Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЗА ГРАНИЦУ И В ЗАОБЛАЧНЫЕ ДАЛИ

За последние годы из Армении уехало около миллиона армян, что составляет
By

работы. "Утечка мозгов" представляет собой еще одно препятствие для


экономического роста.


Артем Ерканян из Еревана


Тридцатипятилетний Геворг Мурадян при советской власти был инженером. Все


было прекрасно – у него была хорошая работа, великолепные перспективы и


семья. В 29 лет он заведовал одним из самых больших цехов


алмазообрабатывающей фабрики. Но в 1993 году, через два года после развала


СССР, фабрику закрыли. Другой работы в Армении Геворг найти не смог. Для


того, чтобы прокормить семью, он уехал на заработки в Москву. Он снял в


аренду маленький лоток на барахолке. Сначала его бизнес процветал, и через


год он перевез в столицу России жену и двоих детей.


Но хорошие времена скоро кончились. “Я очень быстро понял, что не создан


для торговли", - говорит Геворг, - "У меня начались проблемы. Я был весь в


долгах. Для того, чтобы расплатиться, пришлось продать все, что у меня


было. Начинать сначала в Москве я не мог, и мы вернулись в Ереван. Сейчас я


ищу работу. Любую работу. А мою семью кормит мой брат. Но не могу же я


вечно быть на содержании у брата. Возможно, мне опять придется ехать на


заработки в Россию".


Геворг не единственный, кого постигла такая судьба. После распада СССР


эмиграция из Армении стала чем-то вроде стихийного бедствия. "Страна теряет


интеллектуальный и духовный потенциал," – говорит глава департамента


миграции Арам Попоян, - "из-за массовой эмиграции меняется демографический


состав, падает рождаемость, уменьшается естественный прирост населения. Это


ослабляет жизнеспособность государства, лишает его будущего."


По результатам последней переписи, в 1989 году население Армении составляло


8,3 миллиона человек. В 1995 г. группа независимых экспертов провела


исследования, показавшие, что численность населения Армении снизилась на


700 тысяч. Программа развития ООН (UNDP) в своем докладе за 1998 г.


оценивает население Армении в 3,1 миллиона.


Еще большее беспокойство вызывает другой факт. Было проведено сравнительное


исследование количества людей, покидающих страну на автотранспорте и по


воздушным путям сообщения. Оказалось, что с 1993 года из Армении уехало 800


тысяч и 1,4 миллиона соответственно.


Лидер оппозиционной партии "XXI век" Давид Шахназарян утверждает, что, по


некоторым данным, за последние два года уровень эмиграции возрос до такой


степени, что к лету 1999 г. в Армении осталось только два миллиона людей.


"Сейчас ситуация даже хуже, чем в начале 90-х," - говорит Шахназарян, - "по


сравнению с тем периодом, социальное и экономическое положение улучшилось,


но психологически обстановка намного тяжелее".


Следующая перепись в Армении запланирована на 2000 год. Только тогда мы


узнаем, сколько людей еще осталось в стране.


По данным Программы развития ООН, две трети армянских эмигрантов связывают


свою судьбу с Россией. По сведениям ереванской неправительственной


организации "Лига помощи армянским беженцам", около 25 % эмигрантов


предпочитает оставаться на Северном Кавказе, а 8-10 % едут в Москву и


Московскую область.


Россия, несмотря на тяжелую экономическую ситуацию, по некоторым причинам


по­прежнему привлекает эмигрантов. Во-первых, безвизовый режим облегчает


въезд. Во-вторых, от общего советского прошлого осталось знание русского


языка и культуры, что облегчает адаптацию к новым условиям. И, наконец,


слабый административный контроль над рынком неквалифицированного труда


позволяет эмигрантам легко найти работу.


Впрочем, многие из них предпочитают ехать на Запад. "Мы решили оставить


свою родину," – объяснил мне один мужчина в Ереванском аэропорту. "Не легче


ли уехать на Запад, где и зарплата и жизненные условия будут намного


лучше?"


Среди европейских стран армянские эмигранты предпочитают Польшу, Болгарию и


Грецию. Некоторые едут в Германию, Голландию, Швецию и США. Большинство


предпочитает никогда не возвращаться в Армению.


Один из таких эмигрантов - двадцатидевятилетний Армен Симонян. Четыре года


он жил в Стокгольме, и сейчас пытается получить там вид на жительство.


Армен закончил с отличием Ереванский государственный университет по


специальности биохимия, но найти работу в Армении ему не удалось. В Швецию


он поехал в качестве туриста, и остался нелегально, так как там живут его


родственники. Сейчас Армен работает добровольцем в школе, живет на пособие,


выдаваемое беженцам и на деньги, которые получает за переводы научных


статей.


Армен уже говорит и пишет на шведском. Как только он получит вид на


жительство, он поступит в шведский университет, чтобы подтвердить свой


диплом биохимика. Если Армену откажут в виде на жительство, для него это


будет настоящая трагедия. Ясно одно - возвращаться в Армению он не


собирается. "Меня могут выслать из страны в любой момент," – говорит Армен,


- "тогда мне придется поехать в Норвегию или Бельгию. В Армению я не


вернусь. Там мне делать нечего".


Армянских эмигрантов постсоветского периода можно разделить на четыре


категории:


Первая группа включает беженцев из Азербайджана, которые нашли в Армении


временное убежище, но так и не смогли адаптироваться. Представляется, что


каждый третий беженец из Азербайджана в Армению предпочитает впоследствии


эмигрировать.


Следующая группа – это так называемые экологические эмигранты – население


районов, затронутых разрушительным землетрясением 1988 года. Они потеряли


свои дома, а правительство так и не сумело обеспечить их всем необходимым.


Многие из них тоже выбрали эмиграцию.


Третья группа – этнические меньшинства, которые за последний десяток лет


также сделали выбор в пользу эмиграции. В 1988-1989 гг. из страны уехали


практически все азербайджанцы. А в последние годы за ними последовали


русские, греки и украинцы.


Самой большой группой остаются наемные работники. В принципе, они не хотят


навсегда покидать Армению. У них своя, особенная цель - найти работу за


рубежом и зарабатывать, пока положение в Армении не улучшиться.


На основании исследований, проведенных правительственным департаментом


статистики в 1995 г., 30 % от общего количества эмигрантов составляют


ученые, инженеры, учителя, экономисты и так называемые "технари". На данный


момент, налицо "утечка мозгов", которая будет иметь тяжелейшие последствия


для страны.


Как говорит бывший декан Ереванского государственного университета Юрий


Мартиросян: "В Москве работать интересно". Он сам сейчас работает в


торговле и описывает это так: "Доктор химических наук приносит мне


шоколадные батончики "Марс", а я, бывший декан, продаю их доктору


кибернетических наук, который торгует на базаре".


Шахназарян говорит, что эмиграция – это протест общества против политики


правительства: "Это единственная форма протеста, которая может существовать


в стране, где политика не имеет никакой ценности, а политических процессов


не существует".


И все же эмиграция имеет свои положительные, хоть и кратковременные,


последствия. Она приостанавливает инфляцию, немного смягчает социальные


противоречия и улучшает ситуацию на рынке труда. В условиях всеобщей


безработицы для многих семей Армении единственным источником дохода


становятся деньги, которые присылают им родственники, работающие за


рубежом.


Артем Ерканян – заместитель главного редактора газеты "Новое время" в


Ереване.