Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ АФГАНСКОЙ МУЗЫКИ

Как ни пытались предшествующие режимы искоренить афганскую музыку, она все равно возрождается.
By Hafiz Gardish

Когда-то центральная кабульская улица Харабад была центром музыкальной культуры афганской столицы. Здесь учились музыке и работали многие известные афганские музыканты. Музыка неслась из всех магазинов и кафе. Теперь улица пришла в запустение. Кругом одни развалины.


Еще год назад музыкальные инструменты вешали на фонарях, как преступников. Талибы музыку запретили и целых пять лет безжалостно преследовали всех подозреваемых в игре на инструментах и просто слушании музыки.


Однако афганскому культурному наследию был нанесен колоссальный ущерб еще до прихода талибов. Над ним надругались все, кому не лень, но самая черная полоса наступила с падением просоветского правительства Наджибуллы и приходом к власти моджахедов.


Моджахеды запретили песни о любви на телевидении и по радио, а женщинам запретили петь. Вместо этого аудиторию потчевали ура-патриотическим песенным репертуаром на тему джихада. Труды многих музыкантов пали жертвой племенных, языковых и культурных предрассудков.


С приходом талибов многим музыкантам пришлось покинуть страну. Кто смог, нашел убежище на Западе. Остальные осели в соседних странах. Богатейшее музыкальное наследие Афганистана было растоптано, истерзано, и, казалось, умерло навсегда.


Но вот появились первые признаки возрождения. В стране начал формироваться новый музыкальный рынок. И в столице, и в провинции музыканты обустраивают офисы и студии. Как на дрожжах, растут повсюду магазинчики, предлагающие видео и аудиокассеты.


Владелец магазина кабулец Яма начал продавать кассеты после того, как в столицу вошли войска Северного альянса и его ювелирная лавка была разграблена.


«Я потерял все», - рассказывает он, - «А тут снова музыку разрешили. А народ-то у нас музыкальный, и рынок начал быстро расти. Тогда я занял денег и открыл магазин аудиокассет».


«Вкусы у всех разные, но в основном все любят народную музыку. Качество текстов песен людей не слишком волнует. Лишь бы ритм был».


Музыкант Ахмад-Шах к этом относится более серьезно. «Уехав из страны, наши артисты увезли с собой наш огромный культурный багаж», - говорит он, - «В результате, иранская, таджикская и пакистанская музыка обогатилась, а мы обнищали».


«Наши артисты утратили инициативу. Они не создают ничего нового. Исполняют только старый материал. Бессмысленные песни становятся все более популярны. Чем бессмысленнее песня, тем больше на нее спрос».


Шах не отрицает, что популярным то или иное произведение делает сам народ, однако считает, что музыкант обязан своим искусством воспитывать вкус слушателя, повышать его грамотность и взыскательность. «Из Пешавара к нам поступает музыка, оскорбляющая афганскую культуру и артистов», с горечью говорит он.


Сокрушается он и по поводу низкого статуса артиста в Афганистане.


«У нас самые уважаемые люди – это убийцы и грабители. У них – роскошные дома, машины и титулы. Им воздают хвалы и почести. За всю свою жизнь эти люди не издали ни одного приличного звука. Только звуки выстрелов и взрывов», - говорит он.


«А мы играем приятную музыку, несущую мир в души людей, дающую надежду и зовущую к гуманности, и не получаем за это ничего, кроме оскорблений и унижения», - говорит Ахмад-Шах.


В обстановке нестабильности, постоянной угрозы возобновления военного конфликта, и нищеты тяжело живется музыкантам в Афганистане. Некоторые музыканты, вернувшиеся было домой из Пакистана после изгнания талибов, вынуждены были уехать обратно.


Ветеран афганского радио и преподаватель музыки Нур-Ага Сармади считает, что не стоит ждать скорого возвращения его коллег из изгнания.


«Люди не вернутся, пока не получат гарантий безопасности своей жизни, имущества и уважения своего чувства собственного достоинства», - говорит он, - «Нынешняя обстановка неблагоприятна для артистов, и им здесь ничего не светит».


Министр информации Афганистана Махдум Рахин уверяет общественность, что правительство активно готовит почву для возвращения в страну деятелей искусства и культуры. Во-первых, правительство планирует провести ряд культурно-массовых мероприятий в честь празднования афганского Нового года Навруза, начиная с 21 марта. На телевидении выйдет специальная программа, посвященная этому событию.


Но по-настоящему афганская музыка возродится только тогда, когда в стране установится прочный мир, и музыканты, певцы и композиторы смогут, не опасаясь за свою жизнь, обеспечивать себя своим искусством.


Хафиз Гардиш – бывший певец. В настоящее время работает внештатным журналистом в Кабуле.