Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Юг Казахстана В Ожидании Большой Войны

С началом военных действий США и Англии в Афганистане на юге Казахстана активно обсуждают возможность войны с движением «Талибан».
By

9 октября утром через железнодорожную станцию Шымкент в направлении узбекской границы проследовал воинский эшелон с бронетехникой и артиллерией. Трудно сказать, Казахстану или Российской Федерации принадлежит эта военная техника, так как группа журналистов всего лишь наблюдала за движением эшелона в черте города, а военные отказываются как-либо комментировать данный факт. Тем не менее, зачехленная техника и пушки вызвали очередной виток разговоров шымкентцев о войне.


В тот же день военная полиция Шымкентского гарнизона усилила охрану складов с боеприпасами. Сотрудники областного подразделения выехали к местам их дислокации. Через 5 дней их сменит батальон из Алматы. В ночь первого ракетно-бомбового удара США по афганским талибам из Астаны пришел приказ о переходе всех силовых структур Южно-Казахстанской области на усиленный режим несения службы.


От Шымкента до северных рубежей Афганистана, если верить карте, чуть более шестисот километров. Между казахскими степями и Афганистаном - территория Узбекистана, где ислам имеет достаточно большое влияние.


Судя по высказываниям шымкентцев, они не лучшего мнения о боеспособности узбекской армии. Тем более, что в регионах Узбекистана, по их мнению, режим Каримова непопулярен, а жизненный уровень населения настолько низок, что определенная часть его использует любую возможность, чтобы хоть как-то изменить свое существование. Об этом говорит и наличие Исламского движения Узбекистана, сторонники которого готовы с оружием в руках сражаться против официальной власти. Словом, о военных действиях США в Афганистане шымкентцы говорят много, а об их последствиях – с нескрываемой тревогой.


Наибольшие опасения высказывает русскоязычное население. Многие откровенно боятся возмездия талибов соседнему Узбекистану за предоставление им аэродрома и воздушного пространства американцам, а от Ташкента до Шымкента – час езды на автомашине.


Нине Федоровне 67 лет. Живут они вдвоем с мужем, оба пенсионеры. От постоянных разговоров и мыслей о войне у Нины Федоровны поднялось давление, и несколько дней она ходит с постоянной головной болью. «Я очень боюсь талибов, - признается она. – И сомневаюсь в том, что узбекская или наша, казахстанская, армия сможет их удержать».


В ответ на напоминание о том, что Казахстан связан с Российской Федерацией Договором о коллективной безопасности, Нина Федоровна машет рукой. «Что же, у России нет других проблем, кроме нас? – сомневается она. – Конечно, было бы хорошо, если бы Россия помогла нам, но я в это не верю. А талибов, боюсь, поддержат наши мусульмане».


Свою последнюю мысль она аргументирует, например, наличием ячейки партии «Хизб ут-Тахрир», раскрытой в этом году в Кентау и Туркестане. В ячейке состояло 18 человек разного возраста. Сами хизбуттахрировцы в беседах с журналистами не сомневались в том, что их ряды с каждым годом будут шириться. И увеличение числа мечетей в Южно-Казахстанской области Нина Федоровна склонна считать опасной в этом смысле тенденцией. А уезжать ей некуда, да и не на что.


Многие русские, у которых есть близкие родственники в России, рассказывают, что с недавних пор родные чуть ли не ежедневно звонят им, интересуются положением дел, предлагают, пока не поздно, переезжать в Россию.


У Валентины Андреевны дочь живет и работает в Екатеринбурге.


«Она мне каждый вечер звонит, - говорит Валентина Андреевна. – Предлагает срочно продавать квартиру и уезжать к ней, в Екатеринбург».


Казахи и узбеки южного Казахстана в основной массе не разделяют опасений русскоязычного населения. Они убеждены, что талибы не пойдут в Среднюю Азию. Мужчины, служившие в армии и что-либо понимающие в военном деле, считают, что афганцы, с самой лучшей стороны зарекомендовавшие себя в партизанских методах ведения боевых действий, в наступательной войне, когда придется действовать большими соединениями на открытом пространстве, не выдержат массированного огня.


«Я воевал в Афганистане, - рассказывает 43-летний мужчина, назвавшийся Ибраем.– Конечно, афганцы прекрасные воины, но в затяжные бои они предпочитают не ввязываться. Их излюбленные приемы – молниеносные атаки, засады и обстрелы движущихся колонн на пересеченной местности, где они чувствуют себя как рыба в воде».


Военные, как им, собственно, и положено, немногословны. С началом боевых действий армии США в Афганистане они крайне неохотно общаются с журналистами, отделываясь общими фразами о готовности войск отразить агрессию. Но на улицах Шымкента стало больше, чем всегда, людей в форме. Выросло количество полицейских и военных патрулей. Во всех официальных учреждениях, банках и почтовых отделениях заметно усилена охрана. Военнослужащих запаса, имеющих опыт войны в Афганистане в составе ограниченного контингента советских войск, ежедневно группами вызывают в военкомат, перепроверяют их место жительства и работы.


Офицеры оперативной бригады Министерства внутренних дел Казахстана, дислоцированной в Шымкенте, заверяют, что их подразделение готово выполнить любую боевую задачу. Командир бригады Руслан Жаксылыков уверен в своих подчиненных, многие из которых в составе сводного казахстанского батальона служили в Таджикистане и имеют боевой опыт.


Начальник Сарыагашского пограничного отряда Абай Брекешев считает, что граница полностью контролируется, и никакие вооруженные группировки не смогут проникнуть на территорию Казахстана в обход подразделений отряда. Сил пограничников и частей, передислоцированных непосредственно к границе, по оценкам специалистов, достаточно, чтобы сдержать удар предполагаемого противника и удержать его до подхода более крупных соединений казахстанской армии.


Контрольно-пропускной пункт «Жибек Жолы», расположенный на границе Казахстана и Узбекистана, живет обычной жизнью. В глаза бросается только большее, чем обычно, количество вооруженных военных. В самом деле, таможенники и пограничники ужесточили контроль на пропускном пункте, проверке подвергается каждый, пересекающий границу.


Начальник таможенного поста Ермек Баталов сообщил, что с 8 октября усилена работа мобильных групп. Все объездные дороги охраняются круглосуточно. Всего в приграничном Сарыагашском районе работает 10 мобильных групп. В составе каждой 4 человека: это сотрудники полиции, таможни, пограничных войск и финансовой полиции. Группы вооружены, снабжены средствами связи и транспортом.


Кроме стационарного поста «Жибек Жолы», дополнительно созданы еще 3 стационарных таможенных поста. По указанию Совета безопасности Республики Казахстан значительно усилено патрулирование 10 участков на границе.


За сутки казахско-узбекскую границу пересекает от 3 до 3,5 тысяч человек. Из них почти две с половиной тысячи человек выезжают в сторону Казахстана. В основном это бизнесмены, торговцы и просто люди, отправившиеся навестить родственников или друзей. Но больше стало казахов, переезжающих из Узбекистана в Казахстан на постоянное место жительства. Они и до событий в Афганистане ехали в Южно-Казахстанскую область с квотами и без квот. Теперь этот поток несколько усилился. По словам Баталова, в Ташкенте у посольств Казахстана и России отмечены скопления людей, желающих выехать на жительство в эти страны. В посольствах они надеются получить документы, которые по приезде могут обеспечить им статус беженцев.


Работники обменных пунктов валюты сообщают, что значительно снизился курс узбекского сума по отношению к казахскому тенге. Еще на прошлой неделе за один тенге давали 7 сумов, а сегодня этот курс составил 8,1 сума за 1 тенге.


С шымкентских рынков исчезли таджики, торговавшие фруктами. Выяснилось, что органы внутренних дел обязали их в течение 24-х часов покинуть территорию Казахстана. Реже обычного встречаются таджикские цыгане, попрошайничающие на улицах.


Встречаясь, шымкентцы в числе первых тем затрагивают тему войны. В вероятность перенесения театра боевых действий на территорию Казахстана верят не многие, но все опасаются наплыва беженцев и эпидемии опасных инфекционных заболеваний, которым подвержено население Афганистана, Таджикистана и Узбекистана. Локализовать беженцев полностью не удастся, считают шымкентцы, они будут проникать в город, чтобы получить возможность каким-либо способом зарабатывать себе на жизнь. Следовательно, контакты местного населения с ними неизбежны.


28-летний Кайрат на вопрос о том, что он станет делать, если талибы пожалуют сюда, улыбается. «Я пойду воевать, - заявляет он. – Бежать мне некуда, это моя земля, я буду ее защищать. К тому же в мирное время в моей жизни ничего хорошего нет, может, война принесет мне удачу».


Даур Досыбиев, журналист из Казахстана.