Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В УЗБЕКИСТАНЕ СОРВАНА ДЕМОНСТРАЦИЯ ПРОТЕСТА

Правоохранительными органами Узбекистана пресечена беспрецедентная попытка предпринимателя устроить демонстрацию протеста против политики президента.
By IWPR Central Asia

По мнению экспертов, то, что уже даже предприниматели пытаются организованно выступать против режима Президента Ислама Каримова, свидетельствует о необычайно высоком уровне недовольства в узбекистанском обществе.

Если бы митинг, намеченный на 1 июня у здания столичного телецентра, состоялся, он стал бы первой в истории независимого Узбекистана акцией протеста против политики режима, организованной простыми гражданами. Ранее подобные акции, как правило, устраивались правозащитниками и оппозиционными политиками.

Последние также должны были принять участие в митинге, однако его организатором выступил 36-летний предприниматель из южной Кашкадарьинской области Баходыр Чориев.

Властям удалось предотвратить проведение митинга, однако, по мнению наблюдателей, уже сам факт, что Чориев - простой узбекистанец - отважился на такой шаг, свидетельствует о глубоком недовольстве в обществе политикой администрации Каримова.

25 апреля Чориев письменно обратился в столичную мэрию с просьбой разрешить проведение митинга с требованием отставки Ислама Каримова. В мероприятии планировали принять участие до 200 человек

Ответ - в самой неожиданной и неприятной форме - пришел 21 мая. Чориев находился за рулем своего автомобиля, когда дорогу ему перерезало такси. Он вышел из машины, и тут несколько человек жестоко избили его, связали руки и ноги, надели на голову полиэтилен и бросили у дороги. На следующий день нашлась его машина, от которой остался лишь обгоревший остов.

Но Чориев не отказался от своей затеи.

В намеченный день митинга, в 7.30 утра узбекский спецназ, милиция, спасатели и врачи скорой помощи блокировали дом на окраине Ташкента, где проживал Чориев. В результате он сам и около 20 его родственников, приехавших в Ташкент специально для участия в митинге, не смогли выйти из квартиры и проехать к месту проведения митинга.

Чтобы заставить Чориева выйти из квартиры и сдаться властям, сотрудники милиции захватили в заложники его 9-летнего сына Даврона.

Как позже рассказал в интервью IWPR Чориев, милиционеры кричали ему снизу, что у них в руках находится его сын и что ему лучше не сопротивляться. Однако угрозы не подействовали - Чориев и члены его семьи продолжали сидеть за закрытыми дверями.

Тогда сотрудники милиции начали эвакуировать жителей дома, объявив, что в здании заложена бомба и всем необходимо срочно покинуть квартиры. Затем был произведен взрыв.

"Я не знал, верить им или нет, но не мог подставлять под удар родных. У нас были старики, дети, беременные женщины, и мы вышли", - рассказал Баходыр IWPR.

Как только Чориевы вышли из подъезда, их схватили, скрутили руки, многих били, в том числе ударили по животу беременную сестру Баходыра, и потащили в автобус.

18 членов семьи Чориевых были насильно вывезены из Ташкента. Как позже стало известно, их доставили в родную Кашкадарью, за 450 километров от Ташкента. В 75-ти км. от Ташкента, на блок-посту в Сырдарье, Чориеву с двумя дочерьми разрешили вернуться в Ташкент.

У здания телецентра Чориева и его родственников из Кашкадарьи дожидались несколько десятков человек - правозащитники, члены оппозиционных партий и простые граждане, также собиравшиеся принять участие в акции. Но развернуть подготовленные плакаты с требованием отставки президента никому не удалось: появился представитель ГУВД Ташкента Олег Биченов, который зачитал собравшимся официальный отказ мэрии Ташкента в проведении митинга.

В письме администрации города от 25 мая говорилось, что митинг запрещен по соображениям безопасности, ибо территория у государственного телецентра является стратегическим, особо охраняемым объектом. Оригинал письма, по словам Биченова, был направлен по почте организатору митинга Чориеву.

После несостоявшегося митинга шестеро правозащитников в сопровождении Олега Биченова явились на прием к заместителю мэра Ташкента Анвару Ахмедову.

Свое решение митинговать с требованием отставки Ислама Каримова Баходыр Чориев объясняет тем, что пришел к выводу: вина за развал страны лежит на президенте.

Чориев сам пострадал от жестокости и несправедливости режима.

В 1999 году семья Чориева выкупила акции акционерной компании "Кеш", это - 1200 гектаров земли, ферма на 4 000 голов крупного рогатого скота и 13 000 свиней. Но на АО "Кеш" "положили глаз" представители местной администрации, которые в конце концов отняли у Чориева предприятие, а его самого упекли в тюрьму. По словам Чориева, против него было сфабриковано уголовное дело по обвинению в финансовых злоупотреблениях.

После выхода из тюрьмы Чориев 4 года юридическим путем боролся за возвращение предприятия - нанял адвокатов и судился. Суд принял решение в его пользу, но он так не смог заставить власти Кашкадарьи подчиниться решению суда.

Тогда Чориев сменил тактику - начал проводить пикеты, объявлял голодовку... Подорвал свое здоровье, но ничего не добился.

"Я пришел к убеждению, что вина лежит на президенте, это он развалил страну, он создал такую систему, где законы не работают, где нет места простому человеку, где без денег не найдешь правды", - говорит Чориев.

У Чориева - свои счеты к режиму, но эксперты считают его несостоявшуюся акцию отражением растущего массового недовольства и гнева простых граждан страны.

"За последние 12 лет в Узбекистане не было ни одного митинга. Это - первый случай, когда люди решили собраться и выразить свой протест, - говорит генеральный секретарь Общества по правам человека в Узбекистане (ОПЧУ) Толиб Якубов. - К сожалению, митинг не состоялся. Правительство в очередной раз продемонстрировало свое нежелание что-либо делать в пользу демократии и прав человека".

Превращение успешного в прошлом бизнесмена в диссидента, замахнувшегося на самого Каримова, является, по мнению Якубова, прямым следствием политики президента и правительства, в сознании которых права граждан занимают последнее место.

Политика президента и правительства - главная причина радикализации узбекистанского общества, считает Якубов, добавляя, что Узбекистан скоро превратится в страну протестов и митингов. По его мнению, мирный этап, когда люди верили сладким речам президента, уже миновал.

"У народа больше не осталось сил терпеть", - сказал Якубов.

Независимый социолог Баходыр Мусаев говорит о том, что народ теряет страх перед властью, так как хуже, чем люди живут в Узбекистане сейчас, уже не может быть. "Народ не боится, это власть боится массовых проявлений народного недовольства", - сказал он.

Мусаев полагает, что в среде зарождающегося предпринимательского класса зреет протест, и именно из него будет происходить новая оппозиция. "Будущие оппозиционные движения возникнут из среды [мелких и средних] предпринимательских кругов", - считает он.

Мусаев добавил, что правящие кланы рассматривают формирующийся предпринимательский класс как конкурентов, представляющих реальную угрозу их интересам.