Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ГРАЖДАНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ АФГАНИСТАНА ГОТОВИТСЯ К ВОЙНЕ

Войска Северного альянса готовятся к наступлению на талибские позиции. Местное население ожидает этого со страхом и надеждой.
By Tim Judah

Странная атмосфера, представляющая собой смесь надежды, страха и ожидания царит в северных районах Афганистана, контролируемых оппозицией.


Здесь надеются, что воздушные удары США и Великобритании приведут к скорому падению талибского режима, боятся за своих родственников по ту сторону линии фронта, и ожидают, что вот-вот из ставки Северного альянса поступит приказ начать широкомасштабное наступление на войска талибов.


«Если попадут в командный пункт талибов – хорошо», - говорит один солдат, - «но только бы не в мирных жителей». «Все, что волнует лично меня – это безопасность моей семьи в Мазаре», - говорит таксист-беженец из подконтрольного талибам Мазари-шарифа.


Другой беженец - медбрат, семья которого также находится на талибской территории, более категоричен: «Чем скорее их [талибов] грохнут, тем лучше». Еще один солдат широко улыбается, радуясь началу американо-британских ударов: «Тони Блэйр» - это все, что он может произнести по-английски.


Бурных изъявлений ликования нигде не наблюдается, но все внимательно следят за развитием событий, слушая коротковолновые приемники, настроенные на самые разные станции – от «Радио Иран» до БиБиСи на разных языках, и даже Немецкой волны.


Проезжая в кузове грузовика вдоль покрытых пылью крутых склонов гор Калаката близ афгано-таджикской границы, убеждаешься – войска Северного альянса готовы действовать. В то время, как на линии фронта царит зловещая тишина, изредка прерываемая одиночными выстрелами из танковых орудий и пушек, здесь становится ясно – практически все готово для решительного наступления на позиции талибов.


Сотни солдат расквартированы в небольших поселениях из глинобитных хижин, которым самое место на съемках какого-нибудь фильма о подвигах Французского легиона в 30-х. На каждой высоте прорыты окопы и устроены блиндажи. Повсюду идут последние приготовления.


В Бригаде 01, целиком состоящей из беженцев из Мазари-шарифа, солдаты мастерят пятиметровые приспособления, похожие на грабли. Во время наступления передовые части будут этими импровизированными граблями уничтожать талибские мины.


Среди нескольких десятков своих подчиненных, скрестив ноги, сидит на полу Генерал Абдул Манон, командир Бригады 01. «Мы уже шесть лет воюем с талибами и с террористами, но мир до сих пор не подозревал, насколько они опасны. Теперь, если США и весь мир пойдут на них войной и уничтожат их, останется только Бен Ладен. Он останется совсем один и ему негде будет скрыться», - рассуждает Генерал Манон.


Генерал Манон, который часто прослушивает переговоры талибских командиров по рации, сообщил, что в рядах талибов имеются пакистанцы и арабы, а также боевики так называемого Исламского движения Узбекистана (ИДУ), которых Манон называет «Люди Юлдаша». Тахир Юлдаш является одним из лидеров ИДУ.


Основную часть подразделений Генерала Манона составляют таджики, но немало среди них и узбеков, а также представителей других национальностей, в том числе и пушту. Общаются по-таджикски. Все воины Генерала – беженцы, которым ничего другого не остается, кроме как воевать. Они живут на полном довольствии и получают примерно по 10-12 долларов в месяц.


В десяти минутах ходьбы от расположения бригады на вершине крутого холма находятся ее боевые позиции. Здесь выкопаны траншеи и устроены блиндажи, обложенные мешками с песком. Внизу раскинулась долина, усеянная, как оспинами, воронками от снарядов.


Вот на расстоянии примерно мили на вершине противоположного холма показались две человеческие фигуры. «Душман, душман!», -всполошились солдаты и прочесали высоту из пулеметов-автоматов. «Душман» значит «враг».


Талибы открыли ответный огонь менее, чем через минуту. Журналисты заметались, некоторые повалились в густую пыль на дне траншеи, а сопровождавшие их солдаты (числом примерно 30) покатились со смеху, но потом и сами поспешили в укрытие.


Когда стих ответный огонь, они бросились обратно вниз по склону холма, крича и улюлюкая как дети на американских горках.


Генерал Манон говорит, что у него и у его солдат, многие из которых, как и он сам, воюют уже 22 года практически без передышек, есть мечта – если они выживут в предстоящей схватке, они вернутся домой в Мазари-шариф, а потом, у них «Будет хорошее правительство. Наш народ изголодался по мирной жизни. Мы забросим, наконец, оружие, и займемся сельским хозяйством, будем строить дороги, школы и больницы».


Тим Джуда – постоянный корреспондент ИОВМ и специалист по Балканам. Автор книг «Война и месть» и «Сербы: история, мифы и падение Югославии», опубликованных «Йейл юниверсити пресс».