Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВРАЖДУЮЩИЕ СОСЕДИ

Туркменистан и Узбекистан относятся друг к другу как к париям, несмотря на сильные взаимные интересы.
By IWPR Central Asia

Несмотря на все свои исторические связи, Узбекистан и Туркменистан сохраняют холодную взаимную неприязнь


Антагонизм между двумя государствами подавлялся Москвой в те времена, когда они были советскими республиками, но вскоре после развала СССР проявились резкие разногласия по вопросу о границах.


Туркменские националисты возобновили свои исторические притязания на Хивинскую и Хорезмскую области, чьи жители, по их утверждениям, были, в основном, туркменского происхождения. Узбеки, тем временем, высказывали претензии по отношению к Ташаузской и Чарджоуской областям, населенным, главным образом, этническими узбеками.


Тем не менее, официальные лица с обеих сторон не могли не осознавать опасности территориальных притязаний. И в 2000 году они подписали договор о делимитации границ. Однако другие спорные вопросы сохранились, и по ним правительства еще не пришли к единому решению.


Отношения резко ухудшились в 1995 году, когда Ташкент выступил против попыток Туркменистана стать нейтральным государством. В то же время Ашгабат отказывался признать право собственности узбекской стороны на промышленные объекты внутри Туркменистана.


Эти проекты включали большое число предприятий, включая и те, что были связаны с нефтедобычей. Ашгабат заявил, что, строя эти сооружения на земле, арендованной у Туркменистана на долгосрочной основе, Узбекистан содействовал своему экономическому развитию за счет туркменских интересов.


После 1995 года были приостановлены все межправительственные и межотраслевые переговоры по этим вопросам, и установился "холодный мир". Были прерваны все железнодорожные, воздушные и автобусные связи, приостановлена торговля между странами.


Только в январе 1996 года ситуация изменилась благодаря встрече президентов двух стран, которая имела место в городе Чарджоу. Узбекистан согласился поддержать нейтралитет Туркменистана в обмен на сохранение права собственности на предприятия на туркменской территории.


Узбекская сторона пошла на уступки в вопросах аренды земли, на которой были построены эти предприятия. Ташкент также согласился платить Туркменистану за часть нефти, добываемой на приграничной территории.


Враждебность между странами в значительной степени отражает личность их лидеров, взаимная антипатия которых отрицательно сказалась на их взаимном сотрудничестве. Многие наблюдатели рассматривают Ислама Каримова и Сапармурата Ниязова как две стороны одной монеты.


Оба управляют авторитарными режимами, нетерпимы к инакомыслию и установили культ личности. Несмотря на такое сходство, оба испытывают стойкую неприязнь друг к другу и стараются никогда не упоминать публично имен друг друга.


Правительственные делегации встречаются время от времени, но неизменно сталкиваются с непреодолимыми препятствиями. Различия глубоки, особенно относительно того, как каждая страна воспринимает свою роль в регионе. Туркменистан не считает себя лидером в Центральной Азии и не имеет желания вмешиваться в проблемы других стран.


По этой причине Ашгабат дистанцируется от участия в Центрально-азиатском экономическом форуме и не спешит к дальнейшим экономическим связям с Ташкентом. Политика Туркменистана заключается в поиске самодостаточности как в экономике, так и в политике.


В масштабах региона объем торговли между Узбекистаном и Туркменистаном относительно невелик. В 1998 году общий товарооборот составил 51,5 млн долларов США, из которых узбекский импорт составил 10,2 млн долларов США.


В 1999 году Узбекистан экспортировал в Туркменистан товары на сумму 76,3 млн долларов США, а импорт составил 10 млн долларов США.


Торговые отношения между двумя странами являются непрочными. Узбекско-туркменско-азербайджанско-грузинское межправительственное соглашение по транспортировке грузов по железной дороге, ТРАСЕКА, столкнулось с проблемами уже спустя несколько месяцев после ее претворения в жизнь, потому что Туркменистан отказался обеспечить согласованную 50%-ную скидку на транзит.


Более того, он добавил 20% НДС на перевозку узбекских грузов, вызвав резкое снижение узбекского грузового движения по транс-кавказскому маршруту. После этого обе страны начали повышать таможенные пошлины.


Другим барьером стало введение Ашгабатом в 1998 году виз для узбекских граждан. Ташкент сделал ответный шаг, и вскоре приграничная трудовая миграция иссякла. Жители по обе стороны границы страдали от визовой системы, но их бедствия мало повлияли на отношения правительств этих стран.


Во внешней политике Ашгабат смотрит на Ближний Восток и мусульманский мир, тогда как Ташкент стремится к промышленно развитым странам.


Учитывая все их различия и разногласия, неудивительно, что оба государства держатся надменно и обособленно.


Арслан Касымов псевдоним постоянного автора статей для IWPR.