Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЗАСУХА В КАРАКАЛПАКСТАНЕ

Сильнейшая засуха, продолжающаяся второй год в Каракалпакстане – республике, входящей в состав Узбекистана, стала причиной миграции людей, которые оставляют свои дома и уезжают в поисках мест, где есть вода, а значит - возможность выжить.
By IWPR Central Asia

«Когда я смотрю на бедные поля, выжженные солнцем, мое сердце сжимается от боли. Раньше они дарили нам все: рис, сахарные арбузы, золотистую пшеницу. Теперь здесь ничего не растет - нет воды, высохли фруктовые деревья. Земля дает лишь жалкий урожай дынь. Многие уезжают, оставаться здесь жить просто невозможно», - говорит Азамат Баятанов, пенсионер из Кегейлийского района Каракалпакстана.


По данным международного экологического фонда «Экосан» в этом году нехватка воды в Каракалпакстане составляет 80%, некогда полноводная река Амударья принесла в этот край только 20% воды от нормы.


В результате засухи несет серьезный урон экономика 1,5-миллионного Каракалпакстана, основу которой составляло орошаемое земледелие. В 9-ти северных районах республики уже 2 года не производится рис, более чем на треть сократились посевы хлопчатника, и главное - 50% населения северных районов не обеспечены питьевой водопроводной водой.


В последние годы дефицит воды ощущается во всех республиках Центральной Азии, но ситуация в Каракалпакстане усугубляется тем, что эта республика уже более 30 лет переживает экологический кризис в связи с гибелью Аральского моря.


Гибель Арала повлекла за собой невосполнимые потери во флоре и фауне, упадок рыболовства и рыбоводства и других отраслей человеческой деятельности, оставила людей без работы, нанесла удар по экосистеме края. На прилегающей к морю территории участились соле-пылевые бури, вследствие которых происходит засоление почв, наносится вред здоровью населения.


По данным фонда «Экосан», к настоящему моменту объем моря сократился на 75%, а площадь акватории моря уменьшилась более чем в 2 раза. Если раньше глубина моря составляла 69 метров, то сейчас 49 метров.


Информация о том, что из северных районов республики начали уезжать в большом количестве люди, снимаясь с насиженных мест, появилась еще в начале лета, когда подтвердились мрачные прогнозы о том, что воды не будет и в этом году, а значит, не будет хлопка, пшеницы и риса.


В поисках лучшей жизни мигранты устремляются в соседний Казахстан, с которым граничат северные районы ККаракалпакстана. По данным официальной статистики, число мигрантов в Казахстан с узбекистанской территории Приаралья в 90-х годах составило более 50 тысяч человек. Главная причина миграции - неудовлетворительное состояние окружающей среды.


Выбор Казахстана мигрантами из Каракалпакстана не случаен. Во-первых, здесь играет свою роль культурно-этническая близость двух народов, схожесть языка, народных обычаев и традиций. А во-вторых, людей привлекает более высокий уровень развития экономики Казахстана, позволяющий им свободно заниматься частным предпринимательством.


Однако местные власти в Каракалпакстане упорно не желают признавать факт массового выезда жителей северных районов из-за недовольства своим социально-экономическим положением.


В своем недавнем выступлении исполняющий обязанности министра труда и социальной защиты населения Каракалпакстана Абдулла Сабуров сказал, что отъезд людей из республики - это явление, которое наблюдалось всегда, а разговоры о массовой миграции - это просто нагнетание напряженной обстановки и искусственное преувеличение проблемы.


Между тем специалисты, исследующие миграционные процессы в регионе и работавшие в прошлом году по проекту изучения причин миграции в Каракалпакстане при содействии УВКБ ООН (Управление верховного комиссариата ООН по делам беженцев), отмечали, что ситуация с нехваткой поливной и питьевой воды, сложившаяся с 2000 года, может вызвать массовый отъезд людей в поисках лучшей жизни.


По словам жителей Тахтакупырского, Кунградского, Муйнакского, Кегейлийского и Караузякского районов, наиболее страдающих от засухи, скудеющая земля, на которой они жили до настоящего времени, не может обеспечить их семьям нормальное существование.


Огромное число хозяйствующих субъектов в этих районах нерентабельно, бюджетные задолженности по зарплате населению огромны. Кроме того, довольно высокий уровень рождаемости способствует росту трудовых ресурсов. Люди не могут быть обеспечены необходимыми рабочими местами, потому что таковых попросту нет.


Более или менее стабильным заработком считаются пенсии и пособия по инвалидности.


Анализ ситуации в северных районах, проведенный Нукусским центром общественных исследований показал, что наиболее остро проблемы существования стоят перед молодыми семьями, имеющими по 2-3 ребенка. Именно эти семьи первыми решаются на переезд. Родители таких пар изыскивают всевозможные способы, чтобы собрать средства для переезда своих детей: продают скотину, разбирают на стройматериалы домашние пристройки и везут их на продажу в Нукус.


Люди едут в Казахстан, полные радужных надежд. И действительно, безвизовый режим и довольно обширный рынок сбыта рабочей силы способствуют такому оптимизму. Заработки в Казахстане также несравнимо больше. Меры ужесточения, принимаемые казахстанским правительством для стабилизации ситуации в связи с прогнозами местных казахских экспертов о возможности появления больших проблем на казахстанском рынке труда из-за наплыва извне дешевой рабочей силы, пока что сильно не затрагивают каракалпакских мигрантов. По их мнению, территория Казахстана достаточно велика для того, чтобы найти там место для жилья и работу.


Другая волна миграции устремляется в столицу республики - Нукус. Люди переезжают в столицу, образуя здесь хаотичные поселения.


История пенсионера Кылычбека Курбантаева очень типична в этом смысле. Вот уже два года он живет в пригороде Нукуса, в стихийно образовавшемся поселке таких же мигрантов, как и он сам, из северной зоны.


Поселок, который представляет собой беспорядочное скопление домов, не входящих в генеральный план столицы, лишен водопровода. Нет газа, телефонных коммуникаций.


«Я переехал сюда в 1999 году из Тахтакупырского района, - рассказывает один из переселенцев. - Условия там настолько ухудшились, что оставаться дальше нельзя было ни дня. Наш благодатный когда-то канал Куаныш-джарма обмелел. И мы больше не могли выращивать хотя бы люцерну и кукурузу - основной корм для скота в нашем каракулеводческом хозяйстве. Воды не осталось даже в старом колодце, глубина которого доходила до пяти метров. Мы остались без средств к существованию. А семье нужно питаться, и от болезней не убежишь. Пришлось продавать последнюю опору - двух коров. У нас с женой семеро детей, четверо из них - несовершеннолетние. Вы видите, в каких условиях мы живем. Воду приходится носить за две улицы. Но если сравнивать это с тем, как мы жили в Тахтакупыре, то скажу так - здесь легче».


В поселке, образовавшемся на подступах к Нукусу – Ой ауле, живет более 300 человек. На его территории нет ни одного водопроводного крана, ни одного колодца: водопровод не проложен, а колодцы не роют из-за того, что концентрация солей в подземной воде слишком высока. Положение людей усугубляется еще и тем, что поселение расположено в зоне, отравляемой выбросами стоящих рядом мраморного и кирпичного заводов.


Де-факто столица республики расширяется за счет таких поселков. Де-юре они не существуют. Такие поселки объединяют общие проблемы: отсутствие коммуникаций, обилие термитов, точащих деревянные обшивки жилищ, низкий уровень жизни людей, имеющих в основном временные заработки. Жилищные условия подавляющего числа семей оставляют желать много лучшего. Они переехали сюда, продав свои дома за бесценок, ведь никто не хочет покупать жилье в кризисной зоне, разве что в качестве стройматериала.


Как говорят сотрудники Центра общественных исследований, стойкость проблем в этих поселениях обуславливается замыкающимися причинами. Жители поселений не обращаются к местным властям, так как абсолютно не верят в сочувствие последних и в их помощь в разрешении ситуации, утверждая, что уже не раз обращались с просьбами в различные административные инстанции. Власти, ссылаясь на отсутствие юридического статуса этих поселков, считают, что и так достаточно лояльны по отношению к незаконно проживающим в столице людям.


Между тем увеличение числа жителей Нукуса за счет мигрантов чревато серьезными последствиями: переизбытком свободной рабочей силы, обострением социальной и криминогенной обстановки. Существует риск распространения массовых заболеваний.


Ясно одно: решение этих проблем лежит в экономической плоскости. Однако постоянная засуха, устойчивый экологический кризис в Каракалпакстане не дают надежд на возрождение экономики.


Скольким людям еще предстоит искать новое, лучшее место?


Ольга Романова, журналист из Узбекистана