Законодательство о детском труде в Узбекистане еще предстоит изменить

Фермерские хозяйства, выращивающие хлопок, продолжают использовать детский труд во время сбора урожая 2009 года, несмотря на официальный запрет.

Законодательство о детском труде в Узбекистане еще предстоит изменить

Фермерские хозяйства, выращивающие хлопок, продолжают использовать детский труд во время сбора урожая 2009 года, несмотря на официальный запрет.

Wednesday, 10 March, 2010
, сколько он заработает на экспорте хлопка по окончании сезона сбора этой культуры, следует вспомнить, сколько детского труда было вложено в сбор хлопка.


Даже после того как сезон сбора урожая был официально завершен, и годовая цель в 3,4 миллиона тонн была достигнута, в некоторых провинциях все еще продолжался сбор хлопка. Отчасти это происходило потому, что из-за погодных условий весной хлопок посадили позже, чем обычно, а отчасти потому, что местные власти не получили сверху директив о прекращении сбора хлопка.



Как весной, во время посевных работ, так и во время сезона сбора урожая этой осенью независимые СМИ, правозащитные организации и источники IWPR в Узбекистане сообщали, что несовершеннолетние дети вновь были замечены на полях работающими за мизерную зарплату, в то время как должны были находиться в школе. Для школ даже были установлены отдельные квоты по сбору хлопка. (Читайте Узбекистан: искоренить детский труд на хлопке возможно?, NBCA 28 сентября 2009 года) и Узбекистан: Дети вновь на хлопковых полях, NBCA, 26 мая 2009 года).



Использование детского труда – не новое явление в этом центрально-азиатском государстве. В этом году изменение лишь одно – детский труд используется в течение всего года, несмотря на заверения узбекских властей, что эта практика в стране прекратилась.



Долгие годы игнорирования этой проблемы закончились в 2007 году, когда ряд западных организаций, торгующих хлопком, заявили о бойкотировании хлопка, произведенного в Узбекистане. В ответ на это в апреле 2008 года Узбекистан ратифицировал два международных документа по защите прав ребенка – Конвенцию о минимальном возрасте для приема на работу и Конвенцию о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда.



Правительство также одобрило национальный план по обеспечению реализации конвенции о минимальном возрасте приема на работу, а в сентябре прошлого года премьер-министр Шавкат Мирзоев подписал план по вступлению этих конвенций в силу. (Репортаж об этом читайте по ссылке Узбекские власти ограничивают использование детского труда на хлопке, NBCA 23 сентября 2008 года.)



В начале ноября 2009 года парламент Узбекистана принял закон, ужесточающий ответственность за создание угрозы безопасности здоровью детей через принуждение их к работе. (Читайте Узбекистан: за эксплуатацию детей власти хотят штрафовать, NBCA 12 ноября 2009 года.)



Закон был принят слишком поздно, чтобы повлиять на ситуацию со сбором урожая 2009 года. Неизвестно, будет ли закон исполняться в следующем году, так как имеются свидетельства того, что прежние запреты игнорировались по распоряжению самих государственных властей.



По словам фермеров, у них нет особого выбора работников, кроме детей, так как взрослых сезонных рабочих не хватает, как и уборочной техники. Тем временем они находятся под постоянным давлением властей, требующих выполнения поставленных государством задач по объему урожая. (Подробнее об этом читайте по ссылке Узбекистан: план по хлопку выполнен за счет приписок, NBCA 26 ноября 2009 года.)



На ежегодной ташкентской ярмарке хлопка, проведенной в октябре, Узбекистан подписал экспортные соглашения на суммарный объем в один миллион тонн. Поскольку, по официальным данным, производство хлопка составляет 3,4 миллиона тонн, ожидается, что остаток будет переработан в текстиль на местных фабриках.



Сокращение экспорта хлопка-сырца для увеличения производства внутри страны было частью правительственной стратегии в течение нескольких лет, и, на первый взгляд, экспортные данные подтверждают, что это действительно происходит. Как часть общего экспорта, доля хлопка сократилась с 27 процентов в 2004 году до девяти процентов в 2008 году. На самом же деле прибыль от продажи хлопка насчитывает около миллиарда долларов ежегодно в этот период, а также были увеличения в других экспортных статьях, которые повлияли на изменение пропорциональности.



Правительство продолжает устанавливать квоты по сбору хлопка для провинций, районов и частных ферм, которые, хотя и считаются частными, не могут выращивать другие культуры, которые они могли бы продавать на открытом рынке.



Правительственные закупочные организации покупают хлопок по очень низким фиксированным ценам, которые не отражают экспортную прибыль, получаемую государством. В результате фермеры не могут позволить себе нанять сезонных рабочих за достойную плату и вынуждены принимать на работу детей из местных школ, присылаемых местными властями.

Support our journalists