Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ: ПЕРВЫЕ ШАГИ К МИРУ

Достигнутые правительствами Южной Осетии и Грузии компромиссные договоренности несколько успокоили ситуацию в зоне грузино-югоосетинского конфликта, хотя она все еще остается достаточно напряженной.
By

Первой попыткой приблизить к разрешению обострившийся в последнее время конфликт вокруг Южной Осетии стала проведенная на этой неделе церемония с участием представителей обеих сторон, которая имела целью продемонстрировать общественности твердость их намерений по воплощению в жизнь достигнутых ранее договоренностей о демилитаризации.


Днем 16 ноября в грузинский анклав близ югоосетинской столицы Цхинвал въехали экскаваторы и тракторы, которые сопровождала толпа местных жителей и грузинские и юго-осетинские журналисты. Вскоре сюда же прибыл министр по особым делам Южной Осетии Борис Чочиев, а за ним министр по урегулированию конфликтов Грузии Георгий Хаиндрава. Техника уже работала вовсю, и к вечеру были зарыты окопы, которые уже долгое время окружали здание школы в селе Тамарашени (одно из нескольких населенных грузинами сел).


«Эта акция может считаться первым шагом по демилитаризации с грузинской стороны», - сказал IWPR Леонид Тибилов, секретарь с юго-осетинской стороны Смешанной контрольной комиссии (СКК), которая отвечает за переговорный процесс.


Договоренность о том, что в зоне конфликта должны остаться только миротворческие силы и ограниченный контингент правоохранительных сил, стала основным компромиссом, достигнутым 5 ноября в ходе переговоров в российском городе Сочи премьер-министра Грузии Зураба Жвания и президента непризнанной республики Южная Осетия Эдуарда Кокойты.


Ситуация в Южной Осетии все более запутывалась в последние месяцы в том числе в связи с присутствием в зоне конфликта сотен вооруженных лиц с обеих сторон, которые считались ополченцами. И каждая из сторон обвиняла другую в нарушении соглашения от 1992 года, согласно которому в зоне конфликта в качестве вооруженных лиц могут находиться только миротворцы.


В Сочи был определен и срок завершения процесса демилитаризации – 20 ноября. И жители Цхинвала рассказывали IWPR, что с этого понедельника уже началась сдача оружия юго-осетинскими ополченцами.


Эту информацию в министерстве обороны не подтвердили. Как признают обе стороны, выполнение договоренностей о демилитаризации в оговоренные сроки нереально. «Пока никакого конкретного процесса демилитаризации нет, и вряд ли его стоило ожидать в столь короткие сроки», - сказал IWPR Тибилов.


По словам Тибилова, реальные действия должны начаться после начавшейся в четверг встречи в рамках СКК во Владикавказе. Там, сказал Тибилов, будут представлены в том числе доклады участников об обнаруженных военных позициях другой стороны. Таким образом ожидается, что будет выработана некая «карта» реальных военных дислокаций в зоне конфликта. Кроме того, отметил Тибилов, во Владикавказе должен быть расписан график процесса демилитаризации зоны конфликта.


На протяжении недель трасса, являющаяся основным путем сообщения с Россией, оставалась совершенно пустой – жители Южной Осетии опасались эксцессов и предпочитали добираться до границы объездной горной дорогой.


Эта трасса пролегает через четыре грузинских села в Южной Осетии - Тамарашени, Ачабети, Курта и Кехви. Села эти начинаются сразу за окраиной Цхинвала, и дорога здесь по-прежнему перегорожена бетонными блоками и мешками с песком так, чтобы машины могли проходить здесь зигзагом только самым тихим ходом.


Эти заграждения стоят здесь с летнего обострения ситуации. А в начале ноября трасса вообще в течение нескольких дней была перекрыта населением грузинских сел. Пикетчики утверждали, что осетинами был похищен один из местных жителей. Грузины в знак протеста взяли на некоторое время в заложники около двадцати осетин, трое из которых по неофициальной информации были жестоко избиты. У официальных ведомств Южной Осетии, в частности, у пресс-службы МВД, получить комментарий по этому поводу не удалось


К настоящему моменту, по словам местных жителей, проблема заложников решена.


Сейчас на трассе появились первые машины, которые, однако, торопятся проехать через грузинские села в светлое время суток.


Ситуация по-прежнему остается напряженной. 9 ноября, уже после достижения компромиссных договоренностей в Сочи, в районе грузинского села Кемерти, по информации грузинской стороны, произошел взрыв, причины которого до сих пор не установлены. Согласно сообщениям, ранения получили двое детей.


Комментируя встречу в Сочи, Кокойты сказал, что стороны «договорились не ставить заведомо невыполнимых требований и не обсуждать, например, вопросы статуса Южной Осетии, восстановления беженцев в своих правах... Самое главное – это прекращение и не возобновление боевых действий».


Как сказал Кокойты, во время сочинской встречи «и Жвания признал, что события этого лета отбросили назад вопросы мирного урегулирования конфликта».


Позднее Жвания заявил в эфире телекомпании Рустави-2, что «Тбилиси не может опять отложить решение вопроса статуса Южной Осетии на 10-14 лет, и хотел бы вернуться к этому вопросу в ближайшие месяцы».


За пять последних месяцев насилие в регионе приобрело беспрецедентные масштабы в сравнении с ситуацией, сохранявшейся там с 1992 года, когда закончилась кровопролитная военная фаза конфликта, и республика в одностороннем порядке вышла из состава Грузии. С тех пор Южная Осетия, границы которой с грузинскими регионами остаются открытыми, наладила крепкие отношения с Россией. Контроль за ситуацией в зоне конфликта осуществляют трехсторонние миротворческие силы (российский, южноосетинский и грузинский батальоны).


Однако все изменилось с приходом к власти в Грузии Михаила Саакашвили, провозгласившего одним из своих приоритетов восстановление территориальной целостности страны. Первый виток обострения ситуации спровоцировало закрытие по его решению главного оптового рынка Южной Осетии – мера, осуществленная в рамках того, что сам грузинский президент назвал кампанией по борьбе с контрабандой.


Кульминации напряжение достигло в августе, когда в результате вооруженных столкновений погибли несколько человек.


С тех пор ситуация относительно нормализировалась, однако простые жители - в особенности смешанные семьи, которых в регионе немало - по-прежнему живут в страхе.


"Ничего хорошего сказать не могу, - говорит грузинка Лена Папилишвили. - Теперь решение конфликта опять затянется на многие годы. Наша семья - многонациональная, и нас все это касается больше, чем остальных. Я считаю, что руководство Грузии упрямо гнет свою линию, абсолютно не считаясь ни с чьими интересами и правами. Надеюсь только, что вновь не разразится большая война».


"Меня особо затрагивает этот конфликт, потому что в Тбилиси нас начали обвинять в том, что мы, местные армяне, предатели, - говорит домохозяйка Гиули Петоева. - И это только за то, что мы продолжаем жить в Южной Осетии".


Студентка Ирина Лолоева живет в осетинском селе Дменис. "Когда возвращаюсь из института, из Цхинвала, домой, мне нужно проехать три грузинских села. И все время боюсь, что что-нибудь случится, - говорит она. - Бывали случи, когда при очередной проверке документов ссаживали с автобуса и избивали мужчин. Наши ребята либо вообще не выезжают из села, либо добираются до Цхинвала по объездной дороге".


По словам Ирины, во время недавней вспышки насилия было разрушено несколько домов в ее родном селе. Не обошлось и без раненых, но, добавила она, в селе по-прежнему живут грузины.


Многие жители Южной Осетии говорят, что недавние события заставили их смотреть на перспективу перехода региона под контроль Тбилиси с еще большим неприятием и, напротив, "приблизили" к ним Россию.


Двое молодых цхинвальцев, которые во время летних событий вступили в ряды "народного ополчения", своих имен не назвали.


"Ситуация сегодня по-прежнему напряженная, - сказали они. - Разрешение ее полностью зависит от России. Как она себя поведет, так и будет. Тогда уже можно будет просить у нее помощи, ставить границы, проситься в состав и т. д. Что касается переговоров, то вряд ли они смогут что-либо решить".


Сотрудник научно-исследовательского института Северной Осетии цхинвалец Бессарион Бязров также связывает свои ожидания с Россией и надеется на то, что непризнанная республика добьется независимости.


«То, что после стольких месяцев мы вновь сели за стол переговоров и посадили за него представителей грузинской стороны, я считаю нашей победой и нашим достижением, - сказал он. - ОБСЕ и Совет Европы уже поняли, что необходимо начать разрешение конфликта с восстановления экономики, чтобы потом перейти к политическому урегулированию».


«Но в перспективе я думаю, что и получив независимость, из российской сферы Южная Осетия не выпадет. Таких позитивных моментов, как российские политики, западные нам пока предложить не могут".


Ирина Келехсаева, независимый журналист, Цхинвал, Южная Осетия.