Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ТУРКМЕНИСТАНЕ ЗАПРЕТИЛИ БИБЛИОТЕКИ

Опера, балет, цирк… Теперь туркменистанцам придется отказаться еще и от посещения библиотек.
By

С легкой руки эксцентричного тирана Сапармурата Ниязова для граждан Туркменистана захлопнулось еще одно «окно» в мир – в стране закрыты публичные библиотеки.


Туркменистанцы уже как-то привыкли жить без оперы, балета, кинотеатров и цирка. Туркменбаши все это ликвидировал, решив, что гражданам это не нужно. Но библиотеки – это уж слишком.


Ольга регулярно водила своего 12-летнего сына в центральную публичную библиотеку Ашгабата, где он много и с упоением читал.


«В библиотеке – своя, особая атмосфера, возбуждающая жажду к познанию», - говорит Ольга.


«Чем теперь будут заниматься наши дети? Что могут дать игры со сверстниками на улице? С закрытием библиотек у них отнята возможность познавать великие творения мировой литературы».


60-летняя пенсионерка из Ашгабата ходила в библиотеку как в клуб по интересам, где всегда можно встретить единомышленников, обсудить прочитанное.


«Теперь такой возможности не будет, - с горечью говорит она. – Раньше я несколько раз в неделю ходила в свою районную библиотеку, брала книги. Еще там была подборка журналов, которые я не могу позволить себе купить на свою жалкую пенсию».


В конце февраля Туркменбаши в своей «безбрежной мудрости» решил закрыть в стране библиотеки, и это решение уже вызвало энергичный протест со стороны различных международных организаций, в том числе – «Хьюман райтс уотч» и Международной Хельсинской федерации.


«В библиотеки все равно никто не ходит и книг не читает», - заявил в обоснование своего решения «Великий кормчий», выступая на очередном заседании правительства. Быть может, дополнительным стимулом для закрытия библиотек стал и тот факт, что основная масса книг в них – на русском языке, а в школах с 1996 года преподают новый – латинский – алфавит.


Пока решено оставить лишь Национальную библиотеку, сделав ее основным хранилищем современной туркменской литературы и исторических материалов.


По словам президента, библиотеки больше не нужны, так как все книги, необходимые туркменскому народу, уже должны быть в каждом доме, на каждом рабочем месте и во всех школах. Основная масса этих «книг» написана самим Туркменбаши.


Основой системы образования в Туркменистане служит ниязовский духовный трактат «Рухнама», в который вошли поэтические произведения Туркменбаши, а также биографии его самого и его родителей.


Недавно в программу средней школы введена книга «Источник мудрости», содержащая в алфавитном порядке выдержки из поэтической трилогии Ниязова.


«Чтобы прочесть эти книги, не нужно ходить в библиотеку. Они должны быть всегда под рукой у каждого», - заявил Ниязов.


На местах предлогом для закрытия библиотек часто служит необходимость капитального ремонта здания, либо проведения инвентаризации. При этом многие наблюдатели вспоминают, что «Отец туркменского народа» уже давно «точит зуб» на библиотеки и все, что с ними связано.


В конце 1990-х годов он повелел изъять и сжечь книги классиков туркменской литературы Берды Кербабаева, Рахима Эсенова, Беки Сейтакова, Тиркиша Жумагелдыева, Хыдыра Деряева и Нурмурада Сарыханова.


Как пояснил IWPR профессор литературы Ашгабатского государственного университета, Туркменбаши невзлюбил этих авторов за то, что «они говорят о том, какой огромный материальный и духовный вклад внесли остальные республики СССР в культуру туркменского народа, его духовное обогащение и формирование туркменского самосознания».


Творения этих авторов противоречат писаниям самого Туркменбаши, в частности – его эпохальной трилогии «Рухнама», в которой он отрицает какое-либо воздействие мировой цивилизации, науки и культуры на формирование и развитие туркменской нации. Туркменбаши также утверждает, что изобретение колеса и письменности - заслуга туркмен.


Информационный вакуум, в котором оказалось население Туркменистана, не может не вызывать беспокойства. Не имея доступа к информации о современном мире, подрастающее поколение обречено на невежество.


Библиотеки при университетах будут сохранены, но их фонды не пополнялись уже лет десять, а многие книги по истории, литературе и биологии были за эти годы изъяты и уничтожены.


В книжных магазинах повсюду красуются празднично оформленные президентские писания, но ничего другого в продаже нет.


Ввоз книг в страну частным образом сильно затруднен, так как государство установило высокие ввозные пошлины на печатные материалы.


На лотках и в частных магазинах еще можно найти журналы, в том числе – «Космополитен», но подписка на иностранные издания запрещена с июня 2002 г.


Доступ в Интернет строго ограничен и стоит очень дорого. В результате многие молодые люди даже не слышали о его существовании.


«Заявленная на заре независимости решимость покончить с наследием коммунистической идеологии обернулась для туркменского народа еще большей «заидеологизированностью» жизни», - говорит один местный эксперт.


«Но сама идеология стала еще более абсурдной. Руководство навязывает нам ничем не подкрепленные исторические, социальные и политические тезисы, которые прямо противоположны историческим фактам».