Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Армения и Азербайджан на грани "случайной войны"

Эксперты обсуждают недавние события в попытке взвесить риски, связанные с резкой эскалацией боевых действий.
By IWPR Caucasus

После серии перестрелок с фатальными последствиями вдоль линии соприкосновения армянских и азербайджанских вооруженных сил,  аналитики заговорили об опасности возобновления крупномасштабных военных действий, в случае если одна из сторон просчитается и переоценит свои силы. Хотя подобные инциденты стали неотъемлемой частью хрупкого режима перемирия, общая  политическая обстановка содержит риски того, что дальнейшие стычки между сторонами могут дать повод России, которая и так в последнее время приняла довольно агрессивную позицию, чтобы вмешаться и ввести войска в зону конфликта.

26 января, на фоне наблюдавшегося с начала года всплеска насилия вдоль линии соприкосновения, армянский офис Института по освещению войны и мира, совместно с “Медиа центром”, провел дискуссию с целью обсуждения сложившейся военной ситуации, ее более широкого политического контекста, включая роль России в регионе, и дальнейшего развития событий.

Модератором обсуждения, проведенного в Ереване, стал журналист Аршалуйс Мгдесян. В качестве спикеров на дискуссии выступили директор Центра региональных исследований Ричард Киракосян, глава Центра глобализации и регионального сотрудничества Степан Григорян и депутат парламентской фракции партии "Наследие" Теван Погосян. К обсуждению также присоединился медиа эксперт и журналист Шахин Рзаев на видео связи из Азербайджана.   

ПЕРЕГОВОРЫ УСТУПАЮТ МЕСТО БОЕВЫМ ДЕЙСТВИЯМ  

После того, как война между армянскими и азербайджанскими вооруженными силами закончилась заключением перемирия в 1994 году, Нагорный Карабах с прилегающими к нему территориями перешел под власть местного армянского правительства, которое объявило о независимости. С тех пор режим прекращения огня постоянно нарушается из-за частых перестрелок и периодических рейдов как вдоль “линии соприкосновения” вокруг Карабаха, так и на государственной границе между Арменией и Азербайджаном.

По официальным данным, в январе было убито десять военнослужащих армянской армии и карабахских вооруженных сил. Предполагается, что погибло также несколько азербайджанских солдат, хотя официальные источники в Баку избегают разглашения сведений об этом.  

Обсуждение открыл Ричард Киракосян, который пояснил, почему нынешняя шкала  насилия вызывает беспокойство.

“С военной точки зрения, подобная эскалация сама по себе не является ничем новым. Однако масштаб боевых действий - явление действительно новое, с географической точки зрения, боевые атаки стали охватывать все больше пространства и переключились на отдельные части армяно-азербайджанской границы. Кроме того, интенсивность подобных атак также возросла. Мы слишком привыкли к оцениванию нарушений режима перемирия по количеству произведенных выстрелов. К сожалению, сейчас эскалация напряженности настолько серьезна, что нам приходится оценивать нарушения режима прекращения огня по числу жертв”, - заявил Киракосян.  

Ссылаясь на события лета 2014 года, Рзаев подчеркнул, что подобные случаи эскалации насилия уже были в прошлом, однако признал, что нынешняя ситуация, несомненно, вызывает больше опасений. 

“Каждый год, в марте наблюдается обострение на линии фронта. Просто в этом году все началось раньше. Однако количество инцидентов, конечно, возросло, и это не хороший знак, я считаю”, - заключил эксперт из Азербайджана.

ДИНАМИКА И ЛОГИКА СТОЛКНОВЕНИЙ НА ГРАНИЦЕ

Участники дискуссии были единодушны во мнении, что тенденция роста насилия вызывает опасения, что существует риск того, что ситуация выйдет из-под контроля.

“Если говорить военными терминами, опасность официальной войны все еще не велика. Настоящую опасность, тем не менее, представляет случайная война, которая может начаться вследствие просчета”, - сказал Киракосян.

Другой эксперт, Теван Погосян, заявил, что большое количество инцидентов в январе этого года было вполне предсказуемым. По его словам, армянские вооруженные силы, по-видимому, предвидели подобное еще в начале января, и офицерскому составу войск была предоставлена большая независимость: они сами решали, когда именно необходимо отражать атаки противника, и даже когда нужно было предпринимать предупредительные меры.  

Погосян предположил, что азербайджанское руководство могло принять более агрессивную тактику по двум основным причинам – в первую очередь, в знак поддержки своему союзнику – Турции, накануне столетия геноцида армян в апреле 2015 года. Во-вторых, чтобы отвлечь внимание от внутренних проблем, вызванных падением цен на нефть. 

Рзаев в свою очередь возразил, что не стоит представлять Азербайджан в качестве агрессора, а Армению – в роли невинной жертвы, у которой нет причин для эскалации напряженности. 

“Экономическая обстановка в Армении сейчас очень трудная, есть напряжение в отношениях с Россией и прения вокруг Евразийского союза. Властям Армении также нужен предлог, чтобы отвлечь население страны от внутренних проблем”, - выразил уверенность Рзаев, пояснив, что отношение Азербайджана к обострению на линии фронта отличался от точки зрения Армении.   

“В отличие от Армении, в Азербайджане считают, что война не закончена. А пока война продолжается, будут умирать солдаты, и, к сожалению, иногда и мирные жители. Пока армянские войска, призывники из Армении находятся на оккупированных азербайджанских территориях, очень важно что-то предпринять. То, что гибнут солдаты, является следствием продолжающейся оккупации. Такова точка зрения в Азербайджане”, - заключил эксперт.

Однако, по словам Степана Григоряна, всякий раз, когда на границе или вдоль линии соприкосновения вокруг Карабаха возникает напряжение, его инициатором всегда оказывается Азербайджан, по многим понятным для него причинам. 

“Азербайджан хочет показать международному сообществу, что карабахский вопрос не решен, что о нем не следует забывать, что конфликт не является замороженным и что существует большое напряжение. С политической точки зрения, это мне понятно. Мир сейчас занят Украиной и Сирией, и на этом фоне проблема Нагорного Карабаха, естественно, не самая главная для международного сообщества ", - отметил Григорян, признав, однако, что инциденты в зоне конфликта дорого обходятся.

“В Армении, по крайней мере, они приводят к ситуации, когда угасает оптимизм по поводу достижения быстрого урегулирования. Взаимное недоверие еще больше усугубляется, и мы все дальше отдаляемся друг от друга с точки зрения возможного решения конфликта ", - сказал он.

"Это и есть цена. Вы можете соглашаться или не соглашаться с этой политикой ... но вы и ваше общество [в Азербайджане] должны знать эту цену".

ЗАСТОЙ В МИРНОМ ПРОЦЕССЕ

Переговоры по карабахскому конфликту проходят при посредничестве Минской группы ОБСЕ под сопредседательством США, Франции и России. Азербайджан отказывается признавать карабахское правительство стороной конфликта, поэтому официальные переговоры проходят между Баку и Ереваном. За два десятилетия, переговоры не принесли значительных результатов, поскольку стороны слишком расходятся в своем видении будущего Карабаха - армяне хотят независимости, а азербайджанцы требуют восстановления территориальной целостности, что затрудняет даже предварительные меры по укреплению доверия.

В период с августа по октябрь прошлого года президент Азербайджана Ильхам Алиев и его армянский коллега встречались три раза, что само по себе считалось своеобразным прорывом в переговорах, поскольку до этого они встречались всего один раз в ноябре 2013 года (смотрите:  Возможно ли возобновление армяно-азербайджанских переговоров? и Хрупкий мир на линии соприкосновения армяно-азербайджанских вооруженных сил).  До настоящего момента, однако, возглавляемый ОБСЕ мирный процесс не восстанавливается.

Как отметил Киракосян, “есть мирный процесс, но нет мира, и процесса, как такового, тоже нет”.

Степан Григорян согласился с этим мнением, подчеркнув, что в настоящий момент “переговорный процесс” отсутствует.

“Наши президенты встречаются, но нет переговорного процесса. Хорошо, что они, по крайней мере, встретились… в прошлом году. Но это не является переговорным процессом”.

Однако, несмотря на сложности, по мнению Григоряна, возобновление официальных переговоров имеет ключевое значение. 

“Думаю, важнее всего сейчас попытаться восстановить переговорный процесс… Ситуация напряженная. Без переговоров она только ухудшится. Представители гражданского общества и аналитики должны постараться сохранить какую-то форму диалога со своими азербайджанскими коллегами на определенном уровне”, - выразил мнение эксперт.

 ИЗМЕНЕНИЯ В ПОЗИЦИИ РОССИИ

В начале этого года, Армения стала членом возглавляемого Москвой нового регионального альянса, Евразийского экономического союза (который включает в себя Казахстан, Беларусь, а также Россию, а Кыргызстан, как ожидается, присоединится к ним в этом году). Учитывая давние связи Армении с Россией в области безопасности и экономики (Армения преодолевает экономические трудности Союза), этот шаг должен был еще больше укрепить отношения между ними и усилить безопасность Армении, с учетом того, что она граничит с Турцией и Азербайджаном, с которым до сих пор формально находится в состоянии войны.

Участники дискуссии опровергли это предположение, однако, утверждая, что Армения не стала сильнее, а Азербайджан, наоборот, не стал слабее благодаря новому стратегическому альянсу.

“В свете недавней эскалации, в плане безопасности Армения потеряла больше, чем в прошлом году",- сказал Киракосян.- "Армения была вынуждена присоединиться к Евразийскому союзу, якобы из соображений безопасности, но сейчас мы слабее [с точки зрения безопасности], чем до вступления в Евразийский союз”.

Григорян также пояснил, почему Ереван больше потерял, чем выиграл. 

"Вступление в Евразийский союз было последней козырной картой Армении перед Россией. Теперь мы просто неинтересны России. Мы все отдали России. Какой интерес мы можем представлять для нее сейчас?", - сказал эксперт. "Россия теперь должна работать с Азербайджаном и сделать так, чтобы Баку согласилось войти в Евразийское пространство, и вообще участвовал в российских проектах, осуществляемых в постсоветском пространстве. Поэтому мы часто видим, мягко выражаясь, неуважительное отношение к нам, которое также проявилось во время событий в Гюмри ".

Инцидент, в результате которого солдат, служивший на российской военной базе, расположенной в Гюмри, обвиняется в убийстве целой семьи, привел к протестам, которые указывают на обеспокоенность армянской общественности неравными отношениями с Москвой. Подозреваемый был доставлен обратно в российскую базу, руководство которой заявило, что солдат предстанет перед судом там и не будет передан армянским судебным органам, как предусматривается в двусторонних соглашениях. (Смотрите: Армения: дело об убийстве вызвало напряженность во взаимоотношениях с Москвой).

По словам Киракосяна, "трагедия в Гюмри вызвала кризис, попутно поднимая более серьезные вопросы, не бросая вызова отношениям между Арменией и Россией в целом, но выявляя опасную асимметрию в этих отношениях".

В 1990-х годах, постсоветский Азербайджан был отчужден от России, обвиняя Москву в скрытом пособничестве армянам в Карабахе, поэтому Баку пошел на сделку с западными компаниями, с их помощью начав развитие своей прибыльной нефтяной промышленности и строительство трубопроводов в обход своего северного соседа. Ситуация изменилась совсем недавно, и отношения между Азербайджаном и Россией снова потеплели, так как Москва не критикует Баку за нарушения прав человека в Азербайджане и готова поставлять этой стране высокотехнологичное оружие, несмотря на то, что в гонке вооружений усиливает превосходство Баку над Ереваном, обладающим гораздо более скудными средствами.

По мнению Рзаева, азербайджанское руководство не было встревожено вступлением Армении в Евразийский экономический союз, полагая, что согласие Еревана и так было "в кармане России".

"Что действительно изменилось, так это отношения между Азербайджаном и Россией", - добавил он. - "После событий в Украине, Россия предпринимает решительную попытку сохранить свои оставшиеся колонии, если мы можем их так назвать. Можно сказать, что [Москва] постоянно обхаживает Азербайджан, пытаясь вовлечь его в свою сферу политических интересов. Это объясняет, почему Россия сейчас закрывают глаза на некоторые вещи. Например, реакция Кремля на инцидент со сбитым вертолетом была очень сдержанной. Пять лет назад или около того, реакция на это событие была бы более резкой".

12 ноября прошлого года азербайджанские вооруженные силы сбили армянский боевой вертолет вблизи границы с Нагорным Карабахом. В результате, погибли все три члена экипажа. Азербайджанцы заявили, что вертолет стрелял в направлении их наземных позиций, но армянская сторона утверждала, что вертолет был безоружен и участвовал в хорошо всем известных военных учениях (Смотрите: Рухнут ли перспективы мирных переговоров вместе со сбитым вертолетом?).  

Комментируя вступление Армении в российский экономический блок, Погосян в свою очередь не согласился с тем, что Евразийский  союз должен или может гарантировать безопасность Армении

"Я очень удивляюсь, когда иногда высказывается мнение, что вступление в Евразийский союз может в какой-либо мере способствовать безопасности Армении", сказал он. "В отличие от Азербайджана, по крайней мере, Армения должна понять, что у нее нет друзей, и что она должна сама отстаивать собственные интересы”, - заявил эксперт.

ДАЛЬНЕЙШИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ И РИСКИ

Заглядывая в будущее, Киракосян определил несколько ключевых тенденций, среди них ежегодные крупные военные расходы Азербайджана, хотя он подчеркнул, что это не является достаточно весомым обстоятельством, чтобы изменить ситуацию, так как "оборонительная позиция Армении по-прежнему сильнее, чем потенциальные наступательные возможности  Азербайджана”. Тем не менее, по словам эксперта, существует тенденция к "сдвигу в балансе военной мощи в пользу Азербайджана в долгосрочной перспективе".

Киракосян добавил, что только одна из трех стран сопредседателей Минской группы не придерживается последовательной политики - Россия, которую он назвал "темной лошадкой", в первую очередь из-за того, что она является крупным поставщиком оружия Азербайджану, а также потому, что может изменить свою позицию относительно того, кого поддерживать в карабахском вопросе.

"Вследствие российской агрессии и войны в Украине, есть опасность изменения российской политики в отношении Нагорного Карабаха, и эти изменения могут отличаться от ее традиционной позиции",- сказал эксперт.

Ссылаясь на изменчивое поведение Москвы, Григорян обратил внимание собравшихся на то, что в действительности, то обстоятельство, что все эти годы армии Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха сами поддерживали заключенное в 1994 году перемирие, заключает в себе позитивные моменты.

“Мы вместе с вами [азербайджанцами] контролируем ситуацию. Она напряженная, иногда выходит из-под контроля, и мы выражаем недовольство, но так или иначе, мы контролируем ситуацию. Как бы странно это не казалось, думаю, это объединяет наши интересы. Здесь не должно быть других игроков, которые могли бы оказать значительное влияние на ситуацию”, - заявил Григорян.

Эксперт также подчеркнул, что в случае дальнейшей эскалации напряженности, Россия может воспользоваться этим в качестве предлога для ввода своих войск в зону конфликта.

“Они называют это миротворческим контингентом, но на примере Крыма и Донбасса мы можем догадаться о том, какие именно силы будут введены в зону карабахского конфликта. Я утверждаю, что это нежелательно как для Азербайджана, так и для Армении",- добавил Григорян.

“Опасность, исходящая от России, очень серьезная, и вы [в Азербайджане] должны подумать об этом. Не мы одни должны беспокоиться об этом. Мы с вами должны контролировать зону конфликта собственными силами, без вмешательства других посредников”, - в заключение добавил эксперт.