Выжившим во время землетрясения в Таджикистане не хватает крова и еды

Жертвы землетрясения в гористой западной местности страдают от недостатка крова, теплой одежды и продовольствия.

Выжившим во время землетрясения в Таджикистане не хватает крова и еды

Жертвы землетрясения в гористой западной местности страдают от недостатка крова, теплой одежды и продовольствия.

700 человек остались без крова после землетрясения, произошедшего 2 января в высокогорной Бадахшанской области на востоке Таджикистана.



5 января от Команды быстрой оценки и координации (объединения местных и международных агентств по оказанию помощи) поступила обновленная информация о последствиях бедствия. Согласно ей, частично разрушено еще более 920 домов, в которых проживали 6215 человек.



Правительственный комитет по чрезвычайным ситуациям в Бадахшане, отдаленном высокогорном регионе, заявил об одном погибшем во время землетрясения, эпицентр которого находился в Ванчском районе, а сила составляла 5,3 балла по шкале Рихтера.



На сегодняшний день, по данным властей, было разрушено 30 административных зданий, включая школы и больницы, более трех километров дорог. Кроме того, пострадали линии электропередач.



Наиболее сильно пострадали сам город Ванч и прилегающие к нему кишлаки – Ускрог, Гишхунд, Даштирог, Рохарв, Пайшанбеобод. В Ванчском районе проживают около 30 тысяч человек.



Из-за отдаленности района и зимнего времени года правительству и международным организациям, стремящимся оказать помощь пострадавшему району, понадобилось несколько дней, чтобы добраться до Ванча.



В интервью новостному агентству Азия-Плюс 6 января представитель Бадахшанского комитета по чрезвычайным ситуациям сказал: «Продовольственная помощь, направленная правительством и ООН, сейчас приближается к Ванчскому району».



Представитель Красного полумесяца сказал, что людей расселили по домам соседей и родственников, а также в палаточном городке, в школах и мечетях.



Авазбек Атоев, водитель скорой помощи в кишлаке Гишхунд, рассказал, что до 5 января их село было отрезано от внешнего мира, так как дороги были заблокированы.



В районе до сих пор ощущаются подземные толчки, их число доходит до 12 за сутки.



Вспоминая ужас, который он испытал, находясь в эпицентре землетрясения, Атоев рассказал: «Рано утром я встал, поставил чайник на печку, но в это время - было 7.15 утра – вдруг сильно затрясло, я испугался. Я побежал на улицу и ужаснулся. По улице бежали голые дети, а за ними женщины и старики тоже в одних рубашках. Все кричали и плакали».



«От поднявшейся пыли кругом стало темно. С гор падали камни прямо на дома, на дороги. Земля во многих местах треснула, разделилась на две части», - добавил он.



По словам Атоева, представители Красного полумесяца и комитета по чрезвычайным ситуациям добрались до села и расселили его жителей по школам, палаткам и административным зданиям.



Координатор по реагированию по ЧС Общества Красного полумесяца по ГБАО Точи Махмадаминова сказала, что ее организация предоставила необходимую помощь пострадавшим, но из-за отсутствия крова люди нуждаются в теплой одежде.



По словам Махмадаминовой, во временном палаточном лагере разместили 280 человек, остальным пострадавшим так же оказывается помощь.



«Мы их обеспечили также палатками, постельным бельем, но некоторым не хватает теплых вещей, потому что у большинства все осталось под руинами», - сказала она.



Махмадаминова сообщила, что кишлак Гишхун был почти полностью разрушен.



«Многие дома развалились прямо на две части. У многих крыша свалилась, а потолок висит», - добавила она.



Давлат Камаров, рабочий местной электростанции, был дома во время подземных толчков. Он – один из тех, кто потерял все свое имущество.



«Я встал, только зажег печку, и вдруг так сильно стало трясти, - говорит он. – Я схватил сына, который еще спал, и закричал дочке».



Хотя его семье удалось выбраться наружу, Камаров говорит: «Наш дом был полностью разрушен. Теперь нам негде жить. Все наши вещи остались под землей. У детей нет сейчас теплых вещей. Кое-что собрали соседи и родственники. Наши продукты тоже под завалами остались».



Жена Камарова провела всю ночь у постели своей больной матери, живущей неподалеку.



«Теща моя и так больная была, а сейчас вообще от испуга и разговаривать перестала, - сказала Камаров. – Слава Богу, что все живы».



Хочар Булбулова была на улице, когда увидела падающие с гор камни.



«Дома были мой муж, сын, невестка с 6-месячным ребенком и еще пятеро моих детей, - вспоминает она. – Они успели вытащить ребенка из колыбели и босиком побежали на улицу».



«У меня сердце больное, а земля до сих пор трясется, боюсь, что мое сердце не выдержит все это», - говорит женщина.



Правительственная делегация во главе с премьер-министром страны Акилом Акиловым прибыла в Ванчский район 5 января. На экстренном заседании местные власти и правительственные агентства получили указания определить масштаб разрушений перед оказанием помощи пострадавшим и началом восстановительных работ.



Беднейший из бывших союзных республик Таджикистан в высокой степени подвержен разного рода природным катаклизмам.



Ванчский район расположен на Памире, цепи высоких гор, где до сих пор продолжается сейсмическая активность.



По словам Анатолия Ищука из Института сейсмологии АН Таджикистана, с 2007 года в этом районе зафиксировано 96 землетрясений.



Аслибегим Манзаршоева, контрибьютор в Таджикистане, обученный IWPR.

Tajikistan
Support our journalists