Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВЗРЫВ В ГРОЗНОМ РАЗДЕЛИЛ ЧЕЧЕНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Месяц спустя после мощного взрыва в Грозном чеченцы не приблизились к пониманию того, кто стоял за этим терактом.
By Timur Aliev

Месяц, прошедший после сильнейшего взрыва в центре Грозного, привнес доселе невиданный раскол в политическую жизнь республики.


Взрыв 27 декабря, в результате которого было разрушено здание правительства и погибли 72 человека, пришелся на тот момент, когда Кремль и промосковски настроенная администрация во главе с Ахмадом Кадыровым в один голос заявляли о том, что Чечня теперь достаточно стабильна для проведения здесь в марте 2003 года референдума по Конституции.


Теперь, после случившегося, сроки проведения референдума не были перенесены, однако усилились меры по выявлению боевиков. Только с начала этого года, по данным правозащитных организаций, «зачистки» прошли в Аргуне, Бердыкеле, Самашках, Гехах и самом Грозном.


В настоящее время администрация Кадырова включает 34 временных вагончика, в которых располагаются кабинеты чиновников. Ожидается, что восстановление самого здания администрации и правительства Чечни завершится лишь в апреле.


Территория вокруг Дома правительства усиленно охраняется. Чтобы попасть туда, обязательно иметь разрешение с подписями трех высокопоставленных официальных лиц.


Между тем, страдания жертв этой трагедии продолжаются, как не прекращается и обмен обвинениями в причастности к случившемуся.


Давно Чечня не наблюдала актов насилия, подобных случившемуся в конце декабря прошлого года. Бывший боевик, амнистированный весной 2000 года, Сайд-Хасан Дадаев осуждает тех, кто организовал проведение взрыва.


«Когда летом 2000 года террористом-смертником был взорвана военная комендатура в Аргуне, я был рад этому», - говорит он. «Но когда гибнут свои же, чеченцы, пускай и из промосковски настроенных...»


«В том-то и дело, что чеченское руководство практически все уцелело, а погибли обычные сотрудники и посетители правительства, которые ни в чем не были виноваты», добавляет он.


Теракт 27 декабря стал для местной администрации полной неожиданностью. В тот день две машины, КамАЗ и УАЗ, пробив забор, взорвались во двор Дома правительства и взорвались с интервалом в 5 секунд.


По официальным данным, во время взрыва пострадали 282 человека, из них 72 погибли. Но по словам пострадавшей во время взрыва журналистки Кометы Тепсаевой, визуально в больнице раненых было гораздо больше. «Перед новогодними праздниками в здании было полно людей, многие пришли получать подарки», - рассказала она.


В числе погибших оказался Ризван Илиасов, шофер, обслуживавший сотрудников администрации. К моменту взрыва он только что вернулся на работу после того, как уступив просьбам местных жителей, российские солдаты выпустили его из-под стражи, где он содержался на протяжении нескольких часов (что, надо сказать, случается здесь очень редко).


На следующий день президент России Владимир Путин выступил с заявлением по поводу инцидента. «Боевики прибегают ко все более насильственным методам, чтобы торпедировать процесс реставрации российского правления в Чечне, - отметил Путин. - Но им не удастся затормозить поиски урегулирования конфликта».


К сегодняшнему дню существует множество версий произошедшего.


По сведениям представителя федеральных сил в Чечне Ильи Шабалкина, к теракту причастны арабский наемник Абу Валид и полевой командир Шамиль Басаев. Шабалкин отметил, что за три дня до взрыва лидеры боевиков провели в горах встречу с полевыми командирами среднего звена, в ходе которой Абу Валид обязался провести ряд крупных терактов в Грозном и Гудермесе.


В свою очередь, глава администрации республики Ахмад Кадыров заявил, что «кого бы ни назвали исполнителями теракта», за ними стоит фигура сепаратистского президента Аслана Масхадова.


Кадыров, в прошлом союзник Масхадова, а ныне сторонник Кремля, выразил уверенность, что планируемому на весну референдуму по Конституции Чечни ничто не сможет помешать. «Бандиты хотели запугать мирных людей, сотрудников администрации, правительство республики, однако чудовищный взрыв лишь сплотил людей во имя достижения мира», - заявил он.


Сам Масхадов осудил теракт. При этом он заявил, что не в его силах остановить новое поколение смертников, и возложил ответственность за случившееся на российских военных.


"Все обеспокоены тем, что произошло в Грозном, тем, что там действуют смертники и случаются теракты", - говорит он в интервью, записанном на пленку на следующий день после взрыва и переданном агентством France Press.


"Те, кто совершил это, не могли смириться с унижением, которое они чувствовали от того, что судьбу их народа решают российские военные. Они не увидели для себя иного выхода, кроме того, как принести в жертву свою жизнь", - сказал Масхадов.


Теракт ужаснул мирных жителей республики. И многие склонны винить скорее спецслужбы или местное руководство, но никак не чеченских повстанцев.


Косвенным образом версию причастности российских спецслужб подтвердил министр внутренних дел Чечни Руслан Цакаев, заявив, что «составлены словесные портреты людей в машинах». Согласно им «трое террористов были славянской внешности, разговаривали по-русски без акцента. Как минимум двое из них были светловолосыми».


По информации, полученной правоохранительными органами от бойцов ОМОНа, несших службу на одном из блокпостов, «автомобили имели номера воинских частей, дислоцирующихся на главной базе российских войск в Ханкале, а сами смертники были одеты в камуфляж с офицерскими знаками различия и предъявляли документы на право передвижения и груз».


Среди жителей Чечни также ходят слухи, что взрыв Дома правительства был необходим для уничтожения документации местного министерства финансов.


«Говорят, что на следующий день планировался приезд комиссии Счетной палаты РФ во главе с Сергеем Степашиным для проверки использования средств, выделенных на восстановление Чечни», - рассказал сотрудник республиканского оперативного штаба по ликвидации последствий теракта Руслан Баканаев. «У них, якобы, имелась информация о примерно 700 миллионах рублей, потраченных не на те цели, какие подразумевались. И вроде бы для уничтожения следов этой отчетности и был устроен взрыв».


Действительно, крыло, где располагалось министерство, подверглось наибольшему разрушению. Примечательно и то, что через пару недель после случившегося был уволен с поста министра финансов Чечни Сергей Абрамов.


Но среди жителей Чечни есть и такие, кто придерживаются официальной версии. По их словам, рейтинг боевиков среди мирных чеченцев упал. Но одновременно слишком многим не нравится присутствие российских войск на территории республики.


«Только полная демилитаризация сможет стабилизировать ситуацию в Чечне», - говорит руководитель Института политической культуры «Ламаст» Лема Шахмурзаев. «Невозможно говорить о мире, когда на тебя направлены пушки».


Тимур Алиев, независимый журналист, постоянный контрибутор IWPR, работающий в Ингушетии