Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Застойная политика Таджикистана

Выборы, которые состоятся в стране весной, лишь подтвердят доминирующее положение правящей партии, а ее соперникам останется лишь несколько мест.
By IWPR Central Asia
Парламентские выборы в Таджикистане состоятся только через семь месяцев, но их исход уже сейчас ясен. Высока не только вероятность того, что на выборах победит Народно-демократическая партия Таджикистана (НДПТ), но также можно с уверенностью говорить, что Партия исламского возрождения (ПИВТ) будет второй с большим разрывом, а третье место займет Коммунистическая партия.

Отсутствие ресурсов и доступа к СМИ, в сочетании с существующими избирательными нормами – вот причины, почему последним двум партиям, по их словам, не удается нагнать НДПТ.

Однако некоторые обозреватели говорят, что даже если бы условия для всех были равными, ни ПИВТ, ни Коммунистическая партия не смогли бы набрать необходимое число голосов. В результате, многопартийная демократия в Таджикистане забуксовала.

Накануне очередных выборов оппозиционные партии, включая ПИВТ, коммунистов и другие, не представленные в парламенте, лоббируют внесение изменений в избирательную систему, но пока безуспешно.

Коммунисты разработали законопроект об отмене избирательного залога, которые обязаны выплачивать кандидаты. Залог в размере 7000 сомони (более 1500 долларов), по мнению партий, слишком высокий, чтобы они могли выставить столько кандидатов, сколько они хотят.

Кроме этого, было предложено увеличение (до одного часа) эфирного времени, предоставляемого партиям, а также поступило требование к избирательным комиссиям из соображений прозрачности включать в свой состав представителей оппозиционных партий.

Парламент прервался на летние каникулы до рассмотрения законопроекта, поэтому процесс рассмотрения начнется лишь в октябре. К тому времени будет поздно что-то менять, даже если парламент одобрит изменения, так как начнется избирательная кампания для февральских выборов.

«Если не будут учтены эти предложения политических партий, предстоящие выборы, как и в предыдущие годы, пройдут с многочисленными нарушениями», - говорит Рахматулло Валиев, заместитель председателя Демократической партии, которая не имеет мест в парламенте.

Кандидаты от восьми партий будут соревноваться за 22 из 63 мест в Нижней палате парламента по системе пропорционального представительства. Кандидаты на оставшееся 41 место выбираются напрямую на основе избирательных округов, что дает партиям возможность получить больше мест в законодательной власти.

Недосягаемость Народно- демократической партии заключается в том, что ее близость к власти дает ей доступ к различным ресурсам, включая СМИ. Помимо этого, само собой разумеющимся является то, что к партии присоединятся чиновники национального и местного уровней. На сегодняшний день НДПТ обладает 52 местами, т.е. абсолютным большинством.

Коммунистам принадлежит четыре места, а Партия исламского возрождения обладала двумя местами до апреля нынешнего года, когда один из представителей партии отказался от своего места по причине слабого здоровья.

Количество мест в парламенте не отражает число членов в партиях – НДПТ насчитывает свыше 100 тысяч членов, коммунисты – 50 тысяч, а ПИВТ – чуть более 30 тысяч.

Политологи говорят, что следующие выборы, вполне вероятно, сохранят статус-кво, когда ПИВТ и коммунисты получат небольшое количество мест, тогда как НДПТ «сорвет банк».

Другие партии, такие, как Демократическая партия, Социалистическая и Социал-демократическая партия Таджикистана не смогли преодолеть 5-процентный порог во время выборов 2005 года. Их шансы на победу остаются низкими и в следующих парламентских выборах.

И ПИВТ, и Коммунистическая партия испытывают трудности с расширением электората, что в некоторой степени связано со специфической идеологией этих партий.

Прошлое ПИВТ, когда она представляла собой вооруженную оппозицию во время гражданской войны 1992-97 годов, говорит о том, что настоящую поддержку она получала от оппозиционных оплотов в горных долинах восточного Таджикистана и около города Курган-Тюбе, на юго-востоке страны.

Согласно условиям мирового соглашения, положившего конец гражданской войне в 1997 году, Объединенная таджикская оппозиция (ОТО), главным игроком которой являлась ПИВТ, распустила свои партизанские отряды, а Исламская партия была легализована и ей была гарантирована квота на правительственные должности, хотя в последние годы число мест было существенно уменьшено.

Партия поддерживает исламские ценности – большинство жителей Таджикистана являются суннитами – однако в отличие от нелегальных радикальных группировок, партия поддерживает существующую светскую структуру государства.

Прошлое ПИВТ представляет малую привлекательность для таких частей страны, как город Куляб на юге. Именно он был тылом главных оппонентов ПИВТ в гражданской войне – администрации президента страны Эмомали Рахмона и Народно-демократической партии.

Тем не менее, лидеры партии говорят, что ей удается найти новых последователей. На сегодняшний день, говорят они, половина членов партии живет в Согдийском регионе на севере страны, что раньше нельзя было себе даже представить.

По словам лидера партии Мухиддина Кабири, теперь 46% членов партии составляют женщины.

Хикматулло Сайфуллозода, глава отдела исследований ПИВТ, говорит, что теперь партия привлекает в свои ряды интеллигенцию, государственных служащих и бизнесменов. Последние также вносят вклад в финансирование партии. Другим важным источником взносов являются граждане Таджикистана, работающие за границей, и присылающие деньги домой, сказал он.

Более полная информация о партии доступна в статье по ссылке Таджикскую исламскую партию постепенно выводят из игры, (RCA № 579, 5 июня 2009 года)

Если у ПИВТ есть потенциал для увеличения политической поддержки, то у коммунистов нет и этого.

После получения страной независимости в 1991 году, большая часть Советской коммунистической партии в Таджикистане фактически трансформировалась в существующую сегодня НДПТ, тогда как настоящие приверженцы коммунизма объединились в маленькую партию.

Коммунистическая партия страны пользуется поддержкой поколения «за 50», вспоминающих Советское время, как время уверенности, стабильности и лучшей жизни.

Как указывает политолог Парвиз Муллоджанов, эти избиратели образуют лояльную и надежную политическую поддержку.

В то же время, это означает, что сторонники Коммунистической партии становятся старше и их не заменяют более молодые граждане.

По мнению Муллоджанова, возрастной фактор вряд ли будет иметь значение во время выборов 2010 года, и «партия имеет все шансы, как минимум сохранить сегодняшние позиции [четыре места] в парламенте».

Тем не менее, долгосрочные взгляды на будущее у коммунистов более безрадостные, чем у ПИВТ.

Аналитик Киемиддин Саттори говорит, что до тех пор, пока есть соперничество, оно будет проходить «между двумя группами НДПТ и ПИВТ. Коммунисты больше не соперники».

Вероятность улучшений в таджикской политике очень мала, и по прогнозам аналитиков, любые изменения будут незначительны и инициированы правительством.

По мнению заместителя председателя Социал-демократической партии Шокирджона Хакимова, «власти искусственно создают трех-партийную политическую систему, где выделены места только для НДПТ, ПИВТ и Коммунистической партии».

По прогнозам Муллоджанова, власти будут стремиться составить парламент таким образом, чтобы он был для них удобен.

«[Они] могут постараться ограничить число депутатов ПИВТ одним местом и “отрегулировать” число депутатов-коммунистов в сторону повышения или понижения, - сказал он. – Власти могут оказать помочь какой-либо слабой третьей партии пробиться в парламент ради повышения презентабельности нового парламента и его лучшего имиджа».

Другой политолог, Рашид Гани Абдулло, говорит, что видимый плюрализм политической системы Таджикистана призван удовлетворять требования международного сообщества в демократических механизмах. На самом же деле он не ослабляет хватки президентской администрации.

«Руководства постсоветских стран, в принципе ориентированные на строительство сильного прочного государства, понимают необходимость придерживаться некоторых правил игры среди влиятельных государств, особенно западных, - сказал он. – Поэтому с одной стороны [они] допускают наличие выборов, а с другой стороны стремятся жестко контролировать весь процесс».

Лола Олимова, редактор IWPR по Таджикистану, Нафиса Писареджева, журналист, прошедшая тренинги IWPR и Талабшо Саломов, журналист из Таджикистана.