Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЮЖНЫЕ ОСЕТИНЫ НЕ ДОВЕРЯЮТ МЕСТНОЙ МЕДИЦИНЕ

Местные жители не полагаются на свою разваливающуюся столичную больницу и предпочитают лечиться в России или Грузии.
By
Республиканская больница в городе Цхинвал почти пуста. Над главным входом в больницу видны следы от пуль – напоминание о вооруженном противостоянии 1992 года, когда Южная Осетия стало де-факто независимой от Грузии.

Картина, предстающая глазам внутри здания, еще более шокирующая: стены с обвалившейся штукатуркой, дыры в потолке, шныряющие в коридорах крысы.

В отделении хирургии под окнами стоят мешки с песком. Летом 2004 года – во время вспышки военных действий – мешки с песком на окнах защищали врачей и больных от пуль. С тех пор они так и не были убраны оттуда.

Единственный больной в отделении урологии оказывается однофамильцем президента непризнанной республики Эдуарда Кокойты. Ветерану второй мировой войны Федору Кокойты 83 года. Его диагноз – аденома простаты второй степени, и ему могла бы помочь операция, но в цхинвальской больнице нет необходимого для этого оборудования.

Отделение урологии рассчитано на 60 больных, но все, кто имеет возможность, едут лечиться или в Северную Осетию, или в Грузию. Семья Кокойты не может позволить себе оплатить его лечение за пределами Южной Осетии, вот он и остается узником местной больничной палаты.

«Мой сын живет во Владикавказе, – говорит Федор Кокойты, превозмогая боль, – присылает оттуда мне деньги, но у него там своя семья».

«Каждый раз я приношу свои извинения больным за местную власть, которые заставляют своих граждан лечиться в недостойных человека условиях, – сказал Сармат Парастаев, заведующий отделением урологии, сопредседатель ассоциации врачей Южной Осетии, – извиняться стало моей профессиональной привычкой».

По словам Парастаева, за последний месяц к нему обратились одиннадцать урологических больных. Десять из них увидев, в каком состоянии находится больница, предпочли лечение в других местах. Большинство едут в Северную Осетию, но есть и такие, кто выбирает лечение в Грузии.

«В Южной Осетии перестают функционировать целые отделы медицины. Например, я не могу сказать, что у нас есть урология, если у нас нет самого первого, необходимого оборудования, я уже не говорю о передовых оперативных методиках», – сказал Парастаев.

Местные жители помнят предвыборные обещания властей о «капитальном ремонте» больницы, но, говорят они, ситуация здесь не менялась с 1989 года.

Лидер Южной Осетии Эдуард Кокойты недавно сильно критиковал министра здравоохранения Джемала Джигкаева, вслед за этим появились слухи о возможном увольнении министра, но здесь считают, что этим не решить всех проблем.

Прежде Южной Осетии помогала международная организация "Врачи без границ", но в 1997 году эта помощь прекратилась. Сегодня медицину Южной Осетии, как, впрочем, и многое другое, финансирует Россия.

В октябре 2006 года в Южную Осетию на 30 грузовых машинах была завезена гуманитарная помощь от правительства Москвы и лично от мэра Москвы Юрия Лужкова. В массированной рекламной кампании вокруг этой помощи часто сообщалось о том, что в помощь включено самое современное медицинское оборудование.

«Там были только операционные столы, лампы, стерилизаторы – вещи нужные, но ничего не решающие, все это у нас есть... А нам нужны диагностические и операционные комплексы», – сказала Алла, которая работает в цхинвальской больнице.

«Принцип подхода к этим проблемам в Москве не изменился – Южная Осетия воспринимается как зона гуманитарной катастрофы, и все поставки ограничены гуманитарной помощью. То есть сюда не поставляют оборудование и технику, которая повысит уровень жизни в перспективе и даст рабочие места. И эта ситуация поддерживается местными политиками», – сказал Сармат Парастаев.

Брат Сармата, известный в республике активист неправительственного сектора Алан Парастаев считает, что Россия держит Южную Осетию в зависимости от своей гуманитарной помощи.

«Помощь Лужкова – это та самая форма "гуманитарной иглы", которая ни в коей мере не способствует социальной реабилитации "зоны конфликта", то есть ни одного гражданина эта помощь не обеспечивает работой. Москва создает здесь идеальные условия для дальнейшего превращения страны в настоящую зону конфликта».

Современное медоборудование в Южную Осетию поступает из Тбилиси – несмотря на то, что грузино-осетинский конфликт остается неразрешенным. Так, из тбилисского Центра имени профессора Тодуа в Цхинвал был доставлен компьютерный томограф. Ведутся переговоры о передаче отделению урологии цхинвальской больницы операционного комплекса ТУРП (Транс Уретральная Резекция Простаты).

«Медицина вне политики, – сказал Сармат Парастаев. – У меня есть постоянный контакт с врачами из Тбилиси, и только вот в таких, личных договоренностях, в доброй воле сторон возможен выход из кризиса».

Врач из Тбилиси Леван Начкебия однокурсник Сармата Парастаева. Разделенные грузино-осетинским конфликтом, Леван и Сармат, тем не менее, продолжают дружить. Сейчас Леван проходит курсы повышения квалификации в Австралии. Сармат о подобном может только мечтать.

«Отсутствие кадров – это одна из самых больших проблем медицины в Южной Осетии, – сказал хирург цхинвальской больницы Лев Гагиев. – Но откуда здесь должны быть специалисты, если у меня, хирурга, зарплата 1800 рублей (68 долларов США)? Естественно, что все отсюда уезжают».

Глава департамента министерства здравоохранения Южной Осетии, который попросил не называть его имени, о проблемах в секторе здравоохранения говорил без обиняков.

«Я могу представить себе, какие средства нужны для того, чтобы поднять здешнюю медицину на современный уровень, – сказал он IWPR. – Суммы, которые доходят до нас и проходят через мой стол, мизерны».

«Я согласен, что клиническая больница фактически превратилась в большой приемный пункт, где люди могут получить первую помощь, но на клиническое обследование или лечение они направляются в Северную Осетию или Грузию. Такова здешняя реальность. К сожалению».

Алан Цхурбаев, репортер www.gazeta.ru, Северная Осетия