Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Армения разочарована развитием событий в ОДКБ

Страны-члены не назначили представителя Армении новым генсеком блока.
By Arshaluis Mghdesyan
  • Встреча ОДКБ в Ереване, Армения, 14 октября. (Фото: Photolure)
    Встреча ОДКБ в Ереване, Армения, 14 октября. (Фото: Photolure)
  • Президент Армении Серж Саргсян на ежегодном саммите ОДКБ, который прошел в Ереване 14 октября. (Фото: Photolure)
    Президент Армении Серж Саргсян на ежегодном саммите ОДКБ, который прошел в Ереване 14 октября. (Фото: Photolure)
  • Лидеры стран-членов ОКДБ встретились в Ереване, Армения, 14 октября. (Фото: Photolure)
    Лидеры стран-членов ОКДБ встретились в Ереване, Армения, 14 октября. (Фото: Photolure)

Армения была разочарована результатом последнего саммита Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), возглавляемой Россией, а аналитики предупреждают, что позиция страны будет заметно ослаблена.

На встрече, которая состоялась 14 октября в столице Армении Ереване, организация, в которую входят Россия, Беларусь, Армения, Казахстан, Киргизия и Таджикистан, приняла коллективную стратегию по безопасности сроком на девять лет.

Также было принято решение о создании центра кризисного реагирования для обмена информацией об общих угрозах, в том числе и o терроризме. Детали обоих решений пока не уточнены.

Однако ожидания Армении относительно того, что ее представитель будет утвержден на должность генсека ОДКБ, как это предусмотрено механизмом ротации, закрепленном в уставе организации, не оправдались.

Надежды Еревана на то, что после вспышки насилия в апреле, страны-члены сформируют общую позицию по нагорно-карабахской проблеме, тоже оказались напрасными.

После саммита, президент Армении Серж Саргсян заявил, что вопрос ротации был снят с повестки дня без объяснения причины и будет обсужден на встрече лидеров стран-членов, которая состоится в Санкт-Петербурге в декабре.

Эта отсрочка вызвала серьезную озабоченность среди армянских экспертов, особенно учитывая наиболее ожесточенные бои, прошедшие в Карабахе после заключения перемирия в 1994 году.

(Смотрите также Ситуация в Нагорном Карабахе обостряется). 

«Ротация генсека ОДКБ была тестом на дееспособность для организации, и этот тест она не сдала», – отметил руководитель Армянского института международных отношений и безопасности (AIISA) Степан Сафарян.

«Эта организация не может гарантировать безопасность Армении, – продолжил он. – Это четко демонстрирует апрельское обострение ситуации в зоне карабахского конфликта, многочисленные вооруженные инциденты на армяно-азербайджанской границе. По этим причинам, Армении нечего получить от этой организации».

Критика ОДКБ в Армении усилилась после обострения военных действий с Азербайджаном в начале апреля. В частности, она была направлена против близкого союзника – России, которая является и основным поставщиком вооружения  в Азербайджан.

«От ОДКБ не последовала должная реакция, когда Армения была на грани вовлечения в полномасштабную войну с Азербайджаном …О какой коллективной безопасности может идти речь, которая якобы должна обеспечить ОДКБ?», – продолжил Сафарян, добавив, что Армения должна пересмотреть свои отношения с ОДКБ.

Еще одним разочарованием стало уклончивое заявление ОДКБ по нагорно-карабахскому конфликту.

Страны-члены лишь общими фразами говорили о важности урегулирования карабахского конфликта мирным путем, ссылаясь на достигнутые, после апрельских боевых действий, договоренности между главами Армении и Азербайджана в Вене и Санкт-Петербурге.

Аналитики утверждают, что назначение представителя Армении на пост генерального секретаря придало бы Еревану больше веса в карабахском вопросе.

«В первую очередь, это повлекло бы за собой усиление военного компонента ОДКБ, значение которого для Армении, имеющей проблему нагорно-карабахского конфликта, сложно переоценить», – сказал IWPR замдиректора Института Кавказа в Ереване, военный эксперт Сергей Минасян.

«Помимо этого, Армения, по всей вероятности, попыталась бы продвинуть вопросы, связанные с обеспечением региональной безопасности, в частности относительно нагорно-карабахского конфликта. Думаю, Ереван попытался бы поставить также вопрос отказа от продажи оружия Азербайджану со стороны стран-членов организации, в частности Россией», – сказал он.

Военно-техническое сотрудничество между Арменией и Россией находится на высоком уровне и между странами подписано болей 50 двусторонних договоров и соглашений.

У Еревана и Москвы также есть совместная система ПВО в регионе, и они сформировали совместное командование, в которое входят российская военная база в Армении и некоторые контингенты армянской армии.

Во втором по величине армянском городе Гюмри дислоцирована 102-российская военная база, численность личного состава которой составляет около 5 000 человек.

Экс-министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян утверждает, что Россия, фактически, является основным гарантом предотвращения полномасштабного военного конфликта между Арменией и Азербайджаном.

«Азербайджан не может начать полномасштабную войну, так как все вопросы тут решает фактор военного сотрудничества с Россией, которое не допускает в регионе начала войны, – сказал он IWPR. – Россия, согласно своей военной доктрине, может применить ядерное оружие, в случае агрессии против себя или своих союзников. Так что, мы находимся под ´ядерным зонтиком´, в отличие от Азербайджана и Грузии». 

Арутюнян продолжил, что присутствие России «также обеспечивает совместно с армянскими ВС безопасность Армении».

Ситуация сложная, поскольку оборонная политика Армении не ориентирована только на Россию, но она также включает в себя и сотрудничество с НАТО. В отличие от соседней Грузии, Армения не намерена вступать в НАТО; поскольку она является членом ОБКД, то об этом не может идти и речи.

У российских экспертов собственное объяснение того, что механизм ротации находится в подвешенном состоянии.

«Видимо Армения не провела должной работы по согласованию своего кандидата с остальными странами-членами ОДКБ, что и привело к такому результату», – заявил российский политолог и президент Научного общества кавказоведов Александр Крылов.

Хотя официально имя кандидата от Армении на пост генерального секретаря названо не было, в местных СМИ упоминаются трое бывших и один действующий военнослужащий.

Это – экс-начальник Генерального штаба ВС, а ныне секретарь Совета национальной безопасности Юрий Хачатуров и экс-министры обороны Сейран Оганян и Вагаршак Арутюнян.

Оганян публично опроверг эти сообщения и заявил, что если даже поступит такое предложение, то он его отвергнет. Остальные никак не отреагировали на эти слухи.

Тем временем перестановки в составе правительства вызвали противоречия поле того, как на пост министра обороны был назначен экс-глава аппарата президента Виген Саргсян.

Саргсян не состоит в родственных отношениях с президентом и у него большой опыт в области дипломатии и управления. Он является магистром права и дипломатии Школы права и дипломатии имени Флетчера при университете Тафтса и выпускником российского Санкт-Петербургского государственного университета управления по специальности управление персоналом.

Однако в военных кругах определенную обеспокоенность вызвало назначение на этот пост гражданского лица.

Сам президент Армении Серж Саргсян заявил высшему офицерскому составу армии, что согласно Конституции военнослужащим номер один нашей страны или старшим военнослужащим должен быть начальник генерального штаба, а не министр обороны.

«Будничной же деятельностью войск министр должен заниматься очень мало», – заявил он.

Минасян истолковал назначение Вигена Саргсяна как шаг, предпринятый для того чтобы перевести оборонное ведомство под прямой контроль президента, а отнюдь не как признак изменения политики.

«Не предпочтения человека, а общий антураж безопасности и расклад интересов определяют оборонную политику страны, – сказал он IWPR. – В связи с этим армяно-российское военно-техническое сотрудничество было, есть и будет приоритетом для обеих стран. Здесь особых изменений не стоит ожидать».

Аршалуйс Мгдесян, независимый журналист в Армении.