Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В УЗБЕКИСТАНЕ РАСТЕТ ЧИСЛО ПАЛОМНИКОВ К ДРЕВНИМ СВЯТЫНЯМ

Толпы нищих и страждущих ищут защиты у древних духов к неудовольствию исламских лидеров Узбекистана.
By IWPR Central Asia

Каждую среду рано утром тысячи паломников из различных уголков Самаркандской области Узбекистана устремляются к священным местам Даниярбека, недалеко от усыпальницы Тимуридов в Самарканде. Здесь поблизости друг от друга находятся три священные могилы, рядом с которыми есть и священный родник.


В республике все больше людей, разочаровавшихся в официальной власти и официальной религии, посещают древние исторические памятники в надежде решить проблемы бедности, безработицы, излечиться от различных недугов.


«Среди посетителей много безработных, нищих, неудачников, которые приходят сюда от безысходности, - говорит правозащитник Комильжон Ашуров. - Они уже не надеются на государство, и в этой ситуации единственной надеждой для них остается Бог, о котором, правда, они тоже имеют слабое представление».


Каждая могила имеет свою специализацию, и, соответственно, своих «клиентов». Самая посещаемая святыня называется «Биби мушкул кишо», что в переводе с таджикского означает «Исполнитель желаний». Сюда, в основном, приходят просить о финансовом благополучии.


Бездетные женщины чаще всего посещают могилу Даниярбека (библейского пророка Даниила, останки которого в средние века привез Тимур), якобы помогающего выздороветь безнадежно больным. В качестве лекарства им здесь предлагается вода из святого родника.


Среди паломников есть и состоятельные люди - бизнесмены на дорогих машинах, и интеллигенция, и молодежь. Психолог Зебонисо Ибрагимова утверждает, что эти люди приходят сюда снять стресс, успокоиться, обрести веру в свои силы и т.д.


«Эти места помогают людям в критические моменты выжить, особенно в период депрессии.


Молитва здесь дает надежду и веру», - говорит Ибрагимова.


Местами массового паломничества эти могилы стали лет пять назад. Со временем местные


религиозные деятели четко продумали сценарий посещения могил: небольшая группа паломников - 20-30 человек – запускается во внутренний дворик, все садятся на корточки, и мулла начинает читать молитву. Покидая могилу, паломники кладут деньги в специальную коробку.


«Я пришел сюда помолиться, чтобы мне увеличили пенсию, а то она у меня совсем маленькая», - говорит 70-летний Бобомурод Рахматов из Челекского района Самаркандской области. Женщина средних лет из Самарканда, отказавшаяся назваться, пришла на могилу Даниярбека в надежде, что это поможет освободить ее брата из тюрьмы, оказавшегося там якобы по ложным обвинениям. «Кроме того, я пришла помолиться за своего мужа, который страдает бесплодием», - говорит она.


Официальные муллы, назначенные Государственным комитетом по делам религии, крайне негативно относятся к такого рода «паломничеству», называя его бизнесом на чувствах людей и грехом против ислама. Имам из Самарканда Махмуджон Ибодуллаев расценивает это явление как греховное обращение за помощью к творениям Аллаха, а не к Нему самому.


«Была бы моя воля, я закрыл бы подобные места, потому что люди слепо молятся неизвестным могилам и покойникам, просят помощи у них, а не у Бога, что противоречит шариату. Согласно исламу, человек должен верить только в Аллаха и просить помощи только у Него», - говорит Ибодуллаев.


Против подобной критики у организаторов паломничества есть свои аргументы. «Самое главное – закон мы не нарушаем, - сказал один из них. - А муллы нас ругают потому, что к ним в мечеть стало меньше ходить народу. Им больше не доверяют».


Местные власти сначала занимали выжидательную позицию, но сейчас поддерживают организаторов паломничества. Ведь значительная часть пожертвований паломников поступает на счета местных органов самоуправления. Благодаря таким пожертвованиям, например, в махалле Навои Самарканда был построен небольшой спортивный зал.


Для населения Узбекистана эти исторические места представляли ценность во все времена, и даже в период советской власти, которая негативно относилась не только к религиозным, но и ко всяким народным традициям и обычаям. Интерес к святым местам возрос в годы независимости, когда у людей пробудился интерес к религии и древним народным традициям. К этому времени относится и восстановление святынь Даниярбека.


Директор Института археологии профессор Тимур Ширинов в действиях паломников усматривает немало ритуалов зороастризма и даже предшествовавших ему верований - зажигание свечей на могилах, молитва останкам, завязывание на ветках тряпочек с различными пожеланиями, целование «святых» камней и т.д.


«Эти обычаи существовали в Центральной Азии до нашествия арабов-мусульман, которые двести лет здесь боролись против обычаев зороастрийцев, но так и не смогли полностью искоренить их. Народ сохранил зороастрийские обычаи, несмотря на то, что принял ислам».


Артур Самари – независимый журналист из Самарканда