Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Гражданское общество просит помощи у России

By News Briefing Central Asia
Несколько туркменских гражданских движений просят российское правительство использовать политическое влияние на новое туркменистанское правительство с целью восстановления свобод и репатриации политэмигрантов.

Однако обозреватели NBCA считают, что России не выгодно вмешиваться во внутренние процессы страны при новом руководстве Туркменистана.

На прошлой неделе двенадцать партий и общественных движений, в состав которых входят граждане Туркменистана, проживающие за рубежом, обратились к руководству России с просьбой использовать политическое влияние для либерализации СМИ и экономики в Туркменистане, а также содействовать возвращению политэмигрантов.

Представители оппозиции в изгнании надеялись вернуться и принять участие в политической жизни Туркменистана после смерти бывшего президента Ниязова в декабре 2006 года. Но, несмотря на призывы правозащитников, власти закрыли границы и не допустили оппозицию к участию в выборах нового президента.

Теперь, после официального вступления 14 февраля в должность главы государства Гурбангулы Бердымухаммедова, эти надежды усилились.

Однако эксперты NBCA подчеркивают, что для Кремля сейчас гораздо важнее экономические отношения в энергетической сфере, и в российских правительственных кругах «серьезного интереса к туркменской оппозиции нет».

«В Кремле сохраняются опасения, что возвращение оппозиции в страну будет способствовать усилению западного влияния в Туркменистане», - сказал NBCA директор центрально-азиатской программы фонда «Мемориал» Виталий Пономарев.

О том, что Россия не будет использовать свое влияние для возвращения в страну туркменских диссидентов, говорит и эксперт NBCA Марс Сариев, который отмечает, что именно благодаря осторожной и вялой политике по отношению к Туркменистану Россия смогла удержать Ашгабад в орбите своего влияния после распада СССР.

«Если Россия прислушается к призывам оппозиции, это губительно скажется на газовом контракте с Туркменистаном, - считает Сариев. - Поэтому не может быть и речи о таком сценарии».

Однако Сариев уверен, что «работа» с туркменской политэмиграцией будет проводиться кулуарно, что может быть в будущем использовано в качестве рычага воздействия.



Председатель Туркменского Хельсинского фонда Таджигуль Бегмедова считает, что «только резкий поворот не в пользу России курса нового президента Туркменистана может вынудить Россию использовать свое политическое влияние и содействовать принятию решений по возвращению в страну туркменских диссидентов».

Однако такой сценарий маловероятен, добавляет Бегмедова, поскольку уже имеются индикаторы движения к восстановлению более широкого двустороннего сотрудничества между новым руководством Туркменистана и Россией.

(NBCA предоставляет комментарии и анализ широкого круга политических обозревателей со всего региона.)