Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЮЖНЫЕ ОСЕТИНЫ – МЕЖДУ ДВУМЯ «ПРЕЗИДЕНТАМИ»

«Реверансы» нового прогрузинского лидера вызывают опасение и замешательство среди жителей Южной Осетии.
By
Хотя Алан Джиоев живет в Цхинвале – столице Южной Осетии, в 1991 году в одностороннем порядке вышедшей из состава Грузии и с тех пор так и не получившей признания международного сообщества, он только что вернулся с отдыха на грузинском побережье Черного моря.

Все расходы на поездку оплатило «альтернативное правительство Южной Осетии», которое возглавляет прогрузински настроенный лидер Дмитрий Санакоев.

«Никогда в жизни ни я, ни моя семья так не отдыхали, – сказал Джиоев IWPR. – Это был отдых по высшему разряду – мы жили в четырехзведочном отеле, не думали абсолютно ни о чем. Даже отдельные услуги, которые были платными для других отдыхающих, для нас были бесплатными. Мои дети такого еще не видели».

По словам местных, возможностью отдохнуть на море за счет грузинской стороны воспользовались до тысячи жителей Южной Осетии. Однако все они стараются не говорить открыто о том, что ездили на море, опасаясь навлечь на себя недовольство де-факто властей республики.

Уже девять месяцев право называться лидером маленькой Южной Осетии между собой оспаривают президент самопровозглашенной (и непризнанной) республики Эдуард Кокойты и относительно новый игрок, прогрузински настроенный Дмитрий Санакоев.

Кокойты базируется в столице Южной Осетии Цхинвале (грузинское название звучит как «Цхинвали»), а Санакоев обосновался в расположенном недалеко от города грузинском селе Курта.

В последнее время борьба между ними обострилась. Это случилось после того, как грузинские власти провозгласили Санакоева, в прошлом премьер-министра и министра обороны цхинвальского правительства, главой «временной административной единицы» в Южной Осетии, и тот начал массированную пиар кампанию с целью привлечения на свою сторону общественного мнения.

Росту напряжения способствуют осуществляемые тбилисским руководством крупные денежные вливания в пользу расположенных вокруг Курта этнических грузинских сел. В частности, в настоящее время там строится большой развлекательный комплекс. Цхинвальские власти между тем блокируют ведущую в эти села дорогу.

«Местные власти не открывают дорогу, потому что боятся, что осетины начнут ездить в грузинские села на дискотеку, которую построил Санакоев», – сказал студент университета Южной Осетии Сармат.

«Сегодня уже нет того сильного идеологического движения, которое существовало в начале девяностых годов – сразу после войны. Сейчас все решают деньги, а денег у Дмитрия Санакоева много», – сказал один местный житель, участник войны 1991-1992 годов, завершившейся провозглашением Южной Осетией независимости.

Блокированная цхинвальскими властями дорога является частью магистрали, соединяющей Южную Осетию с Россией с северной части Кавказского хребта. Перекрытие дороги создает большие неудобства самим жителям Цхинвала, которым теперь приходится пользоваться объездной не асфальтированной дорогой, проложенной в горах.

Большинство цхинвальцев называют Санакоева предателем – за то, как они говорят, что перешел на сторону грузин. В городе было проведено два митинга против «альтернативного правительства», один их которых проходил у дома отца Санакоева.

«Дмитрий Санакоев – это настоящий предатель и позор для нашей фамилии», – сказал Инал Санакоев (он является просто однофамильцем прогрузинского лидера и не состоит с ним в родственных отношениях).

Против Санакоева и его сторонников прокуратурой Южной Осетии возбуждены уголовные дела по обвинениям в «экстремизме» и «измене родине».

Цхинвальская администрация особенно возмущалась, когда в июне нынешнего года Санакоев выступил с речью в Европарламенте, как один из членов грузинской делегации.

«Если Европейская комиссия будет предпринимать шаги по признанию Санакоева, это будет означать, что европейская демократия находится в состоянии кризиса», – сказала председатель комитета по информации и печати Южной Осетии Ирина Гаглоева.

Между тем, хотя представители международных организаций и встретились с Санакоевым, им все еще предстоит признать его в качестве официального политического игрока в деле урегулирования конфликта вокруг Южной Осетии.

Дальше всех (в демонстрации своей поддержки действиям Тбилиси) пошли Соединенные Штаты, представитель которых – помощник Госсекретаря Мэтт Брайза – во время своего пребывания в Тбилиси, 27 июля, заявил: «Это факт, что в Южной Осетии господин Санакоев пользуется растущей поддержкой. Это реальность».

В Цхинвале IWPR встретил мало сторонников Санакоева, и даже в частных беседах люди не высказывали благорасположения к нему. «Число симпатизирующих Дмитрию Санакоеву растет, хотя большая часть все же искренне считает его предателем», – сказал молодой житель Цхинвала Тимур.

Но цхинвальцы недовольны и тем, как справляется со своими обязанностями их собственное правительство. В бедственном состоянии находится экономика региона, закрыты дороги, практически нет торговли. Часты перебои с подачей электричества, холодная вода поступает в дома лишь в течение нескольких часов в день, а горячей не бывает никогда.

В республике царит атмосфера страха и подозрительности. Местные телеканалы призывают население «быть бдительными» и «обращать внимание на подозрительных людей» – таких, кто мог бы работать на администрацию Санакоева.

«Любой, кто осмелится в открытую сказать, что Санакоев лучше, чем Кокойты, или даже тот, кто будет просто критиковать Кокойты, обязательно столкнется с проблемами, – сказал Тимур. – Например, могут выгнать с работы».

Некоторые люди в Цхинвале винят Кокойты в том, что он сам создал предпосылки для появления такой фигуры, как Санакоев.

«Санакоев – это продукт деятельности Эдуарда Кокойты, – считает независимый эксперт из Южной Осетии, который не пожелал быть названным. – Это результат политики Кокойты, когда враги создаются искусственно. Слово «оппозиционер» стало ругательным, на каждом шагу ищут шпионов. Кокойты нужно на чем-то строить свою популярность, а так как войны нет, теперь все ищут шпионов».

Еще более критичен Алан Чочиев, который в 1989-92 годах возглавлял гражданское движение «Адамон Ныхас».

«Единственное, что составляет легитимность Кокойты, это люди, которые готовы умереть, но не за него. Он просто стал символом для тех, кто думает, что его курс ведет к независимости. Но это не так. Его курс ведет в Грузию», – сказал он.

Политический деятель из Северной Осетии Виссарион Ассев утверждает, что Санакоев, несмотря на его прогрузинскую ориентацию, предлагает южным осетинам более реальную надежду на приобретение в будущем независимости, чем Кокойты.

«Санакоев сделал то, что давно должен был сделать Кокойты – начать диалог не с Москвой, а с Тбилиси. Если бы Кокойты это сделал раньше, то на пути к независимости мы бы прошли уже более половины дороги. Пытаясь же двигаться к независимости через признание Москвы, мы движемся в обратном направлении».

Москва последовательно поддерживает притязания Южной Осетии на независимость от Грузии, и периодически появляются разговоры о том, что в конечном итоге это маленькое де-факто государство могло бы быть присоединено к России.

Однако положение Санакоева среди его грузинских союзников не так уж устойчиво, как это может показаться.

Близкий к правительственным кругам источник в Тбилиси назвал «альтернативного» лидера Южной Осетии «показушным проектом перед Западом», свидетельством чего, по его мнению, является июньская поездка Санакоева в Брюссель.

По словам источника, в Тбилиси опасаются, что Санакоев, участвовавший в войне на стороне Южной Осетии, может «переметнуться обратно» и повернуться против грузин.

Некоторые из местных жителей, с которыми беседовал IWPR, выражали разочарование политиками, в руках которых они стали пешками.

«Люди просто устали, – сказала пожилая женщина по имени Мария. – Они и на Россию обижены, и на местные власти. Сколько можно нас кормить обещаниями о присоединении к России? А ситуация здесь ужасная, вот люди и ищут какую-нибудь альтернативу».

(Алан Джиоев – не настоящее имя респондента, упоминаемого в этой статье).

Алан Цхурбаев, редактор северокавказского офиса IWPR, Владикавказ