Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Азербайджанцы противостоят девальвации

На фоне падения цен на нефть Баку отказался от привязки маната к доллару и допустил падение курса маната.
By Vafa Zeynalova
  • Закрыто: пункты обмена валют закрылись сразу после девальвации. (Фото: Вафа Зейналова)
    Закрыто: пункты обмена валют закрылись сразу после девальвации. (Фото: Вафа Зейналова)

После резкой девальвации национальной валюты, которая вызвала протесты по всей стране, в Азербайджане ограничены операции по обмену валюты.

21 декабря 2015 года Центральный банк Азербайджана перешел на плавающий курс национальной валюты, в результате чего манат потерял половину стоимости по отношению к доллару. Это была вторая девальвация национальной валюты за прошлый год; после первой девальвации стоимость маната упала на одну треть.

(Смотрите также: Азербайджан: падение курса валюты вызвало обширные экономические проблемы

После этого жителям Азербайджана стало трудно купить доллары. Новая волна паники началась 14 ноября, когда Центральный банк приостановил деятельность пунктов обмена валюты. Иностранную валюту можно купить только в банках, на туристических объектах и аэропортах.

Однако 14 и 15 января банки отказывались покупать и продавать доллары. Только AzerTurkbank покупал доллары за 1. 60 манат, а продавал за 1. 63 манат. Официальный курс маната на 15 января составлял 1.57 доллара.

«Я узнал о том, что AzerTurk продает доллары только в пятницу после обеда, – сказал торговец бытовыми приборами Эльшан. – Я пришел в банк в три часа дня, и там уже была большая очередь. Сотрудник полиции сказал мне, что их дневной лимит составляет 500 человек. Потом я нашел другое отделение банка, но там была такая же картина».

Из-за повышения цен, девальвации и ухудшения экономических условий по всей стране прошли протесты, которые разогнала полиция. Были задержаны десятки человек.

«Государство своими ограничительными мерами фактически наносит серьезный ущерб, поскольку это вызывает ажиотаж вокруг доллара, – заявил экономист Натик Джафарли. – Более того мы и сами видим, что у него нет никакой антикризисной стратегии. Мы убедились в этом из-за поспешной отмены, изданных ранее указов. 

В качестве примера экономист привел отмену, установленного лимита в 10000 долларов на товары, импортируемые в страну, а также введение запрета на покупку алкогольных напитков за наличные.

«Сейчас как только у жителя Азербайджана появляются манаты, он бежит менять их на доллары и оставляет себе лишь немного на ежедневные расходы», – сказал он.

ПАНИКА И ПОВЫШЕНИЕ ЦЕН

Ранее Центральный банк укреплял манат продавая свои валютные резервы. Более года, с июля 2014 года до декабря 2015 года, запасы сократились с 15,2 миллиардов долларов до 5,1 миллиардов. После девальвации, стоимость маната по отношению к доллару составляла 1,55 по сравнению с 1,05 на 18 декабря предыдущего рабочего дня и с 0,78 в феврале.

Из-за самого резкого падения цены на нефть за последние 11 лет, Центральный Банк решил установить режим плавающего обменного курса. В заявлении банка сказано, что это было сделано «в попытке улучшить платежный баланс, поддержать адекватный уровень стратегических резервов и улучшить международную конкурентоспособность национальной экономики».

Многие обменные пункты закрылись сразу после девальваций в феврале и декабре 2015 года. Которые остались только покупали доллары, но не продавали их.

80-летняя пенсионерка Тамара много лет копила деньги на похороны, собрала, как ей казалось, немалую сумму – 5000 манат.

После девальвации она отдала эти деньги племяннику, который безуспешно пытался обменять их на доллары по официальному курсу.

«Я очень боюсь, что все накопленное за эти годы скоро совсем обесценится», – сказала она.

После девальвации большинство магазинов были закрыты на два дня, а после их открытия люди ринулись покупать, столько товаров, сколько могли пока цены оставались приемлемыми. Товары повседневного спроса, такие как мука, сахар и яйца исчезли с полок магазинов.

Между тем на товары стали прикреплять новые ценники. Некоторые магазины поставили у входа охранников и запретили вести фотосъемку.

В аптеках исчезли и некоторые дорогостоящие медикаменты.

«Я два часа потратила, обходя аптеки и пытаясь найти мои лекарства, – сказала учитель русского языка Валида. – Я перенесла инсульт, и врач выписал мне множество лекарств для улучшения кровообращения ... аптеки либо были закрыты, либо убрали лекарства. И мне страшно подумать, сколько они будут стоить, когда они вернут их на полки. Я и так каждый месяц трачу почти 50 манат на лекарства».

После декабрьской девальвации, черный рынок начал процветать. Несмотря на то, что пункты обмена валюты в Баку в течение нескольких дней были закрыты, их сотрудники стояли на улице и предлагали прохожим обменять деньги по курсу два доллара за манат. Тогда большинство банков вообще не обменивали манаты на доллары.

ПОТЕРЯ ДОВЕРИЯ

«Причина появления черного рынка в неумении государства общаться с обществом, – сказал экономист и член правления общественного движения РеАл Натик Джафарли. – Потеряно доверие не только к манату, но и к высказываниям официальных лиц, а также к банковскому сектору».

Ситуацию усугубило то, что люди пытаются снять долларовые накопления со своих депозитов и это фактически выводит последние остатки валюты из банков. По словам Джафарли, «люди серьезно опасаются, что банки обанкротятся».

«С одной стороны Центробанк объявляет плавающий курс, с другой сам объявляет новую цену маната, – сказал глава Центра содействию экономическим инициативам Азер Мехтиев. – Это несколько противоречиво и только усиливает недоверие к государству, а значит и панику».

Обеспокоенность в бизнес-кругах усиливается и тем, что все решения в Азербайджане принимаются за закрытыми дверями.

«Общественные дебаты не проводятся и, следовательно, мы не можем судить о мотивах тех или иных действий и, в конечном счете, предсказать дальнейшие шаги, – сказал Мехтиев. – Все очень непредсказуемо».

По словам Джафарли, он неоднократно предлагал постепенно девальвировать манат, чтобы избежать внезапного скачка, который губит бизнес-среду и, в частности, банки.

«В течение лет наше правительство жило в условиях, когда цена на нефть составляла около 100 долларов. Это устраивало их подходит им, и они даже не думали о реформах, – сказал он. – Теперь оказалось, что они не идут на эти реформы даже в условиях кризиса».

Джафарли сказал, что, по его мнению, государство будет продолжать девальвировать национальную валюту с помощью методов, которые, уже к концу этого года, приведут к банкротству крупнейших банков страны, а также к безработице и общей бедности.

Со своей стороны, Баку настаивает, что девальвация была вызвана сложной экономической ситуации в соседних странах и падением цен на нефть. Он также отметил желание поддержать отечественного производителя и противодействовать сокращению производства, которое было связано с высоким и стабильным курсом маната.

В такой ситуации либерализация курса маната была неизбежной», – заявил помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов в интервью государственному агентству АЗЕРТАДЖ.

«Азербайджан является нефтедобывающей страной, – продолжил он. Такие страны, как наша, не могут не учитывать фактор резкого удешевления нефти, являющейся основным источником дохода государственного бюджета. С начала 2015 года цены на нефть и нефтепродукты снизились в три раза. Это значит, что и доходы Азербайджана тоже снизились в три раза».

Вафа Зейналова, штатный сотрудник IWPR.