Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Армения: осмысление кризиса

Как противостояние между вооруженными лицами и властями превратилось в символ народного недовольства.
By Arshaluis Mghdesyan
  • После применения полицией светошумовых гранат, среди протестующих началась паника. (Фото: Назик Арменакян)
    После применения полицией светошумовых гранат, среди протестующих началась паника. (Фото: Назик Арменакян)
  • Самое крупное столкновение между активистами и полицией произошло 29 июля. (Фото: Назик Арменакян)
    Самое крупное столкновение между активистами и полицией произошло 29 июля. (Фото: Назик Арменакян)
  • Несколько десятков человек, включая журналистов и операторов, были ранены и избиты. (Фото: Назик Арменакян)
    Несколько десятков человек, включая журналистов и операторов, были ранены и избиты. (Фото: Назик Арменакян)

Эксперты предупредили, что общественные демонстрации в поддержку вооруженных лиц, инициировавших двухнедельный кризис с заложниками в полицейском участке Ереване, должны стать тревожным звонком для правительства Армении.

Вооруженная группа Сасна црер или Неистовые сасунцы – название армянского эпоса, координировалась несколькими ветеранами карабхской войны, которая произошла в начале 90-ых.

(Смотрите также: В Армении продолжается кризис с заложниками). 

Группа, изначально состоящая из 31 человека, требовала освобождения оппозиционера и ветерана Карабаха Жирайра Сефиляна, который был арестован в середине июня за незаконное приобретение и хранение оружия.

Сефилян возглавляет оппозиционное движение Учредительный парламент, которое было создано в 2008 году и ранее организовывало десятки мирных демонстраций, направленных на смену режима.

Сасна церер, которая также требовала отставки президента Сержа Саргсяна, назвала свои действия «началом вооружённого переворота», направленного на «искоренение коррупции и восстановление справедливости».

В ходе захвата в заложники были взяты семь сотрудников полиции, в том числе и заместитель начальника полиции Армении Вардан Егиазарян и заместитель начальника полиции Еревана Валерий Осипян.

Противостояние наконец завершилось 31 июля, когда 20 из оставшихся вооруженных лиц убедили сложить оружие и сдаться.

К моменту завершения захвата, двое полицейских были убиты, а несколько членов вооруженной группировки ранены.

Казалось, что действия и требования Сасна церер затронули большую часть населения, недовольного правительством.

В течение первых дней тех событий, которые назвали Июльским кризисом, несколько десятков людей собрались возле кордонов безопасности, установленных вокруг полицейского участка.

Через несколько дней поддержку вооруженным лицам выразили более 1000 человек, что вылилось в столкновения с полицией и привело к ранениям и арестам сотен человек.

Протесты в столице продолжились и после окончания захвата, хотя они и переместились на площадь Свободы в центре Еревана.

Freedom House заявил, что двухнедельная оккупация полицейского участка «вызвала неожиданную общественную поддержку и подняла вопросы будущей стабильности страны».

БЕЗВЫХОДНАЯ СИТУАЦИЯ

«Полный анализ этих событий потребует еще долгого времени», – заявил Саргсян 1 августа, на следующий день после сдачи, добавив, что приоритет заключается в том, что «Нужно полностью искоренить само существование трагического мышления о силовом решении вопросов».

Саргсян, который также заявил о возможности создания Правительства национального согласия, продолжил: «Любой человек может не любить властей, не любить правительство, не любить президента и быть решительно против политики».

«Но нелюбовь – вовсе не основание для героизации тех, кто решает вопросы оружием. Власти сменяют друг друга. Поощрение же терроризма сродни раковой опухоли, она останется и будет распространяться, уничтожая все, что создано нашим народом».

По словам руководителя Центра сотрудничества во имя демократии Степана Даниеляна, симпатию простых людей к вооруженной группировке можно объяснить отсутствием политических механизмов влияния на власть.

«В связи с этим действия вооруженной группы, не простая уголовщина, а результат происходящих в стране политических процессов, – сказал Даниелян IWPR. – В стране создалась такая безвыходная ситуация, что простые люди вышли на улицы и поддерживали действия группы. Это политическая оценка общества властям. Получается, часть общества уже выступает за вооруженную борьбу или одобряет вооруженную борьбу против власти».

Протесты также добрались и до второго по величине город Армении Гюмри, в котором демонстранты перекрыли одну из центральных улиц города.

Участники протестов призывали к отставке Саргсяна и освобождению Сефиляна, а также искоренению коррупции и экономических монополий.

Во время захвата правящая Республиканская партия Армении, а также большая часть парламентской оппозиции не сделали никаких официальных заявлений.

Несмотря на призывы некоторых политиков и НПО провести чрезвычайную парламентскую сессию для обсуждения ситуации в стране, не было предпринято никаких мер.

Президент Саргсян сделал единственное заявление спустя пять дней после начала кризиса, отметив, что страна переживает «сложные времена», и члены вооружённой группы «должны сложить оружие и сдаться».

По словам руководителя Аналитического центра по вопросам глобализации и регионального сотрудничества (ACGRC) Степана Григоряна, политический отклик на кризис был жалким.

«Политическая элита, в частности, парламент в дни кризиса продемонстрировали свою полную беспомощность и оторванность от общественных настроений, – продолжил он. – Политическая система просто была в ступоре, что актуализирует вопрос смены политического поколения».

Председатель Института гражданского общества, правозащитник Артак Киракосян согласен с тем, что события последних недель должны стать тревожным сигналом для правительства.

«Эти проблемы надо решить и власти должны извлечь уроки из всего происходящего, – сказал он. – Речь идет о кризисе всей политической системы и кризисе доверия. Самое главное, чтобы на предстоящих парламентских выборах правящая партия проиграла».

Следующие парламентские выборы состоятся весной 2017 года. В начале 2018 года, в соответствии с новой Конституцией, принятой в декабре прошлого года, страна с полупрезидентской формы правления перейдет на парламентскую.

«ИСТОРИЯ НЕ ЗАКОНЧЕНА»

Через неделю после захвата полицейского участка и освобождения, в результате переговоров всех заложников, полиция изменила тактику, и снайперы начали стрелять по ногам вооруженных лиц.

Восемь членов вооруженной группы были ранены и затем госпитализированы, еще несколько были арестованы во время передачи раненных.

В последние дни захвата полиция также начала применять силу против демонстрантов, поддерживающих Сасна церер и арестовывать некоторых политических активистов и оппозиционных политиков.

По информации Human Rights Watch 29 июля полиция Армении применила против участников мирной акции протеста чрезмерную силу – десятки демонстрантов и журналистов были избиты, а для их разгона были использованы светошумовые гранаты.

Люди утверждали, что среди избивающих были полицейские в гражданской одежде. Одному подростку выбили глаз.

1 Августа Саргсян в своем выступлении извинился перед журналистами за эти события, назвав их «самым существенным нашим упущением».

Согласно официальному сообщению Службы национальной безопасности на 1 августа в связи захватом полицейского участка в Ереване были арестованы или задержаны 47 человек. 24 из них было предъявлено уголовное обвинение в захвате заложников.

Многие активисты остаются в тюрьмах якобы из-за организации массовых беспорядков: обинение, которое они опровергают.

Григорян подчеркнул, что во избежание дальнейших политических эксцессов, власти должны провести решительные реформы.

«История не закончена, – сказал он. – Если власти будут медлить с реакцией, вполне возможны нежелательные силовые сценарии смены политического руководства. Если они будут более оперативно реагировать, то у нас будет шанс на смену властной парадигмы через менее сильные стрессы – посредством выборов. Так, что все будет зависеть от властей». 

Аршалуйс Мгдесян, независимый журналист в Армении.