Вопросы о роли Москвы в энергетических проектах Кыргызстана

Российские деньги могут стать спасением для гидроэнергетики Кыргызстана, однако аналитики опасаются, что страна может потерять контроль над своими водными ресурсами.

Вопросы о роли Москвы в энергетических проектах Кыргызстана

Российские деньги могут стать спасением для гидроэнергетики Кыргызстана, однако аналитики опасаются, что страна может потерять контроль над своими водными ресурсами.

Обещания России о выделении денежных средств на поддержку энергетического сектора Кыргызстана пробудили надежду на то, что в один прекрасный день в стране закончатся перебои с электричеством. Однако некоторые аналитики обеспокоены тем, что Кыргызстан, возможно, отдает слишком большой управленческий контроль над важным энергетическим проектом.

Во время своего визита в Москву в начале февраля президент Кыргызстана Курманбек Бакиев подписал соглашение, согласно которому российская сторона инвестирует 1,7 миллиарда долларов в Камбарату-1 - крупный гидроэнергетический проект.

По окончании строительства Камбарата-1 и Камбарата-2, возведение которых было начато в 1986 году и позже приостановлено по причине нехватки средств, будут производить 6,1 миллиарда киловатт/часов в год. Для сравнения, существующий Токтогульский гидроузел, расположенный ниже по течению реки Нарын, дает до 90% вырабатываемой в стране электроэнергии, общий объем которой составляет около 15 миллиардов киловатт/часов в год.

Предназначение проектов Камбарата-1 и Камбарата-2 в том, чтобы Кыргызстан получил избыток вырабатываемой электроэнергии и превратился в главного поставщика электрической энергии.

Деньги на гидроэнергетический проект составляют лишь часть более крупного кредитного пакета, который включает в себя кредит в размере 300 миллионов долларов на поддержку правительственного бюджета Кыргызстана и дополнительную финансовую помощь в размере 150 миллионов долларов; кроме того, Россия списала 193 миллиона долларов внешнего долга Кыргызстана в обмен на 48% акций оборонно-промышленного предприятия «Дастан», производящего торпедное оружие.

5 февраля, через 2 дня после того, как была достигнута договоренность с Россией, премьер-министр Кыргызстана Игорь Чудинов заявил, что эти деньги будут отданы совместному акционерному обществу, которое вскоре будет создано и акции которого поделят между собой ИнтерРАО «ЕЭС России» (объединенные энергосистемы России) и государственное акционерное общество «Электрические станции».

Кубанычбек Исабеков, вице-спикер парламента, одобрил достижение такой важной договоренности между двумя странами, когда страна испытывает серьезные экономические проблемы.

«Получить 2 миллиарда во время глобального финансового кризиса с низкими процентами - об этом нам и не снилось. Появятся рабочие места, будут налоги», - сказал он.

Он добавил, что по завершению строительства Камбарата-1 страна превратится в основного регионального игрока. «По воде у Кыргызстана в регионе появится стратегический рычаг», - сказал он.

Министр финансов Марат Султанов считает, что и у России в этом соглашении большая выгода. Некоторая часть электричества, произведенного на Камбарате-1, может экспортироваться в Россию, и РАО ЕЭС будет получать доход от всех продаж.

«Россияне, помогая Кыргызстану, помогают и себе», - сказал Султанов, имея в виду, что запасы газа и нефти в России скоро закончатся.

Некоторые аналитики обеспокоены как сроками выполнения соглашения, так и его жизнеспособностью.

Эрнест Карыбеков, президент международного общественного фонда «Институт по исследованию проблем водопользования и водно-энергетических ресурсов Центральной Азии», сказал, что роль Москвы неоднозначна, поскольку она владеет, через РАО ЕЭС, половиной компании, которой дает деньги. «Должна быть ясность в вопросе, чем являются 1,7 миллиарда долларов США для Кыргызстана – кредитом или же инвестицией», - говорит он.

Как отметил Карыбеков, условия, по которым предоставлены деньги, остаются неясными. Большинство источников говорят, что это инвестиции, однако источник из Министерства иностранных дел Кыргызстана сказал IWPR, что это может быть не так.

«Сейчас никто толком не владеет достоверной информацией по соглашению, и отсюда разные трактовки. Все с умными лицами рассуждают около, избегая самого главного вопроса: кредит это или инвестиция? Этот вопрос, как я понимаю, пока остается открытым, - сказал источник на условиях анонимности. – Я бы сказала, что выделяемые Россией деньги – это кредитные средства, так как по инвестициям не выплачиваются проценты, а по этим деньгам мы должны отдавать проценты».

Некоторые политики и аналитики предупреждают, что соглашения по совместному акционерному обществу имеют лазейки для того, чтобы собственность Кыргызстана перешла в другие руки.

Муратбек Жураев, депутат парламента, представляющий социал-демократическую фракцию, сказал, что ничто не может удержать власти от продажи 50% акций, после чего акционерное общество может оказаться в руках российской стороны.

Кандидат экономических наук Жылдыз Сарыбаева указала на потенциальные «подводные камни» в структуре управления совместной компании. Компанией будет руководить совет, состоящий из пяти директоров, где российские представители будут превосходить по численности кыргызстанскую сторону – два к трем. А в команде исполнительного управления – наоборот.

Премьер-министр Кыргызстана утверждает, что между этими двумя органами конфликтов не будет. Совет директоров может наложить вето на решения, принятые руководителями, однако, по словам Чудинова, было важно, чтобы в команде исполнительного управления доминировали граждане Кыргызстана, так как ее роль включает в себя проведение тендеров на контрактную работу.

Сарыбаева, однако, утверждает, что, согласно кыргызстанскому законодательству, только совет директоров можно принимать в расчет, и что существует риск того, что «основные решения будут приниматься не в интересах Кыргызской Республики».

Другие возражения против вовлечения России в гидроэнергетический проект касаются региональных вопросов.

Узбекистан, крупный сосед Кыргызстана, расположен в низовье реки Сырдарья, крупной водной артерии, главным притоком которой является Нарын.

В последние годы Узбекистан выступал против проектов строительства дамб, предлагаемых Кыргызстаном, и таких же проектов на Амударье, предлагаемых Таджикистаном. На основании опыта существующих гидроэнергетических схем, таких как Токтогульская ГЭС, находящихся на реке Нарын, они опасаются, что последующие ограничения естественных водных потоков приведут к значительному уменьшению уровня воды в реке, в результате чего Узбекистан летом окажется без воды, так как Кыргызстан и Таджикистан будут накапливать воду для производства электроэнергии зимой.

До недавних пор правительство России поддерживало проекты по строительству дамб, предлагаемые Кыргызстаном и Таджикистаном в разрез интересам Узбекистана. Однако в январе президент России Дмитрий Медведев во время своей поездки в Ташкент заявил, что российские проекты по постройке гидроэлектростанций в регионе должны будут принимать во внимание интересы всех центрально-азиатских государств, а не только тех стран, которые получают от этого выгоду. Аналитики утверждают, что беспокойство по поводу намерений Ташкента наладить связи с Западом, которые значительно охладели после андижанских событий 2005 года, привело к тому, что Москва стала более внимательно относиться к озабоченности Узбекистана по поводу водных и энергетических вопросов. (Читайте Российский лидер пытается перетянуть Узбекистан на свою сторону, RCA № 564, 30 января 2009 года.)

По словам бишкекского политолога Валентина Богатырева, очевидный сдвиг позиции России говорит о том, что решение Кыргызстана отдать проект строительства Камбараты в руки России – не очень хорошая идея.

«Если поставить себе целью затянуть этот процесс, то можно делать проект и 5-6 лет. Все это время все будут довольны: и кыргызские власти [проект делается], и узбекские, и российские, - сказал он. – Было бы предпочтительнее не отдавать контроль над кыргызским водноэнергетическим комплексом в руки правительства одной страны, какая бы это ни была страна: Россия, США, Казахстан или Китай».

Мнения экспертов разделились относительно того, насколько важна Камбарата в ряду гидроэнергетических схем, которые влияют на водные потоки вдоль Амударьи и до Узбекистана.

«Именно Токтогульская ГЭС еще много лет будет регулировать воду в регионе, - сказал Раимбек Мамыров, эксперт по энергетике. – Главное, чтобы она была у нас в руках».

С ним не согласен Жураев, который сказал: «Камбарата-1 будет стоять в начале реки Нарын… возможно даже, что в Токтогул не будет поступать вода».

Карыбеков сказал, что маловероятно, что две камбаратинских ГЭС по окончании строительства будут влиять на поток воды в Токтогульское водохранилище, однако, по его словам, очень важно, чтобы все детали функционирования различных схем были обсуждены и согласованы правительствами соответствующих центрально-азиатских государств, а также ратифицированы их парламентами.

Чинара Каримова и Эстель Эримова – псевдонимы репортеров из Кыргызстана.
Support our journalists