Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

«Халиф На Час», Или Кадровая Политика Туркменбаши

Известная восточная сказка из сборника «Тысяча и одна ночь» становится явью на просторах бывшей советской республики, а ныне независимой и нейтральной Туркмении: руководители всех рангов сменяются здесь с неимоверной быстротой.
By Abdulla Iskanderov

Единоличный правитель страны 61-летний Сапармурат Ниязов – Туркменбаши Великий (глава туркмен), конечно же, не падишах, а в духе времени - президент, правда, увенчанный титулом «пожизненный», активно разрабатывает собственную модель работы с кадрами. Если у такого же великого, но ужасного отца народов Иосифа Сталина «кадры решали все», то в Туркмении ровным счетом ничего.


Решает за всех Туркменбаши, как и положено Сердару, то бишь Вождю нации (еще один титул Ниязова), в руках которого в течение 15 лет правления сосредоточены все рычаги государственной власти. Он совмещает посты премьер-министра, Верховного главнокомандующего, возглавляет Совет безопасности, единственную в стране Демократическую партию, бывшую Коммунистическую. Согласно Конституции президент имеет право назначать и увольнять руководителей всех рангов. Крупные контракты также заключаются только с его участием.


В чем же суть ниязовских новшеств в подборе и расстановке кадров? В соответствии с канонами восточной сказки, Туркменбаши иногда поступает как некогда багдадский правитель Харун ар-Рашид. Как повествует сказание, этот персонаж, «вследствие своего великого правосудия и любви к справедливости», ходил тайком по городу, переодевшись, и «разведывал, каково положение подданных». Ниязов не раз признавался, что, наклеив усы и бороду, инкогнито посещает различные места, наблюдая «как ведут себя правители и как они поступают с народом».


Сделав соответствующие выводы из своих наблюдений и получив информацию из Комитета госбезопасности, где, по словам Ниязова, «есть сведения о каждом неверном шаге» высокопоставленных руководителей, глава государства приступает к публичной порке. Почти каждую неделю подданные «страны Туркменбаши», так сейчас именуют местные СМИ Туркмению, часами могут смотреть на экранах телевизоров спектакль, в котором главный герой картинно распекает своих «визирей», больше похожих на «мальчиков для битья», чем на солидных вице-премьеров, министров и хякимов (глав областей, районов, городов).


Президент сурово критикует чиновников, которых почему-то «волнуют не государственные интересы, а лишь благополучие свое и своих близких». «Коррупция, кумовство и протекционизм до сих пор не изжиты в нашем обществе», - с огорчением констатирует глава государства.


Сетуя на отсутствие школы подготовки национальных руководящих кадров, Ниязов решил назначать руководителей любого уровня только с полугодовым испытательным сроком. «За шесть месяцев, если у человека есть способности, он обязательно проявит их. А не сумеет, значит, попрощаемся с ним», - здраво рассудил Туркменбаши.


Отныне этот принцип назначения «халифов на час» стал правилом и оговаривается во всех президентских указах, с соответствующей оговоркой: «В случае неудовлетворительного исполнения служебных обязанностей освобождать от занимаемой должности без предоставления другой работы».


Каков же результат нововведения? Каждые полгода, а то и чаще, вне зависимости от времени года, в Туркмении происходит «кадровый листопад». Летят все: вице-премьеры, министры и их замы, хякимы, директора, банкиры и т. д. Обвинения в их адрес так и сыпятся с уст Туркменбаши.


Один уличен во взяточничестве, другой устроил своих родственников в тепленькое и денежное местечко, третий построил на ворованные у государства деньги шахские хоромы. «Казнокрады настолько обнаглели, - возмущен президент, - что и не пытаются скрыть свои неправедные богатства. Они даже соревнование устроили, кто роскошнее себе дворец построит». В качестве примера президент привел жилище бывшего начальника Госавтоконцерна Нурмурата Гулмурадова, насчитывающее 70 (!) комнат.


Обнародованные главой государства факты хищений и злоупотреблений в высших эшелонах власти приводят в оторопь люмпенизированные слои туркменского общества. Публично клеймя мздоимцев позором, Ниязов смещает их с постов, заставляя сдавать государству «нажитые неправедным трудом» дома, квартиры, земельные участки. «Читая жалобы, поступившие на руководителей, - признается президент, - приходишь к выводу, что всех их пора упрятать за решетку!» Однако от слов к делу Ниязов перейти не торопится. За все годы независимости Туркмении не было ни одного открытого суда над высокопоставленными корыстолюбцами.


Демонстрируя всевластие и гуманность, Туркменбаши следует «народным традициям» - предпочитает общественное порицание, нежели уголовное наказание преступивших закон чиновников. К примеру, бывший министр сельского хозяйства Туркмении Тагандурды Нурыев был пойман за руку, когда, купив на казенные деньги в Иране 60 автобусов, раздал их родственникам и друзьям. «Мы обошлись с ним по-человечески, - сказал Ниязов, - не посадили в тюрьму. Велели ехать в родное село, трудиться на земле в поте лица, честным трудом искупить свою вину…»


Другой пример связан с экс-председателем Центробанка Туркмении Х. Оразовым. Достоянием гласности стал факт, что бывший главный финансист страны перевел в российские банки 60 млн. долларов США, где они и осели, а еще сделал своей любовнице ремонт квартиры на 100 тыс. банковских долларов. Узнав об этом, президент просто сказал ему: «Мы пожалеем тебя и не станем сажать. Но ты должен вернуть эти деньги государству». Подобная добродетель вышла Ниязову боком. Казнокрад сбежал за границу с прикарманенными денежками.


В результате нескончаемых кадровых перестановок в Туркмении несколько раз менялся состав руководства страны. Обыватель, не успевающий запоминать имена новых руководителей, шутит, что такими темпами скоро каждый сможет посидеть в кресле какого-либо чиновника.


Злые языки поговаривают, что Ниязов, устав бороться с коррупцией в своем окружении, просто перестанет платить чиновникам зарплату, справедливо посчитав, что они и так не бедствуют - воруя. Косвенно подтверждает этот слух еще одно новшество главы государства – лишение месячной зарплаты своих подчиненных «за недостатки в работе», с перечислением средств в государственный бюджет.


В последнее время это явление становится в Туркмении практикой. За последние полгода должностных окладов лишились десятки руководителей, в том числе и глава Гидрометцентра за неточный прогноз погоды (!) и пресс-секретарь президента за то, что курил в общественном месте.


«Это просто смешно, - сказал ашгабадский пенсионер, представившийся как Реджеп-ага. - Высокие руководители, получающие примерно полтора миллиона манатов в месяц (1 доллар США – 5200 манатов) имеют, конечно же, больше. Главное для них – добраться до государственной кормушки». По словам Реджеп-аги, он знаком с одним чиновником, имеющим «несколько квартир в Ашгабаде, 3 огромных дома и несколько автомобилей. Для таких, как он, полтора миллиона не деньги», - с горечью говорит Реджеп-ага, получающий пенсию, едва достигающую 30 долларов в месяц.


Раскручивая маховик предъявляемых к своим подчиненным требованиям, Ниязов признался, что стал лично «подолгу и обстоятельно» беседовать с кандидатами на какую-либо должность, составляя представление о степени их компетентности и профессионализма. Ссылаясь на личный опыт, президент уверен, что хорошим руководителем может стать только тот, кто «досконально, до мелочей» знаком с работой всех звеньев производственной цепочки, «кто прошел все ступени школы постижения профессии». Именно поэтому, назначая недавно Аннагулы Джумагылыджова первым заместителем министра энергетики и промышленности Туркмении на полгода, Ниязов приказал ему первые 3 месяца провести в качестве простого мастера в заводских цехах. И лишь затем, расширив так сказать «знания о принципах работы всего комплекса, о плюсах и минусах технологического процесса», приступить к исполнению непосредственных обязанностей замминистра.


Пытаясь выработать четкие критерии подбора и расстановки руководящих кадров, Ниязов требует тщательного изучения родословной кандидатов на должность, проверяя качества трех (!) поколений их предков. «Я прошу выяснить, кем были их родители, не было ли у них в роду воров. Ведь многие качества являются как бы семейными, потому что все стремятся воспитать себе подобных», - полагает Туркменбаши.


Совсем скоро вышеперечисленные методы работы с кадрами обретут законодательную форму. Постановлением Меджлиса (парламента) Туркмении, Проект Закона «О государственной службе», «в полной мере учитывающий фундаментальные идеи Туркменбаши о дальнейшем совершенствовании работы госаппарата», будет вынесен на рассмотрение очередного заседания Халк Маслахаты (Народного Совета) страны, который планируется провести в конце октября 2001 года.


Народная мудрость гласит: «Если хочешь узнать человека – дай ему много денег и власть». Выдержат ли такие испытания прошедшие жесточайший отбор туркменские чиновники, покажет время.


Корреспондент из Ашгабада.