Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ: КЫРГЫЗСКИЕ БАТРАКИ НА ПЛАНТАЦИЯХ КАЗАХСТАНА

Тысячи кыргызстанцев, приезжая в Казахстан на сезонные работы, оказываются в положении бесправных батраков.
By IWPR Central Asia

Ежегодно тысячи кыргызстанцев приезжают на сезонные работы в Казахстан, где трудятся на табачных плантациях. Стремясь сюда в надежде поправить свое материальное положение, многие из них оказываются фактически в положении рабов и без средств к существованию.


Батраки работают с утра до ночи, влачат полуголодное, нищенское существование и полностью зависят от своих нанимателей. Их наймом занимаются посредники, которые затем «перепродают» батраков фермерам. Сезонные рабочие трудятся и живут в суровых условиях, но защитить себя они не в состоянии. Одна надежда - когда-нибудь получить от хозяев хотя бы часть заработанных денег, чтобы вернуться на родину. Но и эти небольшие деньги может отобрать милиция по дороге домой.


Организованный вывоз рабочей силы в Казахстан начался сравнительно недавно - в 1998 году, когда в Казахстане появилось немало богатых фермеров, нуждающихся в рабочих руках. По некоторым данным, в Казахстан на сезонные работы ежегодно выезжают более 10-ти тыс. кыргызстанцев. Едут целыми семьями.


В Казахстане средняя заработная плата составляет $130 в месяц – в пять раз больше, чем в Кыргызстане. По данным кыргызстанского ГОСКОМСТАТА, более 45-ти процентов населения страны проживает в бедности, но, по мнению независимых экспертов, реальная цифра значительно выше.


Нелегальные трудовые мигранты не имеют никаких прав и юридического статуса и не могут себя защитить. Рынок нелегальной рабочей силы – темная и мало исследованная область. Начиная наше журналистское расследование, мы очень скоро поняли, что единственный способ исследовать этот мир – это увидеть его изнутри. Один из корреспондентов IWPR выступил в роли трудового мигранта, был переправлен в Казахстан и устроился работать на табачную плантацию.


НАЙМ НА РАБОТУ


Трудовые мигранты из Кыргызстана – не просто неквалифицированная рабочая сила. Многие из них имеют солидный опыт работы на табачных плантациях. В Кыргызстане также имеются подобные плантации, но дела у них, как правило, идут не очень хорошо и в дополнительной рабочей силе они не нуждаются.


Обычно найм на сезонные работы происходит через посредников. Людям обещают высокие заработки, а затем за определенную плату «перепродают» работодателю, который впоследствии возмещает уплаченные деньги за счет зарплаты батраков. Таким образом, работник оказывается в кабале у хозяина и вынужден отрабатывать долг.


Показательна история жителя Карасуйского района Ошской области Эрика Душематова. В марте после безуспешных поисков работы в Бишкеке Эрик встретил человека, который предложил ему высокооплачиваемую работу в Казахстане, пообещав взять на себя и дорожные расходы.


21 марта Эрик в составе группы из 17-ти человек оказался в Алматинской области, где их уже ждали местные работодатели. За Эрика посредник получил от хозяина 6 тысяч тенге (примерно $40). Впоследствии выяснилось, что эти деньги Эрик должен отработать.


Другой сезонный работник - Салахидин Чомоев - рассказал похожую историю. Две женщины предложили ему работу в Казахстане на стройке. «Обещали приличное питание и условия жизни», - вспоминает он. Как и Душематов, Чомоев и еще 15 мигрантов были перевезены через границу в Казахстан, где кыргызский посредник «сдал» их казахским плантаторам.


«Хозяин обещал нам хорошо платить, но сумму, уплаченную посреднику, “повесил” на нас и мы теперь должны ее отрабатывать», - с обидой рассказал Чомоев.


Базарбай Эргешов работает вместе с Чомоевым. В Казахстан приехал в мае нынешнего года с группой таких же, как он, в поисках раюоты. «Женщина, которая завербовала меня, пообещала, что работа будет на стройке, говорила, что нам предоставят жилье в общежитии и трехразовое питание, - говорит Базарбай. - Она обещала, что хозяин подпишет с нами договор и будет своевременно выплачивать зарплату. Обещала нормальные условия жизни и труда. Но вот уже три месяца я здесь, а от этой женщины - ни слуху, ни духу».


ДОСТАВКА К МЕСТУ РАБОТЫ


В Казахстан обычно добираются автотранспортом, так как на автодорогах проверок значительно меньше, чем на железной дороге. Те, у кого не в порядке документы, платят пограничникам взятку, размер которой варьируется от 2 до 5-ти долларов с человека. На обратном пути ставки значительно возрастают.


Контрибьютор IWPR добрался на поезде до казахстанского города Тараз, что находится в 300 км. от Бишкека. Проводника немало удивило наличие у контрибьютора IWPR билета стоимостью в $11. «Батраки не могут себе позволить такую роскошь, как билет. Обычно договариваются с нами за полцены», - сообщил проводник.


Наибольшим спросом батраки пользуются в Енбекшиказахском районе Алматинской области, куда и отправился контрибьютор. Здесь на многие сотни километров раскинулись табачные поля, и именно сюда вербовщики из Кыргызстана привозят свой живой товар. Центром продажи «рабочей силы» является село Чилик. Торговля идет бойко, как на скотном рынке.


Один вербовщик привез работников в кузове грузовика. «Кому кыргызов недорого?», - выкрикивал он. Новоприбывших батраков разобрали быстро и попросили привезти еще.


«Это же позор для вашей нации», - стал стыдить контрибьютора IWPR один пожилой фермер-казах, но буквально через несколько минут сам нанял двоих батраков и признался, что с нетерпением ожидает «очередную партию молодых кыргызов».


Плантаторы долго смеялись, когда контрибьютор IWPR потребовал за свой труд как минимум $50 в месяц. «Ты - сумасшедший! Если за весь сезон заработаешь $50, считай, что тебе повезло», - сказал один из них.


Контрибьютор IWPR выдумал историю о том, что он объявлен в розыск и скрывается от кыргызстанской милиции, после чего спрос на него явно повысился. Фермеры охотно берут на работу «беглых» преступников, которые готовы работать за еду, не требуют никакой оплаты и не покидают пределов хозяйского участка.


В итоге контрибьютор устроился к жителю села Чилик Нурахмету Тохтахунову – владельцу табачной плантации площадью в 2 гектара. Хозяин посоветовал не называть своего настоящего имени и не выходить за пределы хозяйства.


НА ПЛАНТАЦИИ


Основная масса трудовых мигрантов проводит в Казахстане летние месяцы, когда созревает урожай табака, а осенью – с окончанием сезона – возвращается домой.


Поначалу хозяева относятся к своим работникам вполне сносно, и даже кормят 3 раза в день. Отправляясь на заработки, доверчивые кыргызстанцы в силу своей юридической неграмотности никаких договоров с работодателями не заключают. Только спустя какое-то время батраки начинают подозревать, что попали в беду.


Рабочий день длится с рассвета до заката. Работать приходится при страшной жаре. В Казахстане летом 40 градусов – не редкость. Обычно табак собирают, сортируют и пакуют вручную. Когда на работу выезжают целые семьи, дети и подростки работают наравне с родителями.


«За целый день работы - только один получасовой перерыв на обед. И никаких выходных. Только когда идет сильный дождь, мы отдыхаем, поэтому мы молимся, чтобы пошел ливень», - говорит Чомоев.


Работодатель обычно заключает с работником устный договор. Хозяин либо устанавливает фиксированную ежемесячную заработную плату, либо обещает выплатить часть прибыли от реализации урожая. Тохтахунов пообещал контрибьютору IWPR 3 тысячи тенге ($20) в месяц, предупредив, что из этой суммы будет вычтено 1000 тенге ($6,5) за питание, сигареты и пр.


Нередки случаи, когда хозяин вообще не платит работникам. «Я уже 3 месяца работаю, но до сих пор не видел никакого договора и не получал никаких денег. А когда спрашиваю у хозяина про деньги, он говорит, что заплатит мне, если я буду лучше работать», - рассказал Чомоев.


«Кыргыз для табачного плантатора - самый настоящий раб», - с возмущением рассказал IWPR кыргызстанец Карабек Шабдалиев. «Слово “кыргыз” употребляется как оскорбление. Если хозяин просит сына что-либо сделать, а тот не хочет, он говорит: «Не буду. Что я – кыргыз, что ли?»


Шабдалиев целый год пробатрачил со всей семье на табачной плантации в Казахстане и вернулся на родину без заработка. Когда пришло время зарплаты, хозяин табачной плантации «забыл» что обещал поделить прибыль пополам. «В благодарность за свой многомесячный труд мы получили сумму, которой едва хватило на проезд до Бишкека», - говорит Шабдалиев.


В свою очередь хозяин Шабдалиевых Серик Естемесов считает, что работники трудились недобросовестно и ничего не заработали. «Я из-за них обанкротился. Они только проели мои деньги. Я не получил ожидаемого урожая, потому что они так плохо работали», - говорит плантатор.


ОБРАЩЕНИЕ С БАТРАКАМИ


Помимо нищенской оплаты и рабских условий труда имеются свидетельства жестокого обращения хозяев со своими работниками. Как удалось выяснить IWPR, в некоторых случаях батракам отказывают в оплате под предлогом их «плохой работы». Нередко хозяева перепродают работников другим плантаторам по более высокой цене.


Эрик Душематов 2 месяца проработал у одного из местных фермеров. «Но этот фермер плохо кормил работников, и я отказался у него работать», - говорит Эрик. Тогда «хозяин» заявил Эрику, что кроме 6-ти тысяч тенге, отданных за него посреднику, он должен заплатить еще 4 тысячи тенге ($26) за еду, которой его кормил хозяин.


В итоге хозяин перепродал Эрика другому табачному фермеру за 10 тысяч тенге ($66). Так Эрик оказался у Тохтахунова. Новый хозяин пообещал ему, как и контрибьютору, 3 тысячи тенге ($20) в месяц за вычетом питания и других расходов. «Надеюсь, что за 4-5 месяцев смогу рассчитаться с хозяином и буду работать на себя», - с надеждой говорит Эрик.


Кыргызстанка Салима также была перепродана за долги. В начале марта 2003 года она с двумя детьми приехала в Казахстан в поисках работы. Проработала у «хозяина» 4 месяца, выращивая табачную рассаду. В конце концов, работодатель заявил ей, что рассада по вине Салимы выросла некачественной, и это обошлось ему в 20 тысяч тенге ($112). Эти деньги он «повесил» на Салиму и отправил ее искать другого плантатора, который готов был бы выплатить за нее 20 тысяч тенге. А чтобы Салима не убежала, он оставил в залог двух ее малолетних детей.


Все попытки побега пресекаются. У работников по приезде забирают паспорта. За беглецами снаряжается погоня, и если сбежавшего батрака ловят, то жестоко избивают и увозят работать на дальние участки, откуда пешком уйти практически невозможно.


Контрибьютору предложили неплохой гонорар – 200 долларов – за поимку беглых батраков. «Найди их, и я эту сумму тебе заплачу», - предложил один табаковод. «Я их отправлю куда-нибудь в степь скот пасти. Оттуда они не убегут», - добавил он.


Довелось слышать и о других случаях бесчеловечного обращения с батраками. Выходец с юга Кыргызстана Арап Саипов был избит, по его словам, за пререкания с надсмотрщиком.


УСЛОВИЯ ЖИЗНИ


Почти все батраки на плантациях живут в помещениях, не пригодных для проживания. На «фазенде» одного табачного плантатора около 20-ти батраков из Кыргызстана живут в сарае, якобы переоборудованном под жилье. Длинное саманное здание разделено на несколько однокомнатных отсеков. Для каждой семьи определена отдельная ячейка, а холостые мужчины живут по несколько человек в комнате.


Постель батрака состоит из тонкого грязного матраца, расстеленного прямо на полу, и небольшого одеяла. Постели выдаются хозяином, и за их использование хозяин высчитывает деньги из зарплаты работников. «Гостиница» кишела клопами. Проведя ночь в этом сарае, контрибьютор IWPR в течение часа поймал и убил 15 клопов.


Но этот сарай – одно из лучших мест проживания, которые довелось увидеть журналисту. Большинство батраков проживает в шалашах из веток и жердей, или в гаражах.


Тохтахунов поселил своего нового батрака (контрибьютора IWPR) в открытом автоприцепе. Постелью служили два потрепанных засаленных матраца, а вместо подушки - походная сумка с личными вещами.


В маленьком гараже по соседству Тохтахунов разместил еще троих кыргызстанцев - Эрика и женщину Майрам с сыном Имаром. Эрик и Майрам не были даже знакомы до того, как им пришлось жить в одном помещении.


«Я уже не обращаю внимания, когда переодеваюсь, на то, что рядом чужой человек, - говорит Майрам. – Уже привыкла к Эрику».


Из всех кыргызстанских работников, наверное, наиболее удачно устроилась семья Нуридина Матаева. Уроженец Ошской области, Матаев уже 4 года живет и работает в Казахстане со своими 6-ю детьми и внуками. Домом для его большой семьи служит однокомнатный бытовой вагончик, куда проведено электричество. Такая роскошь – редкое исключение из того, что считается нормой для кыргызских батраков на табачных плантациях.


«Бывают нормальные хозяева, которые сами хотят, чтобы их работник нормально жил и работал. Но таких очень мало», - признается Матаев.


При найме на работу работодатель отдельно оговаривает, что за питание с работников будет удерживаться определенный процент заработка. Поэтому батраки стараются экономить на еде.


Тохтахунов привез своим рабочим несколько килограммов макарон и мешок муки, купленные за их собственный счет. Майрам вызвалась готовить на всех. Питание было однообразным: на завтрак, обед и ужин подавали отваренные макароны с небольшим количеством недозрелой картошки с огорода. Для вкуса Майрам нарвала мяты и других трав, которые добавляла в макаронную кашу.


ВОЗВРАЩЕНИЕ


На обратном пути мигрантов подстерегают многочисленные препоны и неприятности. Контрибьютор IWPR отправился в обратный путь с двумя попутчиками. Один из них – посредник – только что отвез в Казахстан очередную группу батраков. Другой был в числе его клиентов, однако, увидев, в каких условиях придется работать, решил вернуться.


На обратном пути приходится проезжать множество казахстанских милицейских, таможенных и пограничных постов. Увидев синие кыргызстанские паспорта, милиционеры требовали предъявить миграционные карточки, но ни у кого таких документов не оказалось. Был произведен доскональный обыск. В итоге мигранты заплатили штраф – по 10-15 долларов с человека. И так – на каждом из 6-ти пропускных пунктов до самой границы.


Каждый раз контрибьютор предъявлял полицейским и пограничникам удостоверение сотрудника IWPR и командировочное удостоверение. Эти документы действовали на силовиков отрезвляюще, и они сразу возвращали деньги.


БРЕШЬ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ


Кыргызстанские трудовые мигранты в Казахстане не защищены законодательством. Законы двух стран регулируют преимущественно отношения между собственными гражданами на своей территории. Отдельные ситуации – например, трансграничная миграция – вообще законодательно не урегулированы.


Юрист международной компании Internews Network Акмат Алагушев рассказал, что Уголовным кодексом Кыргызстана предусмотрена ответственность за такие преступления, как «вербовка граждан обманным путем с целью сексуальной или иной эксплуатации».


Но доказать, что людей обманом вывезли, а затем фактически продали в кабалу, практически невозможно, «Ведь работники не заключают с вербовщиками никаких письменных договоров», - говорит Алагушев.


«Для возбуждения уголовного дела необходимы серьезные основания. Необходимо, прежде всего, заявление самого потерпевшего. Но люди подобные заявления не подают», - констатирует юрист.


Сотрудники правоохранительных органов считают, что обманутые трудовые мигранты не обращаются в милицию в силу нескольких причин. Во-первых, боятся стать посмешищем в глазах своих знакомых и соседей. Во-вторых, рассчитывают, что смогут вновь выехать на заработки - уже самостоятельно - и на этот раз им повезет больше. И, в-третьих, люди боятся, что «эксплуататоры» и «посредники» могут им отомстить.


До недавнего времени законодательством Кыргызстана не было предусмотрено никакой ответственности за торговлю людьми. 27 июня 2003 года депутаты Законодательного собрания Кыргызской Республики приняли закон о борьбе с незаконным вывозом и торговлей людьми. Но для того, чтобы закон вошел в силу, его должен подписать президент страны.


Депутат Токтокан Боромбаева, принимавшая участие в разработке законопроекта, рассказала, что на его подготовку ушло около года. «У многих были сомнения: принять закон о борьбе с торговлей людьми – значит признать существование рабства. Но практика показывает, что такое явление действительно существует. Значит, нужны рычаги борьбы с ним».


Парламентарии рассчитывают, что теперь в Уголовный кодекс республики будут внесены соответствующие изменения, предусматривающие за организацию незаконной миграции ответственность в виде лишения свободы на срок до пяти лет. «Если бы подобный закон был в Кыргызстане раньше, многих бед удалось бы избежать», - говорит Боромбаева.


Однако некоторые правозащитники считают, что этих мер недостаточно, и что граждане Кыргызстана должны находиться под защитой законов своей страны даже за границей. Руководитель «Молодежной правозащитной группы» Мария Лисицина отмечает, что такая защита уже гарантирована гражданам Кыргызстана Конституцией. Государству остается лишь зафиксировать ее законодательно, причем защищаться должны права всех граждан без исключения, в том числе и нелегальных мигрантов. «Мы требуем, чтобы государство взяло под защиту всех своих граждан, - говорит она, - В принципе, государство обязано защищать даже тех, кто нарушил закон».


По мнению Лисициной, казахстанские власти со своей стороны тоже должны принять меры для защиты прав трудовых мигрантов. Ведь в Казахстане существует Трудовой кодекс, который устанавливает базовые условия труда и техники безопасности на рабочем месте. «Эти нормы должны распространяться на всех работников независимо от их гражданства», - говорит она.


Но пока Казахстан принимает меры лишь по линии ужесточения правил въезда и пребывания в стране иностранных граждан. С 1 июля 2003 года каждому иностранному гражданину, достигшему 16-летнего возраста, при въезде в Казахстан выдается миграционная карточка, дающая право пребывания на территории страны в течение месяца, после чего иностранцу необходимо ее продлевать. Данное правило введено во исполнение постановления правительства от января 2000 «Об отдельных вопросах регулирования пребывания иностранных граждан в Республике Казахстан».


Однако казахстанский парламентарий Серик Абдрахманов считает, что законодательные акты сами по себе проблему не решат. «У нас отличные законы, - говорит он, - Но они не исполняются. На границе все друг с другом повязаны, все покупается и продается. Все берут взятки – и пограничники, и милиция».


Абдрахманову известно, что трудовыми мигрантами в Казахстане торгуют, как рабами. По его словам, мигрантам необходимо обеспечить доступ к информации, ведь многие из них неграмотны и не знакомы со своими правами.


Местный координатор Международной организации по миграции Екатерина Бадикова пояснила IWPR, что в тех случаях, которые можно квалифицировать как работорговлю, должна применяться Конвенция ООН о транснациональной преступности, которая запрещает торговлю людьми, однако не во всех случаях положения Конвенции применимы. «В большинстве случаев имеет место просто нарушение трудового договора, пусть даже устного», - говорит она.


ВЫВОДЫ


На основе мнений, высказанных различными экспертами, с которыми удалось побеседовать IWPR, можно констатировать, что в дополнение к уже существующей законодательной базе необходимо принимать меры в двух направлениях.


Замдиректора Миграционной службы при МИДе Кыргызстана Булат Сарыгулов считает, что в основе трудовой миграции лежат экономические и социальные причины. «Надо дать людям работу и достойные условия жизни в их родных селах, и трудовая миграция сама сойдет на «нет», - говорит он. Руководитель женского кризисного центра «Сезим» Бюбюсара Рыскулова тоже считает, что чтобы защитить «батраков» государство должно в первую очередь создать для них рабочие места у себя на родине.


Директор правовой службы «Адилет» проекта УВКБ ООН Чолпон Джакупова считает, что Кыргызстану и Казахстану необходимо подписать межгосударственное соглашение, регулирующее вопросы трудовой миграции. «Права людей, выезжающих на заработки за пределы своей страны, часто ущемляются, однако требовать от казахстанских властей привлечь недобросовестного работодателя к ответственности во многих случаях мы не можем», - говорит она.


Диалог по проблемам незаконной трудовой миграции между двумя странами идет уже давно, но не на министерском уровне. Никаких соглашений пока не подписано.


Правозащитник Абдуназар Маматисламов, занимавшийся проблемами нелегальных трудовых мигрантов, считает, что для принятия государствами конкретных мер, пресекающих рабство и работорговлю, необходимо, чтобы люди, прошедшие через ужасы батрачества, сами заявили об этом. «Сейчас же от них сложно этого требовать. Они ни о чем не станут рассказывать, так как не знают, что может с ними произойти в Казахстане завтра».


«Но люди все равно будут ездить, и вместо того, чтобы закрывать на это глаза, наше правительство должно договориться с Казахстаном об условиях труда кыргызстанцев», - отметил он.


«Оправданий для рабства не существует. Когда кыргызстанцы едут на заработки в Казахстан, их нанимает на работу не государство. Но своим бездействием власти Кыргызстана и Казахстана создали все предпосылки к тому, чтобы люди оказались в подневольном положении».


Улугбек Бабакулов – правозащитник


Наталья Домагальская – независимый журналист


Асель Сагынбаева – координатор проекта IWPR в Бишкеке


Айткен Кадырбеков – журналист алматинской газеты «Начнем с понедельника»