Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ТЮРЬМАХ УЗБЕКИСТАНА ШИРОКО ПРАКТИКУЮТСЯ ПЫТКИ

Инспектор ООН выявил многочисленные случаи применения пыток к заключенным в тюрьмах Узбекистана.
By Olga Borisova

Режиму Каримова теперь не удастся ввести в заблуждение международное сообщество уверениями в том, что в Узбекистане соблюдаются права человека. В самое ближайшее время ООН опубликует доклад о систематическом применении пыток в тюрьмах этой страны.


6 декабря завершился двухнедельный рабочий визит в Узбекистан специального инспектора по вопросам пыток Комиссии ООН по правам человека Тео ван Бовена, изучившего условия пребывания заключенных в исправительных и следственных учреждениях этой республики. Его отчет будет опубликован Комиссией в марте 2003 года.


Несмотря на мандат, выданный инспектору ООН правительством Узбекистана и позволяющий ему беспрепятственно перемещаться по стране, ван Бовен не смог побывать в колониях, известных крайне жестоким обращением с заключенными.


В течение трех лет официальный Ташкент не давал согласия на проведение инспекции в пенитенциарных учреждениях, однако несколько месяцев назад правительство пересмотрело свое решение. Визит специального инспектора ООН последовал за октябрьским визитом в Ташкент Генерального секретаря ООН Кофи Аннана.


По мнению узбекских правозащитников, визит ван Бовена явился одним из ряда мероприятий, «срежиссированных» правительством Узбекистана с целью завуалировать реальное положение с правами человека в этой бывшей республике СССР и успокоить мировое сообщество.


В этом же ряду событий, по их мнению, находятся и два показательных суда, прошедших в этом году в Ташкенте над сотрудниками правоохранительных органов, в результате жестких допросов которых погибли двое граждан.


Тео ван Бовен планировал посетить следственные и исправительные учреждения Ташкента, Ферганской долины, городов Ургенча, Навои и Карши, а также колонию близ каракалпакского поселка Жаслык - печально известную тюрьму для осужденных по политическим и религиозным мотивам.


Встречи с заключенными, жертвами пыток и их родственниками, сотрудниками правозащитных организаций, следственных изоляторов, колоний и тюрем убедили Тео ван Бовена в том, что в Узбекистане широко и систематически применяются пытки.


«Признания выбиваются с помощью пыток и других видов жестокого обращения, а затем используются как доказательство вины в суде, который выносит суровые приговоры вплоть до смертной казни», - свидетельствует инспектор ООН.


Прийти к такому заключению ван Бовену не помешали различного рода препоны, такие, к примеру, как запрет на посещение следственного изолятора СНБ в Ташкенте. Запрет, по словам ван Бовена, исходил от одного высокопоставленного должностного лица.


По причине «нелетной погоды» не состоялась поездка Тео ван Бовена в колонии Навои и Карши, в которых, по данным правозащитных организаций, к заключенным применяются наиболее жестокие и изощренные пытки. Время посещения колонии в Жаслыке пришлось сократить с 6-ти часов, как было запланировано, до 2-х часов - якобы из-за «неблагоприятных погодных условий».


Представитель организации «Хьюман Райтс Уотч» в Узбекистане Матильда Богнер считает, что в местах лишения свободы по приказу властей могла быть проведена подготовительная работа с целью скрыть реальное положение вещей с пытками.


Эта международная организация располагает данными о том, что в некоторых колониях, прежде всего там, где содержатся узники совести, заключенным было строго запрещено рассказывать инспектору об условиях своего содержания. Известны также случаи, когда заключенных, которые могли ослушаться запрета, перевозили в другие учреждения, не запланированные для посещения ван Бовеном.


Между тем сам ван Бовен считает, что располагает объективной и подробной информацией о пытках в пенитенциарной системе Узбекистана. Избиение, электрошок, погружение в воду на длительное время, изнасилование - вот лишь некоторые из наиболее распространенных форм пыток, применяющихся по отношению к арестованным и заключенным.


Существуют и такие истязания, как выдергивание ногтей, введение под ногти иголок, насилование как женщин, так и мужчин в особо извращенной форме с применением различных предметов, лишение доступа воздуха путем надевания противогазов или целлофановых пакетов, введение психотропных инъекций, а также физическое и моральное давление на родственников заключенных.


В 1995 году Узбекистан подписал Конвенцию ООН против пыток, однако как местные, так и международные правозащитные организации постоянно получают сообщения, свидетельствующие о применении пыток представителями правоохранительных органов при аресте, во время следствия и в местах лишения свободы.


Конвенция обязывает властные структуры Узбекистана выявлять и расследовать случаи применения пыток, однако, как считают местные правозащитники, этому мешает нежелание жертв пыток выступать с признаниями или жалобами. Люди боятся мести со стороны правоохранительных органов.


У тому же, как правило, задержанным не позволяют связываться и вступать в контакт с членами семьи, адвокатами и медицинскими работниками, и поэтому у них нет возможности засвидетельствовать факты применения пыток - провести экспертизу, сделать фотографии и т.д.


Правозащитники Узбекистана надеются, что после опубликования в марте доклада ООН о ситуации с применением в стране пыток Ташкент будет вынужден выполнять соответствующие требования и рекомендации.


«Я три года ждала приезда такого инспектора, - говорит представитель организации "Матери против пыток и смертной казни" Тамара Чикунова. - Очень надеюсь, что этот визит изменит нашу ужасную правоохранительную и судебную систему, в которой полученное под пытками признание обвиняемого принимается судом в качестве доказательства».


Ольга Борисова - независимый журналист из Узбекистана