Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АЗЕРБАЙДЖАН: ИЗВЕСТНОГО СРЕДНЕВЕКОВОГО КЛАДБИЩА БОЛЬШЕ НЕТ

Корреспондент IWPR подтверждает, что от знаменитых камней-крестов Джуги не осталось и следа.
By IWPR staff
  • Christian cemetery of Jugha (13th-16th centuries), Azerbaijan. Photos taken in the 1970s by Argam Aivazian.
    Christian cemetery of Jugha (13th-16th centuries), Azerbaijan. Photos taken in the 1970s by Argam Aivazian.
  • Site of the Jugha cemetery. Photo take in April 2006. (Photo: IWPR)
    Site of the Jugha cemetery. Photo take in April 2006. (Photo: IWPR)
  • Christian cemetery of Jugha (13th-16th centuries), Azerbaijan. Photos taken in the 1970s by Argam Aivazian.
    Christian cemetery of Jugha (13th-16th centuries), Azerbaijan. Photos taken in the 1970s by Argam Aivazian.

Но выяснить, что же все-таки случилось с известным средневековым кладбищем Джуги в Азербайджане, по-прежнему не удается. 

Армяне считали это кладбище уникальным по числу и культурно-исторической ценности расположенных на его территории средневековых надгробных камней с крестами, каждый из которых являл собой высокий образец скульптурного искусства. В конце восьмидесятых годов прошлого столетия на кладбище насчитывалось более двух тысяч таких крестов, которые армяне называют "хачкарами".

Сегодня армянская община утверждает, что кладбище стерто с лица земли подобно тому, как в свое время талибами были уничтожены два гигантских изваяния Будды в Афганистане. В ответ на эти заявления Азербайджан обвинил Армению в распространении панических слухов, и заявил, что это на территории Армении разрушают памятники азербайджанской культуры.

Корреспондент IWPR стал первым журналистом, посетившим то место недалеко от границы Азербайджана с Ираном, где должно располагаться кладбище. По его свидетельству, древнего погоста больше нет.

Судьбой кладбища в Джуге заинтересовались Европарламент, ЮНЕСКО и Палата лордов британского парламента. С целью изучения ситуации на Южном Кавказе находится делегация Европарламента. Однако до сих пор никому не было позволено посетить место, где находится кладбище.

В том случае, если международные наблюдатели подтвердят факт полного уничтожения кладбища, наверняка будет не избежать нового "высоковольтного" выяснения отношений между двумя странами, находящимися в состоянии риторической войны со времени окончания в 1994 году вооруженной фазы конфликта из-за Нагорного Карабаха.

У корреспондента IWPR не было особой свободы передвижения, когда он прибыл на место – его сопровождали двое представителей азербайджанских служб безопасности. Ему так и не удалось приблизиться к реке Аракс, в районе которой располагалось кладбище, поскольку эта зона является пограничной и для прохождения на ее территорию требуется специальный пропуск. Однако и на расстоянии было хорошо видно: территория абсолютно пуста, никакого кладбища там нет. Однако, нет там и военного полигона, как это утверждают некоторые в Армении.

Корреспондент IWPR также выяснил, что в близлежащем селе есть армянское кладбище 20-го века, и имел возможность лично убедиться, что все могильные памятники находятся в полной сохранности.

Место, о котором идет речь, является одним из самых труднодоступных в Европе. Оно находится в Нахичевани. Это азербайджанский эксклав, окруженный территориями Армении и Ирана. Сообщение его с остальными регионами Азербайджана, ввиду неразрешенности армяно-азербайджанского конфликта, осуществляется исключительно по воздуху.

Старая Джульфа, или Джуга, как ее называют армяне, расположена на северном берегу реки Аракс, отделяющей Нахичевань от Ирана.

Согласно армянским и другим историкам, в средние века Джульфа была процветающим армянским городом. Но в 1604 году персидский шах Аббас насильно переселил жителей города в Исфаган, где по сегодняшний день существует армянский квартал под названием Новая Джульфа.

Увидеть руины старого города и его кладбище приезжали многие путешественники. В июле 1812 года здесь побывал британский востоковед сэр Уильям Оусли, который обнаружил "совершенно разрушенный город" и развалины того, что некогда было одним из самых известных в мире каменных мостов.

Он писал: "Я исследовал то основное, что осталось от Джульфы, все население которой составляют 45 армянских семей, по всей видимости, относящихся к низшему классу общества. Что касается прежних жителей города, достаточным свидетельством их многочисленности служит обширное кладбище, расположившееся на склоне берега реки, многочисленные ряды вертикально устроенных надгробий, походящих – если на них смотреть с некоторого расстояния – на шествие людей, или, скорее, на построившуюся тесными шеренгами армию".

По словам эксперта по армянским памятникам в Нахичевани, историка Аргама Айвазяна, Джуга была уникальным памятником средневекового искусства, крупнейшим из когда-либо существовавших армянских погостов. Он говорит об имевшихся там статуях овнов, церкви и развалинах массивного каменного моста. "Нигде в мире нет такого места, где были бы сгруппированы десятки тысяч хачкаров", - сказал он. 

В последний раз Айвазян посетил это место в 1987 году. Тогда кладбище по большей части оставалось нетронутым, несмотря на то, что в советский период за ним не было никакого ухода.

Армянская художница Лусик Агулеци – уроженка Нахичевани. Как и Айвазяну, ей довелось побывать на кладбище в 1987 году, хотя все время поездки по родным местам за ней неотступно следила милиция.

“Такого нет даже в Армении, - сказала она. - Восхитительный был вид. Два холма, полностью застроенных хачкарами. Нам не позволили рисовать их или фотографировать”. 

Армянские эксперты обвиняют Азербайджан в намеренном вандализме по отношению к памятнику армянской культуры.

“Уничтожение хачкаров Старой Джуги – это, в общем, уничтожение целого явления культуры человечества, так как они не только являются доказательством культуры создавшего их народа, они еще и символы, рассказывающие об определенной культурной эпохе”, – говорит начальник Управления по вопросам национальных и религиозных меньшинств при армянском правительстве Грануш Харатян.

По словам Айвазяна, на территории Нахичевани "существовали 27 тысяч монастырей, церквей, хачкаров, надгробных камней и других армянских памятников". "На сегодняшний день все они уничтожены”, - сказал он. 

Хотя историческое происхождение кладбища является спорным вопросом в Азербайджане, культурная ценность этого места не подвергается сомнению. Это подтверждается в опубликованной в 1986 году книге азербайджанского археолога Давуда Ахундова "Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана". Книга содержит снимки, изображающие каменные кресты Джуги.

В своем труде Ахундов говорит о кавказско-албанском происхождении крестов. Его мнение созвучно официальной точке зрения Азербайджана, согласно которой христианские памятники в Джуге являются творением албанцев, а не армян. Кавказские албанцы – народ, не имеющий отношения к Албании – жили в юго-восточной части Кавказа, однако их культура стала приходить в упадок еще в средние века.

Сегодня недалеко от того места, где располагалось кладбище, существует поселок Гюлистан, в котором проживают около 500 человек. Климат и рельеф здесь очень суровые, а потому земли, пригодной для посева, почти нет. Дома в Гюлистане построены в основном из глинобитного кирпича и речного камня.

В беседу с IWPR местные жители вступали неохотно, при этом утверждали, что армянского кладбища там никогда не существовало.

«В отдельных частях Джульфы есть исторические христианские кладбища, но они являются памятниками Кавказской Албании и не имеют к армянам никакого отношения», - сказал политолог Заур Ибрагимли, который живет в Джульфинском районе.

Он добавил, что в поселке Сахалангая есть большое армянское кладбище, которое, также как и тамошняя армянская церковь, находится в полной сохранности.

По словам редактора джульфинской газеты «Голос Араза» Гусейна Шукуралиева, разрушение древнего кладбища началось еще в 1828 году, когда Азербайджан стал частью российской империи. "Тысячи могильных камней были уничтожены в процессе строительства железной дороги в начале 20 века", - сказал он. 

Ученый-секретарь азербайджанского Института археологии и этнографии Сафар Ашуров выражает сомнение в том, что кладбище было армянским. Те же статуи овна, по его словам, являются "элементом исключительно тюрко-мусульманской могилы".

Однако двое простых жителей рассказали IWPR, что могильные кресты разрушали и не только в столь отдаленном прошлом. Хотя, по их словам, началось это гораздо раньше того времени, к которому апеллируют армяне. 

Интигам в настоящее время работает жестянщиком в Баку, а в 1988-1989 годах проходил срочную службу в советской армии в Джульфе. В конце 1989 года радикально настроенная группа во главе с Нейматом Панаховым снесла пограничные посты на границе Нахичевани с Ираном. Именно тогда, по словам Интигама, была разрушена часть кладбища в Джульфе.

Сам Неймат Панахов отказался говорить с IWPR на эту тему. «Журналисты всегда меня подставляют, не хочу больше иметь с вами никаких дел», - сказал он по телефону. 

Другой свидетель, попросивший не называть его имени, рассказал, что хачкары оставались на этой территории вплоть до 2002 года, когда они были вывезены солдатами по приказу командования Нахичеванским корпусом. 

Армянский архитектор Арпиар Петросян рассказал IWPR, что в 1998 году он в компании с другом отправился на иранскую сторону границы, чтобы оттуда посмотреть на кладбище. Они осмотрели руины моста, а на другом берегу реки – на азербайджанской территории – заметили поезд, который, судя по всему, вывозил с кладбища камни-кресты.

По словам заместителя министра культуры Армении Гагика Гюрджяна, армянское правительство забило тревогу в 1998 году.

“Тогда нам удалось поднять на ноги все международное сообщество и остановить разрушения, - сказал он. - Однако с 2003 года разрушения возобновились. Многие хачкары были погребены под землей, остальные разрушены и сброшены в Аракс”.

За последние несколько месяцев пропагандистская война вокруг кладбища Джуги вступила в новую фазу обострения. Это совпало с очередным раундом переговоров между Ильхамом Алиевым и Робертом Кочаряном о мирном урегулировании карабахского конфликта, которые состоялись в феврале и результатов не принесли.

На прошлой неделе президент Азербайджана Алиев опроверг заявления армянской стороны об уничтожении в Джуге кладбища, назвав их "ложью и провокацией".

Международные организации теперь требуют разрешения посетить место кладбища. В феврале Европарламент принял резолюцию, в которой осудил разрушения исторических памятников в Джуге.

Однако Азербайджан согласился принять делегатов от Европейского парламента только в том случае, если они посетят и районы, контролируемые армянской стороной. Речь идет о примерно одной седьмой части признаваемой международным сообществом территории Азербайджана, которая со времени окончания активной фазы конфликта из-за Нагорного Карабаха остается под контролем Армении.

«Мы считаем, что при комплексном подходе к поднятым проблемам можно будет исследовать христианские памятники на территории Азербайджана, в том числе в Нахичеванской автономной республике», - сказал руководитель управления прессы и информации МИД Азербайджана Таир Тагизаде. 

Азербайджанский МИД заявляет об исчезновении в Армении мусульманских культурных памятников. В специальном заявлении министерства говорится, что на территории бывшего Иреванского ханства было разрушено 1587 мечетей и 23 медресе, на территориях Зангезура и Эчмиадзина - 830 мечетей. Всего на территории современной Армении разрушено свыше 500 мусульманских кладбищ, утверждает министерство, при этом не указывая, когда конкретно имели место эти разрушения.

Председатель Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян винит мировое сообщество в том, что разрушения армянского кладбища не получили своевременной реакции, в отличие от событий 2001 года, когда уничтожение талибами статуй Будды в провинции Бамян вызвало громкий международный протест.

“Почему в данном случае не последовала та же реакция? – спрашивает Ишханян. - Тогда внимание всей общественности было направлено против режима власти талибов, и это варварство использовалось как очередное пропагандистское средство для развертывания военных действий против них”. 

Над статьей работали: Идрак Аббасов, Нахичевань; Шахин Рзаев и Джасур Мамедов, Баку; Седа Мурадян, Нарине Аветян и Карине Тер-Саакян, Ереван.