы основные боевые танки Абрамс (M1A2) и британские боевые машины пехоты Брэдли.

23 мая, рота Альфа 12-го легкого пехотного батальона 4-й механизированной бригады Вооруженных Сил Грузии официально стала первым грузинским подразделением, получившим сертификат за полное соответствие стандартам НАТО. Это является одним из требований для вступления в Альянс и значит, что в течение следующих трех лет подразделение сможет участвовать в силах быстрого реагирования НАТО.

«Этот процесс будет продолжен до тех пор, пока все пехотные роты не пройдут оценку, – заявил журналистам первый заместитель начальника Генштаба ВС, полковник Омар Бегоидзе. – Эта оценка будет отражена в документах НАТО, которые готовятся к Варшавскому саммиту …ВС Грузии готовы стать полноправными членами войск большой Евро-Атлантической семьи».

Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Грузии генерал-майор Вахтанг Капанадзе заявил IWPR, что он надеется на прогресс. Он подчеркнул, что Грузия важна для НАТО из-за своего географического расположения.

«Грузия, фактически, является передовым южным флангом для Альянса и прошедшие в мае совместные учения NoblePartner 2016, можно предположить, являются составляющей частью планов военного комитета НАТО», – заявил он.

Хотя руководство Грузии достаточно реалистично, чтобы ждать прорыва, власти явно надеются на существенный прогресс на июльском саммите.

Посол Грузии в НАТО Александр Майсурадзезаявил IWPR о своей уверенности в том, что «Грузия получит в Варшаве от Альянса послание сильной политической и практической поддержки».

Бывший посол Грузии в НАТО, исполнительный директор Грузинского Центра вопросов безопасности и развития Леван Долидзе также заявил, что Грузия готова к следующему шагу.

«Сегодня союзники соглашаются, что у Грузии есть все практические инструменты для вступления в Альянс и настало время политического решения, – продолжил он. – Когда речь идет о результатах сотрудничества с НАТО, необходимо подчеркнуть, что НАТО не только военно-политическая, но и основанная на ценностях организация. Соответственно, процесс интеграции существенно усилил демократические институты Грузии».

РЕАЛИСТИЧНЫЕ ОЖИДАНИЯ

Грузинские эксперты согласны с тем, что вступление Грузии во многом зависит от геополитических факторов, в частности от разрешения конфликта между Россией и Украиной. Тем временем Грузия должна готовиться, проявляя активность на международном поприще и усиливая свои государственные и демократические институты.

«Если смотреть на это объективно, то ожидания Грузии от саммита невысоки, – заявил директор грузинского Института политики Корнелий Какачиа. – Правительство и общественность признали, что с учетом сегодняшней геополитической ситуации на постсоветском пространстве, на этом саммите не будет принято решения по ПДЧ или других важных вопросам».

«Таким образом, задача властей заключается в управлении ожиданиями, так чтобы часть общества не испытала разочарования по поводу евроатлантического курса».

Премьер-министр Грузии Гиорги Квирикашвили намекнул об этом на это на мероприятии в Берлине 16 июня.

«Конечно, мы должны быть реалистами, – заявил он. – Грузины начали все больше и больше понимать, что суть заключается в самом процессе … в процессе по направлению к очень амбициозной цели. Нельзя лишать грузин их законной цели».

Москва постоянно выражает неудовольствие расширением НАТО к границам ее территории. Но российские аналитики не видят опасности в неизбежномизменении.

«Насколько мне известно, НАТО вообще не принимает страны, имеющие нерешенные конфликты, – сказал IWPR заместитель директора московского Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. – Поэтому никаких перспектив вступить в НАТО у Грузии нет, если только она официально не признает независимость Абхазии и Южной Осетии».

«Что касается углубления сотрудничества и большего присутствия НАТО в Грузии, я пока его не вижу, но если оно появится на практике – Москва будет реагировать соответственно. То есть, чем большим будет такое присутствие, тем больше будет войск в Абхазии и Южной Осетии, а также на российском Северном Кавказе».

«Я не думаю, что в обозримом будущем Грузия станет членом альянса», – заявил председатель исполнительного совета московской организации PIR Center Евгений Бужинский.

«Ведь никто не может гарантировать, что к власти в Грузии не придет очередной Саакашвили [президент Грузии в 2004-2013 годы Михаил Саакашвили], который пойдет отвоевывать т.н. "оккупированные" территории. В этом случае военное столкновение с Россией – неизбежно. А если Грузия член альянса, то это уже будет военное столкновение России и НАТО со всеми вытекающими последствиями».

«Поэтому, и в Варшаве и на последующих саммитах пассаж в отношении Грузии в итоговом коммюнике будет примерно одинаков: отмечаем значительный прогресс и вклад, но осталось совсем чуть-чуть».

«Грузия не увидит никакого прогресса в Варшаве, – согласился Никси из ChathamHouse. – Здесь действительно существует опасность – разочарование и отказ в получении пропуска в западные клубы».

Это, он предупредил, может привести к тому, что Грузии отклонится от демократических норм и стандартов

«В конечном счете, чем больше Грузия делает, чтобы привести свои институты в соответствие с Западными, тем труднее будет для НАТО отклонить ее заявку; хотя не так уж трудно, – сказал Никси. – Запад сделает все возможное, чтобы избежать вопросов и - или - состряпать ответ».

ГиоргиЦхвитава, сотрудник Общественного вещателя Грузии.