Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В УЗБЕКИСТАНЕ ПОЯВИЛАСЬ НОВАЯ ИСЛАМСКАЯ ОППОЗИЦИЯ

Теракты у посольств США и Израиля свидетельствуют о реальности существования исламского экстремизма в Узбекистане.
By IWPR Central Asia

Если после терактов в Ташкенте и Бухаре в конце марта-начале апреля этого года кто-то еще сомневался в реальности существования новой, более радикальной исламской оппозиции в Узбекистане, то эти сомнения рассеялись после терактов 30 июля, направленных против посольств США и Израиля и против Генеральной прокуратуры Узбекистана.


Пока неизвестно, кто стоит за июльскими терактами, в результате которых, по данным узбекистанских правоохранительных органов, погибли 6 человек, трое из которых – предполагаемые террористы-смертники. В информационно закрытом узбекском обществе невозможно получить какую-либо информацию о том, кто может стоять за июльскими взрывами, равно как и за терактами прошедшей весны, унесшими 47 жизней. Выдвигаются самые невероятные версии – одни винят боевиков «Аль-Каиды», другие – сами власти.


30 июля террористы-смертники примерно в одно и тоже время – в 16.45 по местному времени - устроили взрывы у зданий посольств США и Израиля, а также у здания Генеральной прокуратуры Узбекистана. Все террористы были мужчинами и действовали по одинаковому сценарию. Приблизившись к охранникам, дежурившим у посольств, на максимально близкое расстояние, они приводили в действие взрывное устройство. Весной в роли террористов-смертников выступали молодые девушки.


Согласно официальным данным, помимо самих нападавших, погиб один сотрудник узбекской милиции у посольства США и двое у посольства Израиля. Никто из представителей дипломатических миссий и сотрудников Генпрокуратуры не пострадал.


Сотрудник милиции, прибывший на место взрыва у посольства Израиля, рассказал IWPR: «К будке, где сидели двое охранников израильского посольства, подошел мужчина узбекской национальности в возрасте 35-40 лет и бросился прямо на них. В это время произошел взрыв; все трое погибли на месте».


По словам жителей дома, расположенного напротив посольства США, взрыв был такой силы, что практически во всех квартирах до верхнего 4-го этажа из окон вылетели стекла.


«Меня как будто подбросило в воздух и ударило чем-то тяжелым по голове; я до сих пор не могу прийти в себя», - рассказала IWPR женщина, находившаяся в момент взрыва в своей квартире, расположенной примерно в метрах 50 от здания посольства США.


По факту взрывов генеральная прокуратура Узбекистана возбудила уголовное дело. Ведется следствие и уже произведены первые задержания, но о количестве арестованных не сообщается. Как заявила IWPR пресс-секретарь прокуратуры Светлана Артыкова, эти данные не разглашаются в интересах следствия.


Информация крайне скудна, однако все указывает на то, что теракты организованы одной из радикальных исламских группировок – либо новых, либо уже давно подпольно действующих на территории Центральной Азии. В любом случае не исключено, что группа опиралась на финансовую и «методическую» поддержку международной террористической сети «Аль-Каида».


В своем телеобращении к народу 31 июля Президент Узбекистана Ислам Каримов возложил ответственность за взрывы на ту же загадочную, почти мифическую исламскую организацию, которой приписали теракты нынешней весны, однако, не исключил возможной причастности к ним двух известных радикальных организаций – Исламского движения Узбекистана (ИДУ) и «Хизб-ут-Тахрир».


По словам Каримова, кто бы ни стоял за взрывами, задача террористов – держать население в страхе, а их конечная цель – свержение действующего режима и установление в Узбекистане исламского государства.


Тем временем на одном из радикальных арабоязычных исламских интернет-сайтов за пределами Узбекистана опубликовано заявление некой экстремистской организации, именующей себя «Исламский джихад», в котором она взяла на себя ответственность за теракты 30 июля. Пока достоверно не известно, насколько этому заявлению можно доверять и действует ли вообще эта организация на территории Узбекистана.


Не вызывает сомнения лишь то, что взрывы были приурочены к началу судебного процесса над 15 предполагаемыми участниками кровавых терактов в Ташкенте и Бухаре в конце марта – в начале апреля текущего года, организаторы которых до сих пор не названы. В свое время в причастности к тогдашним терактам подозревали целый ряд группировок, в том числе дотоле неизвестный «Джамоат» («Общество»). Нынешние подсудимые обвиняются, в частности, в связях с «Аль-Каидой» и «Хизб-ут-Тахриром».


Основная версия по поводу последних взрывов предполагает, что они так или иначе были организованы при участии «Аль-Каиды», хотя их исполнители – явно лица узбекской национальности.


Независимый политолог Баходыр Мусаев допускает возможную причастность к последним взрывам в Ташкенте «Аль-Каиды», учитывая, что США и Израиль являются в представлении экстремистов главными врагами Ислама.


Для экстремистов Центральной Азии США также являются вполне естественной мишенью: после 11 сентября 2001 г. Вашингтон строит тесное стратегическое партнерство с Узбекистаном и имеет на юге страны свою авиабазу.


Однако до сих пор экстремистские организации типа ИДУ не наносили ударов по центральноазиатским объектам США и Израиля, правительство которого также пытается строить партнерские отношения со светскими режимами пост-советской Центральной Азии, чтобы найти себе друзей в мусульманском мире.


Надежный источник, приближенный к экстремистским религиозным кругам, в интервью IWPR сказал, что, по его мнению, подобные теракты не могли быть организованы и проведены без участия международных террористических центров.


«Невозможно стать террористом-смертником самостоятельно, даже если ты крайне озлоблен на государство. Необходима серьезная система подготовки шахидов, какой располагает «Аль-Каида», - сказал он.


По словам этого же источника, некоторые боевики ИДУ, разгромленного в Афганистане, перешли в ряды «Аль-Каиды», и именно они могли способствовать распространению сферы деятельности этой организации на Узбекистан.


Но в Узбекистане народ настолько не доверяет государству, что уже ходят слухи о неком заговоре внутри правительства и о том, что теракты могли быть организованы самим режимом или какой-то группой «отщепенцев» внутри него.


Например, политолога Мусаева многое смущает в самом характере нынешних терактов, внешне вроде бы носящих почерк «Аль-Каиды».


Во-первых, акции «Аль-Каиды» обычно являются куда более масштабными и разрушительными. Удивляет и тот факт, что террористы выбрали для нападения такое время, когда в посольствах уже никого не было. Посольство Израиля в пятницу работает лишь до обеда, а в посольстве США прием граждан закончился задолго до нападения. В Генпрокуратуре же шахид вообще взорвал себя в пустом холле, не задев никого, рассуждает Мусаев.


«Цель террористов-смертников, решившихся на такой отчаянный поступок - забрать с собой максимальное количество врагов, а здесь все делалось как бы специально наоборот», - говорит Мусаев.


Генсек Общества по правам человека Узбекистана (ОПЧУ) Толиб Якубов не исключает, что за взрывами могли стоять сами узбекские власти. «Власть Ислама Каримова держится на страхе и бесконечной спекуляции на угрозе терроризма. Ему необходимо поддерживать миф о терроризме, чтобы удержать власть, не проводить демократические и экономические реформы в стране», - говорит Якубов.


В Узбекистане, где люди исполнены недоверия к собственному правительству, это мнение разделяют многие.


Однако, если придерживаться данной версии, выходит, что правительство могло каким-то образом убедить людей стать шахидами и – что еще более удивительно – атаковать американские и израильские объекты. Если допустить причастность к терактам действующей власти, придется предположить, что в правящей элите существует некая группа обозленных людей, тайно открывших двери в столицу какой-то радикальной исламской организации.


На данный момент более убедительной выглядит версия о том, что в Узбекистане появилась какая-то новая – доселе неизвестная – исламская экстремистская организация.


Судя по всему, эти экстремисты имеют необходимые ресурсы для организации терактов против важнейших объектов в такой тщательно охраняемой стране, как Узбекистан. Из всех известных исламских организаций, разветвленной сетью ячеек располагает лишь «Хизб-ут-Тахрир», но ее представители клянутся и божатся, что эта организация не практикует насильственные методы борьбы. Лондонский представитель «Хизб-ут-Тахрира» уже заявил о непричастности его организации к терактам.


ИДУ располагает – или, по крайней мере, располагала до ее разгрома американцами в Афганистане в 2001 г. – военной мощью, необходимой для подготовки и организации вооруженных вылазок на территорию Узбекистана, но не имела базы внутри страны и не была ранее замечена в терактах с применением смертников.


Если в стране действительно появилась новая исламская экстремистская организация, то, очевидно, она обладает как достаточно гибкой сетью местных ячеек, способной ускользнуть от тотальной слежки и повальных арестов, так и уровнем фанатизма, необходимым для принесения себя в жертву ради идеи.


Источник, близкий к экстремистским кругам, отмечает, что теракты не отличались хорошей подготовкой, возможно, потому, что исполнителями являлись граждане Узбекистана, но предупреждает: «Это – только начало. Скоро в Узбекистане взрывы станут обычным явлением».


Правительство Узбекистана уже многие годы ведет борьбу с исламским экстремизмом. Тысячи людей, подозреваемых в экстремизме, находятся за решеткой. Но Мусаев, как и многие другие эксперты, считает, что корни экстремизма стоит искать не в импортных идеологиях, а в растущем недовольстве населения страны социально-экономической неустроенностью, бедностью, безработицей, гражданским бесправием и произволом чиновников.


У власти один ответ на всякое новое проявление исламского радикализма – аресты и вновь аресты. Как же могло государство, имеющее самые боеспособные и многочисленные в Центральной Азии силы безопасности, допустить теракты средь бела дня в самом центре столицы?


А пока Президент Ислам Каримов призывает узбекистанцев быть бдительными: «Никто не может гарантировать, что подобное не повторится».