Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Выезд становится все труднее

Выехать из Туркменистана становится все труднее, так как спецслужбы расширяют спиики тех, кому запрещено ехать за границу.
By
В черный список «невыездных», похоже, включили и торговцев-челночников и трудовых мигрантов. Такие случаи стали наблюдаться с августа месяца, а в сентябре проверки усилились.

До этого, запрет на выезд распостранялся, в основном, на членов не очень большого количества неправительственных организаций и родственников осужденных высокопоставленных чиновников. Но, согласно сообщениям выезжавших в последнее время, список расширился и туда попадают даже те, кто очень далек от подозрительной для властей деятельности, и кто просто едет за границу, чтобы как-то заработать себе на жизнь.

Существование черного списка не предается огласке, но судя по объяснениям пограничников на паспортном контроле, которые останавливают тех, кому запрещено выезжать, использование его является обычной практикой. Черный список заменил собой отмененную в 2004 году систему выдачи выездных виз для тех, кто едет за пределы Туркменистана. Существование списка помогает властям продолжать контроль над передвижением населения, и в то же время, избежать обвинений в том, что они сохранили органичения на свободное передвижение, существовавшие в советское время.

Один торговец, который вот уже много лет ездит за товаром в Турцию, был остановлен во время паспортной проверки в сентябре.

Мубарак Мурадовой из центрального Ахальского велаята, пришлось отменить свою поездку в Дели после того, как на паспортном контроле было сказано, что ей запрещается выезжать из страны. По словам сотрудника министерства внутренних дел, ее имя было внесено в черный список. Об этом она узнала после того, как написала жалобу в министерство национальной безопасности, которое переправило его в МВД.

Наряду с «челноками» особому вниманию спецслужб подвергаются и трудовые мигранты. Как и другие выходцы из Центральной Азии, многие граждане Туркменистана едут на заработки в Россию, но есть и те, кто направляется в Турцию, так как туда легче оформить визу и языковой проблемы тоже нет. Иногда такие мигранты едут на один сезон, а некоторые, как например, три дочери, сын и невестка Разухал Гапуровой, находятся там уже почти три года. Ее сын работает дворником, дочери и невестка домработницами и заработывают 300 долларов в месяц – в три раза больше, чем они могли бы заработать дома. 200 долларов из своего заработка они посылают домой.

Как сообщил анонимный источник, работающий в администрации шелкового комбината города Туркменабата, сотрудники министерства национальной безопасности дали руководству комбината указание составить список людей, уехавших в Турцию на заработки. Тоже самое произошло в других рабочих общежитиях комбината.

По мнению некоторых рабочих, эта акция направлена, скорее всего, на устрашение тех, кто в дальнейшем собирается покидать страну. Ведь список уехавших и не вернувшихся в срок людей министерство может заполучить в аэропорту через компьютерную систему паспортного контроля.

Никто точно не знает, почему власти взяли на вооружение эти категории людей,
деятельность которых никак нельзя классифицировать, как направленную против государства.

Как сказал торговец из Балканского велаята, возможно власти решили подстраховатья накануне празднования дня независимости, отмечаемого 27 октрября, чтобы сократить контакты населения с заграницей. Он надеется, что его теория верна, и после праздничных событий «железный занавес» будет снят.

Чтобы не стояло за таким давлением, властям будет нелегко остановить поток туркменов, которые хотят выехать за рубеж, так как жить в Туркменистане очень тяжело. Как сказал житель одного из сел восточного Лебапского велаята, если власти хотят, чтобы рабочие не везжали, они должны создать для них нормальные условия для жизни дома.