Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Безукоризненный мраморный фасад Ашхабада

Грандиозная архитектура призвана укреплять национальную идентичность, но жизненные реалии выглядят иначе.
By IWPR Central Asia
  • Президентский дворец в Ашхабаде, Туркменистан. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Президентский дворец в Ашхабаде, Туркменистан. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • На ашхабадском рынке. (Фото: Хелен Стивенсон)
    На ашхабадском рынке. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Традиционные узоры используются на головных уборах, одежде и, самое главное, на коврах. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Традиционные узоры используются на головных уборах, одежде и, самое главное, на коврах. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Пожилая туркменка на местном рынке. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Пожилая туркменка на местном рынке. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Большинство товаров импортируется, но одежда с изображением национального флага очень популярна. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Большинство товаров импортируется, но одежда с изображением национального флага очень популярна. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Мечеть Туркменбаши Рухы или Кипчак, построенная в период президентства Сапармурата Ниязова. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Мечеть Туркменбаши Рухы или Кипчак, построенная в период президентства Сапармурата Ниязова. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Бюджетный автомобиль марки «Жигули», произведенный АвтоВАЗом. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Бюджетный автомобиль марки «Жигули», произведенный АвтоВАЗом. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Центральное шоссе в Ашхабаде. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Центральное шоссе в Ашхабаде. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Памятник нейтральному статусу Туркменистана, который был признан ООН в 1995 году. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Памятник нейтральному статусу Туркменистана, который был признан ООН в 1995 году. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Новые районы Ашхабада остаются малозаселенными. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Новые районы Ашхабада остаются малозаселенными. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Идеально чистые парки – фирменная достопримечательность туркменской столицы. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Идеально чистые парки – фирменная достопримечательность туркменской столицы. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Многие туркмены ищут работу в столице. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Многие туркмены ищут работу в столице. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Здания на фоне копетдагского хребта. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Здания на фоне копетдагского хребта. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Памятник Огуз Хану, мифическому лидеру туркменов, на фоне памятника туркменской независимости. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Памятник Огуз Хану, мифическому лидеру туркменов, на фоне памятника туркменской независимости. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Туркменская школьница в традиционном платье. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Туркменская школьница в традиционном платье. (Фото: Хелен Стивенсон)
  • Гостеприимство – важный элемент культуры этой центральноазиатской страны. (Фото: Хелен Стивенсон)
    Гостеприимство – важный элемент культуры этой центральноазиатской страны. (Фото: Хелен Стивенсон)

Шикарные белые мраморные дворцы, правительственные здания с золотыми куполами и ухоженные парки – таков сегодня Ашхабад.

Первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, известный как Туркменбаши, и его преемник Гурбангулы Бердымухамедов активно инвестировали в строительство, которое призвано укрепить национальную идентичность.

Столица Туркменистана была по большей части перестроена заново. Везде по городу встречаются портреты и памятники двум президентам.

Ашхабад внесен в Книгу рекордов Гиннеса за самый большой ковер в мире, самое большое количество фонтанов в общественном месте и самую большую архитектурную звезду, расположенную на фасаде телевышки.

Расположенный вдоль древнего Шелкового пути, этот город был образован в конце 19-го века. Поначалу он служил административным центром транскаспийского региона царской России.

После обретения страной независимости нефте- и газодоллары быстро преобразили Ашхабад – его старые кварталы расчищались бульдозерами, и на смену им в одночасье пришли новые постройки.

(См. Снос домов в Ашхабаде и Туркменистан: скачок цен на недвижимость).

Этот архитектурный стиль порой называют мусульманско-модернистским. Он присутствует в городах Персидского залива, а также в столице Азербайджана Баку, еще одном постсоветском городе, выросшем за счет нефтедолларов.

Но в идеально чистом центре Ашхабада почти нет людей, несмотря на то, что в городе проживает около миллиона человек.

Местные жители избегают ходить по улицам и проспектам, по которым проезжает президентский кортеж, как сообщил 27 июня туркменский активист на мероприятии «Human Rights Watch».

«Жители [живущие в центре] не могут подойти к окнам или включить кондиционер, - сказал активист на условиях анонимности. – Люди бояться гулять по улицам».

Крупномасштабность Ашхабада мало напоминает остальную часть Туркменистана. За пределами столицы большинство туркменов живут очень просто.

«Все инвестиции направлены на Ашхабад и Авазу, курорт на Каспийском море. Все другие области финансируются мало», - сказал другой туркменский активист на том же мероприятии.

Население сталкивается с большим количеством ограничений прав человека. Из страны можно выехать только по выездной визе. Туркменистан занимает 178-е место в рейтинге Всемирного Индекса свободы прессы за 2016-й год.

Большая пропасть между сельским и городским населением, продолжающееся деление на рода и племена, высокий уровень дискриминации этнических меньшинств соседствуют с ограниченным доступом к здравоохранению и образованию.

(См. Туркменистан: пессимизм по поводу медицинских услуг и Туркменские студенты бегут за границу).

Вдали от золотых статуй и роскошных фонтанов в центре Ашхабада, жизнь в Туркменистане выглядит совсем иначе.

Данная статья произведена в рамках проекта IWPR «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии», осуществляемого при финансовой помощи Министерства иностранных дел Норвегии.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >