Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Виртуальная нереальность в Узбекистане

Обозреватели утверждают, что усиленное блокирование доступа в Интернет накануне президентских выборов негативно сказывается на и без того крайне низкой информированности населения.
By IWPR Central Asia
Прошло всего лишь несколько недель с момента регистрации кандидатов в президенты, а пользователи Интернет в Узбекистане уже сообщают об ограничениях доступа к независимым информационным, а также оппозиционным сайтам. Сегодня блокируются даже прокси-серверы, через которые пользователи имели доступ к запрещенным сайтам.

Обозреватели говорят, что такая информационная блокада означает еще более низкую информированность электората в преддверии предстоящих 23 декабря президентских выборов.

СМИ в Узбекистане принадлежат государству и жестко им контролируются. Несмотря на то, что цензура запрещена Конституцией, ни одна новость не выходит в свет без тщательной проверки. Из-за отсутствия независимых СМИ в стране единственным источником объективной информации является Интернет.

Внутри страны доступ к всемирной паутине имеет только малый процент населения, хотя по официальным данным, цитируемым агентством Би-Би-Си, в 2007 году в Узбекистане из 28 миллионов человек населения только 1,7 миллиона использовали услуги Интернет. Большинство людей пользуются сетевыми услугами на работе, в образовательных учреждениях и интернет-кафе.

21 ноября Центральная избирательная комиссия завершила регистрацию и допустила к участию в выборах четырех претендентов: нынешнего президента Ислама Каримова, выдвинутого от Либерально-демократической партии, Дилорам Ташмухаммедову от партии «Адолат», независимого кандидата Акмаля Саидова, директора Национального центра по правам человека, и Аслиддина Рустамова от Народно-демократической партии.

Избирательная кампания началась на следующий день после регистрации. Речи претендентов будут транслироваться по национальному телевидению, радио и газетам.

По словам аналитиков, все три соперника нынешнего президента поддерживают его и участвуют в выборах только для того, чтобы создать видимость плюрализма. Каримов – один из самых авторитарных лидеров из Центральной Азии – подавил оппозицию в любых ее проявлениях в стране.

После андижанских событий мая 2005 года, когда зарубежные информационные агентства писали о жестоком подавлении властями мирной демонстрации в городе на востоке страны, узбекское правительство приняло крутые меры против иностранных СМИ. Би-Би-Си, Интерньюс и Институт по освещению войны и мира были вынуждены закрыть свои представительства в Узбекистане, а корреспонденту радиостанции «Немецкая волна» было отказано в аккредитации в начале 2006 года.

По сообщениям организации по свободе печати «Репортеры без границ» («Reporters Without Borders»), с ноября 2005 года все местные провайдеры интернет-услуг были вынуждены работать с государственным оператором телекоммуникаций «Узбектелеком», что обеспечило режиму больший контроль.

Среди веб-ресурсов, которые блокируются с 2005 года, числятся сайты оппозиционных партий «Эрк» и «Бирлик», а также сайты правозащитных организаций и информационных агентств, которые занимаются освещением событий в Центральной Азии или в Узбекистане, такие, как Uznews.net, Arena, Tribuna.uz, Fergana.ru and Centrasia.ru.

Один анонимный корреспондент сказал IWPR, что в последнее время значительно увеличилось количество блокируемых сайтов.

«Ситуация максимально неблагоприятная», - говорит он.

Корреспондент перечислил список сайтов, которые теперь невозможно посетить в Узбекистане: «Сайт [российской] газеты “Коммерсант”, [казахстанская] “Деловая неделя” и прочие, серьезно затрагивающие вопросы политики в Центральной Азии. Блокируется большинство новостных ресурсов соседнего Кыргызстана, все сайты международных информагентств, международных неправительственных организаций и даже тематические архивы, например, по истории народов Центральной Азии».

До недавнего времени пользователи могли посетить многие запрещенные сайты через прокси-серверы – компьютеры, которые получают ту или иную информацию из всемирной паутины и делают ее доступной по другому URL-адресу.

Прокси-серверы и анонимайзеры также используются, чтобы скрыть информацию о пользователе интернет-услуг. Если запросы пользователя проходят через прокси-сервер, для отвечающего сервера все пользователи, использующие один и тот же прокси-сервер, имеют одинаковый IP-адрес, что в некоторой мере обеспечивает информационную безопасность.

Однако, несмотря на изобретательность узбекских пользователей, государственный контроль становится масштабным и более усовершенствованным. В 2002 году правительство создало«UzInfoCom», который официально является центром развития и внедрения информационных технологий, но негласно занят разработкой технологий контроля над Интернетом.

Аналитики подозревают правительственных IT-специалистов в блокировании прокси-серверов, появившихся после широкомасштабной блокады, которая началась в 2005 году.

С начала ноября во многих интернет-кафе вывесили объявления, угрожающие ответственностью за посещение запрещенных сайтов, к числу которых относятся оппозиционные или зарубежные сайты, публикующие материалы о центрально-азиатском регионе.

Журналист из Кашкадарьи, области на юго-востоке Узбекистана, сказал, что персонал интернет-кафе осуществляет жесткий контроль над своими посетителями.

«Недавно, когда я попытался в интернет-кафе выйти на сайт Fergana.ru через прокси-сервер, чтобы прочитать последние новости о предвыборной кампании в Узбекистане, ко мне сразу же подошел администратор и поинтересовался, для чего я это делаю, что читаю и кто я такой? Я понял, что админы все контролируют», - сказал журналист.

Один из постоянных посетителей интернет-кафе Бухары, города на западе страны, сказал, что перестал посещать места коллективного пользования Интернета после того, как обнаружил, что администраторы наблюдали за ним.

«Администратор забылась и вслух [в моем присутствии] стала читать подружке мою переписку из электронной почты. Я знаю, что админы постоянно получают инструкции по наблюдению за неблагонадежными [на взгляд властей] клиентами», - рассказывает он.

Посетители интернет-кафе говорят о том, что они должны сдавать в письменном виде список веб-сайтов, которые они посетили, а также администраторы требуют показать материал, который посетитель желает записать на свою флеш-карту.

По словам других посетителей, USB-порты для флеш-карт и других носителей информации были ликвидированы с компьютеров, также корректировке подверглись установленные на компьютерах текстовые редакторы программы Word, где на панели инструментов теперь заблокированы операционные кнопки, позволяющие копировать, сохранять или отправлять файлы.

Администратор одного из интернет-кафе Бухары утверждает, что большинство сайтов, которые блокируются, носят порнографический характер.

«Мы блокируем, но не информационные сайты, - объясняет он. – В основном это сайты порнографического характера. Если мы заблокируем [популярные] информационные сайты, мы потеряем клиентов. Нам это не выгодно».

Другие администраторы интернет-кафе ссылаются на якобы существующее распоряжение правительства, которое рекомендовало усилить контроль над пользователями Интернет, чтобы избежать распространения компьютерных вирусов.

По словам жителя Навои, города на северо-западе страны, если посетители желают приложить файл к электронному письму, они должны отдать флеш-карту администратору, который копирует файл на главный компьютер, через который предоставляется доступ к данному файлу с компьютера пользователя.

«Мы же не знаем, что они [посетители] хотят отправить, - сказал он. – Вот и оставляем копию файла на всякий случай».

Однако администратор одного из столичных интернет-кафе Ташкента подтвердил, что их персоналу было приказано ограничить доступ к определенным сайтам. Власти по электронной почте рассылают всем провайдерам письма со списками запрещенных сайтов, и администраторы должны следовать указаниям под страхом того, что они могут лишиться лицензии.

«Самый популярный в узбекистанских интернет-кафе способ блокировки - это когда на сервере провайдера мы заносим адрес сайта в “черный список”, и он становится недоступен для пользователя. Можно также подменить URL-адрес, и пользователь вместо нужного ему сайта попадет на совсем другой. Например, на какую-нибудь поисковую систему», - рассказал IWPR на условиях анонимности один из администраторов интернет-кафе в Ташкенте.

Один из сотрудников правозащитной организации, базирующейся в Ташкенте, предполагает, что власти также пытаются усложнить доступ к интернет-ресурсам в целом. Он сказал, что последние полгода испытывает трудности с опубликованием различной информации на своем сайте, поскольку сетевой ресурс все чаще оказывается недоступным.

«Я думаю, этим власти стремятся ограничить внимание общественности к президентским выборам в Узбекистане. Наши IT-специалисты вынуждены приобретать различные программы и изобретать всякие IT-методы, чтобы быстрее открыть наш сайт и опубликовать на нем информацию», - считает правозащитник.


(Имена некоторых респондентов не раскрываются из соображений безопасности)

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >