Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ВОЛНЕНИЯ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА В ТУРКМЕНИСТАНЕ

Правительство усиливает меры безопасности в преддверии выборов преемника Ниязова.
By IWPR Central Asia
Пока правительство приходит в себя после кончины пожизненного главы государства Сапармурата Ниязова и находится в предвкушении выборов, которые состоятся в будущем месяце и определят его преемника, власть, тем не менее, не пускает вопросы национальной безопасности на самотек. Во время переходного периода наблюдение и другие способы контроля над населением усилились больше, чем когда-либо.

На предстоящие выборы, которые состоятся 11 февраля, выставлено шесть кандидатур, но если все пойдет по плану, то будущим главой государства станет нынешний и.о. президента Гурбангулы Бердымухаммедов.

Халк маслахаты - главный законодательный орган Туркменистана - созвал внеочередную сессию 26 декабря, через 5 дней после кончины президента Ниязова, и одобрил кандидатуру Бердымухаммедова - после внесения соответствующих поправок в Конституцию. Как временный глава государства – утвержденный в течение нескольких часов после объявления о смерти Ниязова – Бердымухаммедов не имел права принимать участие в выборах.

28 декабря глава Центризбиркома Мурат Гарыев обнародовал имена остальных пяти кандидатов. Это Ишангулы Нурыев, заместитель министра нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов, и четыре представителя местной власти, выдвинутых из ряда регионов: Аманияз Атаджиков, заместитель губернатора Дашогузской области; Аширнияз Поманов, мэр города Туркменбаши (бывшего Красноводска); Оразмурат Гараджаев, мэр города Абадан, расположенного в Ахальском регионе, где также находится столица республики Ашгабад и где была главная политическая база Ниязова; и Мухамметназар Гурбанов, глава Карабекульского района Лебапской области, расположенной на востоке страны и граничащей с Узбекистаном.

Меры безопасности, введенные сразу же после смерти Ниязова, действуют до сих пор. По словам Фарида Тухбатуллина из инициативной группы Туркменистана, расположенной в Вене, граница с Узбекистаном остается закрытой. Отношения с Ташкентом остаются напряженными с тех пор, как Ниязов обвинил узбекские власти в организации попытки его устранения в ноябре 2002-го.

Активист по правам человека, находящийся сейчас вне Туркменистана, который, однако, пожелал остаться неизвестным в целях собственной безопасности, рассказал журналистам IWPR, что ему стало известно из его источников, что «силы Министерства обороны, в частности, механизированные, находятся в приграничных районах в состоянии боевой готовности».

Эмигрант-обозреватель туркменской политической обстановки отмечает, что власти мобилизовали силы агентств безопасности и другие ресурсы, находящиеся в их распоряжении, для обеспечения безопасного продвижения Бердымухаммедова к власти.

Службы безопасности, по-видимому, получили указание сдерживать потенциальные источники неприятностей. Это означает размещение большего количества сотрудников сил безопасности из Ашгабада и усиление наблюдения за немногочисленными оставшимися в стране активистами по правам человека, родственниками политзаключенных и чиновниками, снятыми с должности во время последних ниязовских «чисток».

По словам активиста по правам человека, руководителям предприятий было приказано следить за рабочими и предотвращать любые признаки волнений. Работников порта и местной электростанции в городе Туркменбаши собрали вместе и предупредили, что они должны «оставаться спокойными».

Из того же источника стало известно, что группы сотрудников Министерства обороны были отправлены из столицы в различные регионы, где они начали вызывать активистов гражданского общества и журналистов для того, чтобы сделать им строгий выговор.

«Сотрудники Министерства обороны обычно прибывают группами до шести человек. В Красноводстке и Мары (город на юго-востоке страны) они вызвали местных активистов для беседы», - рассказывает он и объясняет, что их целью являются «люди, которые попали в поле зрения служб безопасности потому, что встречались с иностранцами или принимали участие в зарубежных конференциях, и которых подозревают в том, что они принимали участие в деятельности активистов гражданского общества».

«Активистов, журналистов и оппонентов режима считают опасными людьми, которые могут выставить своего кандидата на выборах и рассказать людям о процедуре проведения выборов, - сказал источник. - Власти беспокоятся, что если где-нибудь начнутся волнения, это поднимет волну протестов по всей стране. Они боятся не оппозиции, находящейся за рубежом, а протестов внутри страны».

По словам Фарида Тухбатуллина, «усилился надзор за домами тех людей, кого власти считают политически ненадежными, родственниками политических заключенных и тех, кто связан с заграничными диссидентами».

По-видимому, усилившееся чувство нервозности спровоцировало арест главы оппозиционного движения «Агзыбирлик» Нурберды Нурмухамедова, о пропаже которого было объявлено 23 декабря.

На севере страны полиция продолжает удерживать активиста по защите окружающей среды Андрея Затоку, который был арестован в Дашогузе за четыре дня до кончины Ниязова.

В то же время правительство предпринимает некоторые шаги для того, чтобы получить расположение широкой общественности.

В связи с кончиной Ниязова в стране был объявлен траур и отменены все новогодние торжества, но потом правительство разрешило народу отмечать и Новый год, и мусульманский праздник Ид-уль-Адха, известный в Туркменистане как Курбан-байрам.

«В стране были проблемы с поставками хлеба, и люди выстраивались в длинные очереди, чтобы его купить. Но теперь, - добавляет Тухбатуллин - у нас есть информация из Ашгабада, Лебапа и других регионов, что в магазинах полно хлеба».