Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Армянские адвокаты скептически отнеслись к осуждению российского военнослужащего

Судебное разбирательство по делу об убийстве в Гюмри состоится в армянском суде.
By Armine Martirosyan
  • Российская военная база в Гюмри. (Фото: Армине Мартиросян)
    Российская военная база в Гюмри. (Фото: Армине Мартиросян)

Российский солдат, совершивший убийство семерых гражданских лиц в городе Гюмри, где дислоцирована военная база, был приговорен российским трибуналом к десяти годам лишения свободы за дисциплинарные нарушения, а дело об убийстве будет рассмотрено местным судом.

Рядовой Валерий Пермяков 12 января покинул российскую военную базу, расположенную в армянском городе Гюмри, после чего убил семерых членов семьи Аветисян, которая проживала в этом городе. Помимо взрослых членов семьи, его жертвами стали двухлетняя девочка и шестимесячный мальчик, который позже скончался от полученных ран в больнице.

На месте преступления сотрудники полиции обнаружили автомат AK-74 и боеприпасы.Пермяков был задержан в тот же день недалеко от армяно-турецкой границы, находящейся почти в 15 километрах от Гюмри. Он был передан командованию российской военной базы, что вызвало возмущение у многих жителей Армении, которые считали, что он должен был содержаться в заключении, обвинен и осужден местными правоохранительными органами. (Смотрите: Армения: дело об убийстве вызвало напряженность во взаимоотношениях с Москвой)

12 августа гарнизонный суд в Гюмри, подведомственный военному суду России, признал Пермякова виновным в дезертирстве, хищении оружия и незаконном ношении оружия. Он был приговорен к максимальному сроку – 10 годам лишения свободы.

В прошлом месяце российская сторона передала материалы уголовного дела по части убийства армянским следователям, которые намерены провести суд согласно армянскому законодательству. Сотрудники прокуратуры готовят материалы дела и проводят процессуальные действия, а адвокаты, нанятые родственниками жертв, пребывают в ожидании дальнейших заявлений.

Решение о том, что дело об убийстве будет рассматриваться в Армении, стало поворотным. Первоначально Москва не намеревалась передавать Пермякова для судебного разбирательства армянским правоохранителям, поскольку Россия не экстрадирует своих граждан. Эта договоренность была достигнута в ходе встречи, прошедшей в конце июня, между президентом Сержом Саргсяном и министром транспорта РФ, который является сопредседателем армяно-российской межправительственной комиссии.

Пермяков по-прежнему находится под арестом на российской базе, но армянские адвокаты говорят, что перед судебным разбирательством убийства он, вероятно, будет передан армянской стороне. Они утверждают, что раз законодательство Армении не разрешает проводить судебные слушания заочно, то, логично, что российская сторона должна его передать Армении.

Россия и Армения являются давними союзниками, но дело Пермякова рассматривается в период, когда в этих взаимоотношениях наступила черная полоса. Утверждения о том, что армянские чиновники уступают Москве в вопросе содержания его под арестом совпали с опасениями о продаже Россией вооружений противнику Армении – Азербайджану и значительному повышению тарифа на электричество энергокомпанией, которая является дочкой российской компании. Повышение тарифа стало причиной беспрецедентных протестов в Ереване, которые определенно расстроили Москву.

По мнению эксперта армянского Центра политических и международных исследований Рубена Меграбяна, Москва поняла, что ей следует пойти на уступки по делу Пермякова для того, чтобы смягчить напряженность, возникшую во взаимоотношениях.

«Я считаю это одним из достижений армянского гражданского общества, что заставило Россию призадуматься», – сказал он.

С этим согласен и один из адвокатов родственников семьи Аветисян Ерванд Варосян.

«Я думаю, таких совпадений не бывает, – сказал он. – Для того чтобы утихомирить протесты в Армении, Россия решила передать производство дела об убийстве в Гюмри под юрисдикцию Армении».

Адвокат Ерем Саргсян заявляет, что это дело является уникальным, поскольку единственным, кто может рассказать о мотивах преступления является сам обвиняемый. Ерем Саргсян исключает бытовую версию убийства. По его словам, нет никаких доказательств того, что Пермяков был знаком с членами семьи Аветисян.

Но существует опасность того, что судебный процесс будет скомпрометирован целым рядом факторов – в частности, тем, что в течение многих месяцев обвиняемый и ряд существующих доказательств находятся под юрисдикцией российской стороны.

Адвокат Лусине Саакян отмечает, что армянская сторона лишилась ряда доказательств, которые возможно было приобрести только в начальный период, в частности, доказательства того, сохранились ли на теле Пермякова следы выстрелов.

Варосян согласен с тем, что любое расследование январских событий, проведенное армянской стороной, будет неполным.

Адвокаты, в частности Саакян и Варосян считают, что российский суд прошел с целым рядом нарушений, подорвав все усилия армянской стороны установить окончательную истину.

Для того чтобы выслушать материалы дела и вынести обвинительный вердикт по всем пунктам, российскому суду понадобилось всего восемь часов. Пермяков отказался давать новые показания, и суд опирался на свидетельства, которые он дал ранее во время проведения следствия.

Пермяков давал противоречивые показания. Сначала он сказал, что он случайно зашел в дом к Аветисянам, чтобы попросить стакан воды. Затем он убил всю семью, испугавшись, что они сообщат о нем российским военным чиновникам. Но на суде он рассказал, что хотел украсть у семьи Аветисян деньги и золото, и открыл огонь, потому что запаниковал, когда они проснулись. Он давал разные сведения о том, сколько времени он провел в доме и как добрался до границы с Турцией.

Еще один факт, который вызвал обеспокоенность армянских экспертов в области права, заключается в том, что обвиняемый периодически засыпал на суде и казался безучастным к проходящему разбирательству. К концу судебного заседания он признал свою вину и заявил, что готов понести наказание. Адвокаты семьи настаивают на проведении новой судебно-психиатрической экспертизы. Военные психиатры признали его вменяемым. По их мнению, у него нет зависимости от наркотических препаратов, и он не проявлял агрессивного поведения – фактически он был пригоден к военной службе.  

Еще один адвокат родственников Мигран Погосян, отмечает, что суд вынес дополнительное решение, которое не было зачитано. Он считает, что это связано с процессуальными нарушениями, которые произошли на базе, что русские не хотят, чтобы они были обнародованы.

Председатель журналистского клуба Аспарез в Гюмри Левон Барсегян тоже относится к разбирательству скептически и считает его «театрализованным представлением с хорошей режиссурой», направленным на вынесение поспешного вердикта и сведения информации, появившейся в местных СМИ, до минимума.

Армине Мартиросян, корреспондент сайта Кавказский  узел в Армении.