Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АБХАЗИЯ И РОССИЯ: ТАК УЖ И ДРУЗЬЯ?

Как сильно стремление Абхазии к сотрудничеству с Россией?
By Thomas de Waal

Каждое утро на набережной в Сухуми можно наблюдать одну и ту же картину – под высокой пальмой перед небольшим открытым кафе, которое смотрит на выдержанные в стиле неоклассических традиций, сегодня побитые, фасады отелей "Рица" и "Абхазия", собирается группа мужчин.


Кафе "Акоп" пользуется особой любовью местного мужского населения. Представители самых разных слоев общества, начиная с простого рабочего и кончая вице-президентом, приходят сюда, чтобы поговорить и обменяться последними новостями. Эта сцена с мужами, расположившимися у некогда белых металлических столиков и попивающими густой турецкий кофе, увековечена и в работах известнейшего абхазского писателя Фазиля Искандера.


Одна тема неизменно доминирует в "кофейных" беседах – политика. Так и в то ноябрьское утро дискуссии в "Акопе" вертелись вокруг отношений с Россией - вопроса, одинаково волнующего всех жителей непризнанной республики.


"Россия – наш экономический партнер", - констатировал молодой работник администрации президента Валерий, и с этой точкой зрения согласится любой из завсегдатаев кафе.


Во "внешнем" мире превалирует мнение, что абхазы рады демонстрировать лояльность России и даже хотели бы видеть свою республику в составе Федерации, однако в действительности все гораздо сложнее.


Исходя из услышанного в кафе, можно предположить, что большинство абхазов благодарны России за жизненно важную экономическую помощь, которую она предоставляет им. В то же самое время они несколько опасаются этого "большого" соседа и понимают, что Москва использует Абхазию в своих собственных интересах для решения своих разногласий с Грузией.


Связи между Россией и Абхазией стали особенно тесными после того, как летом нынешнего года, в соответствии с разрешением российского министерства иностранных дел, в советских паспортах десятков тысяч абхазских жителей была проставлена печать Российской Федерации, даровавшая им право беспрепятственного передвижения – право, которого они были лишены на протяжении многих лет.


"Нас привлекают места, где нас принимают", - сказал Рушни Джопуа, высокий солидный мужчина в черном костюме, который представился актером и главой республиканской партии. – "У меня в паспорте стоит российская печать. Мы хотим повидать мир, съездить в Англию или Турцию".


В 1992-93 гг. Абхазия воевала с тбилисским правительством. Цена, заплаченная за победу, была высокой. В 1999 году Абхазия провозгласила себя независимым государством – статус, который международное сообщество отказалось признать. Сегодня республика использует российский рубль в качестве платежного средства, и основным источником дохода для подавляющего большинства ее населения является торговля мандаринами, которые через российскую границу вывозятся на север.


Итак, хорошие отношения с Москвой очевидны, однако также очевидны разногласия по поводу того, как далеко следует позволить этим отношениям зайти.


В свою бытность премьер-министром и де-факто лидером республики Анри Джергения выступил с идеей создания т.н. "ассоциированных отношений" с Российской Федерацией. Однако в ноябре неожиданно для всех по инициативе абхазского главы Владислава Ардзинба Джергения был освобожден от должности премьера, после чего он незамедлительно перебрался в Москву. Одна из версий, объясняющих причины его отстранения от дел, заключается в том, что его отношения с российскими официальными структурами якобы стали слишком тесными.


С меньшим энтузиазмом рассматривает российско-абхазские отношения министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба. В том, что республика сблизилась с Россией, он косвенно обвиняет грузинскую сторону.


"В 1994 году – до того, как Грузия наложила на нас санкции – 80 процентов наших торговых операций приходилось на Турцию", - говорил Шамба в интервью IWPR в прошлом месяце. – "Сегодня Грузия сама подталкивает нас на сближение с Россией".


При этом он добавил: "Если говорить о вступлении в состав России, то, судя по тому, что говорят люди, большинство с этим не согласятся".


По словам известного абхазского историка Станислава Лакоба, не раз на протяжении определенного времени Россия пересматривала свою политику в отношении Кавказа и Абхазии в частности. Так, в 19 веке абхазы оказали отчаяннейшее сопротивление царской армии. Абхазы восстали и после российского завоевания – во время русско-турецкой войны 1877-8 гг.


"В течение 30 лет после событий 1887 года абхазов преследовали и гнали из городов", - рассказывает Лакоба. – "В 1905 году санкции были сняты, и в 20 веке Абхазия пользовалась благосклонностью Москвы больше, чем любой из других кавказских регионов – положение, в котором, она, по сути, находится и сегодня.


На Кавказе людям нравится говорить на исторические темы. Вот и посетители кафе "Акоп" не преминули вспомнить недавнее прошлое. Оказалось, что большинство из них глубоко сочувствуют другому маленькому кавказскому народу, который так боятся и ненавидят в Москве – чеченцев.


«Каждая из кавказских республик может в любой момент оказаться в том же положении, что и Чечня», - говорит Валерий. – «А мы, абхазы, знаем, что значит - оказаться под ударом».


Абхазское руководство воздерживается от официальных комментариев по поводу «чеченского» вопроса. Однако народ придерживается иных позиций. Лидера чеченских боевиков Шамиля Басаева, который в России считается врагом номер 1, здесь вспоминают с любовью как человека, боровшегося на стороне абхазов в войне 1992-92гг.


«Они представляются мне «робин-гудами» 21 века», - говорит Роин Аграба, высокий небритый мужчина, который зарекомендовал себя историком по образованию. – «Абхазия не пошла по тому пути, который выбрали чеченцы. Но мы сочувствуем всем угнетенным людям».


История с осадой чеченскими террористами московского театра в октябре нынешнего года, в результате которой погибли свыше 120 заложников, вызвала резкий рост анти-кавказских настроений, что, по словам абхазов, сказывается и на них.


К нашей беседе подключилась жена Роина Аграба Гунда Сакания, представившаяся поэтессой.


«Я люблю российскую культуру, я училась там», - сказала она. – «Однако мы совсем не хотим потерять себя. Неприятно, когда переходишь российскую границу, и тебя унижают. Знаете, там мы - «лица кавказской национальности» и не более того.


Сакания посетовала, что теперь чаще, чем раньше, звучат нелестные высказывания в адрес кавказцев. «Прежде подобные оскорбительные замечания можно было услышать где-нибудь в очереди, а сегодня они исходят уже от культурных людей, представителей интеллигенции», - сказала она.


Итак, если Россия и остается главным союзником непризнанной республики, возможно это из-за отсутствия альтернатив. Грузия, единственная, не считая России, страна, с которой республика граничит, исключается - это враг. Остается еще один исторический союзник – Турция, однако эта страна слишком далека.


«Турция для нас – это все равно, что перенестись во времени на триста лет назад», - сказал Лакомба. – «Тогда как Россия у нас ассоциируется с Европой, эта страна ближе к европейскому уровню, нежели Грузия».


Томас де Ваал, редактор кавказской службы IWPR