Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ТУРКМЕНИСТАНЕ – НИ ПРОЕХАТЬ, НИ ПРОЙТИ

Туркмены чувствуют себя иностранцами в собственной стране: везде пропускные пункты, на каждом шагу проверяют документы.
By IWPR Central Asia

Пенсионеру из Марыйской области на юге Туркменистана Ораздурды Джуманазарову сообщили, что умер его брат в северной Дашогузской области, но на вокзале ему отказались продать билет – потребовали телеграмму о смерти.


«Пришлось связаться с родственниками, чтобы они выслали официальную телеграмму. На похороны я, конечно, опоздал», - рассказывает он. Разрешение на въезд в г. Дашогуз Джуманазарову дали только на пять дней. «Я ничего не понимаю. Мы же граждане Туркменистана. Почему нам не разрешают ездить по своей стране?!» - возмущается пенсионер.


В последнее время туркменистанцы с удивлением обнаруживают, что больше не могут свободно перемещаться по стране. После покушения на жизнь президента Сапармурата Ниязова в ноябре прошлого года передвижение граждан между областями жестко контролируется.


Теперь при пересечении границы области – независимо от цели поездки – все граждане проходят досмотр и паспортный контроль, как при пересечении государственной границы. Тотальный контроль за перемещением граждан, начавшийся в северной приграничной Дашогузской области, теперь распространился на всю территорию страны.


Дашогузская область граничит с Узбекистаном, а Ниязов уже давно обвиняет Ташкент в покровительстве туркменской оппозиции. Теперь Туркменбаши, после того, как была осуществлена попытка покушения на его жизнь, заявляет, что узбекистанские дипломаты в Ашгабате помогли лидеру оппозиции - бывшему министру иностранных дел Борису Шихмурадову - тайно въехать в страну для организации покушения.


Как сообщили проправительственные СМИ, Шихмурадов затем попытался вновь перебраться на территорию Узбекистана, но это ему не удалось. Тогда он якобы предпринял попытку пересечь иранскую границу, но был задержан туркменскими спецслужбами. После этого Отец туркменского народа ужесточил контроль за перемещением граждан в сторону приграничных областей и обратно.


Следует отметить, что все пять областей Туркменистана имеют общую границу с соседними государствами, но даже в столице перемещаться по городу стало крайне затруднительно из-за нескончаемых проверок.


Житель Ашгабата Довлетгельды Овезов, приехавший из Дашогуза, рассказал контрибьютору IWPR, что по вечерам ему приходится ездить исключительно на такси, чтобы избежать милицейских проверок. «После семи вечера, - говорит он, – по улицам столицы ходить невозможно - все время останавливает милиция и проверяет документы. Я приехал сюда на заработки, потому что у нас в Дашогузе работы нет, а здесь можно найти частные заказы на ремонт квартир. Здесь много моих земляков живут и работают, как и я».


Ашгабатский студент Арслан Мухаммедов поведал о том, как его вместе с отцом не пропустили на аэропорт. «Мать возвращалась из туристической поездки, естественно - с большим грузом, поэтому мы с отцом поехали ее встречать. Отец не взял с собой паспорт, и нас в аэропорт не пропустили», - рассказывает Арслан.


Когда в начале 90-х годов рухнул «железный занавес» и Туркменистан обрел независимость, стало легче ездить в соседние страны – Иран и Афганистан. Даже после введения визового режима сохранялся облегченный вариант оформления и осуществления поездок в Иран. Интенсивно развивались торговля и туризм. Однако это временное послабление длилось недолго. Не прошло и десяти лет независимости, как появилось множество барьеров.


В Туркменистане еще во времена Советского Союза существовали закрытые для въезда зоны – ведь это были южные рубежи СССР. Однако раньше этих зон было не так много и проехать туда для местных граждан не представляло особой сложности. Достаточно было иметь командировочное удостоверение или паспорт с местной пропиской - и проезд был обеспечен, вспоминают жители Туркменистана.


В течение последних нескольких лет вся страна превратилась в «закрытую зону». Негласный запрет на свободное перемещение по стране был введен в 2001 году вслед за разоблачением некоего «заговора» в рядах Комитета национальной безопасности и после событий на туркменско-узбекской границе в Дашогузской области на севере Туркменистана.


За утверждениями Ниязова об угрозе национальной безопасности, исходящей от Узбекистана, может последовать массовое переселение узбекской диаспоры из Дашогузской области в другую часть страны. По некоторым данным, Туркменбаши уже дал соответствующее распоряжение.


Между тем некоторые эксперты полагают, что дело вовсе не в страхе перед «узбекской» угрозой. Истинная причина ужесточения режима передвижения граждан лежит, по их мнению, глубже.


Возможно, маниакально подозрительный президент пытается таким образом контролировать перемещение деятелей оппозиции – ведь в Туркменистане инакомыслящим опасно подолгу задерживаться на одном месте. Недавно Ниязов призвал население «оказывать содействие» спецслужбам и сообщать им о замеченных ими подозрительных лицах.


Обращаясь к представителям правоохранительным органов, Туркменбаши призвал их: «Идите на базары, вокзалы, в общественные места, слушайте, что говорят люди, записывайте, принимайте меры. Ведите список тех, кто уезжает и приезжает». Видимо, наказ президента выполняется, и новые контрольно-пропускные пункты – тому подтверждение.


По мнению депутата туркменистанского парламента, не пожелавшего быть названным, введенные в стране ограничения на свободу передвижения противоречат Конституции Туркменистана, статья 24 которой гласит: «Каждый гражданин имеет право свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах Туркменистана».


Нововведения Ниязова самым неприятным образом отражаются на повседневной жизни граждан. Байрам Дурдыклычев – житель местечка Бекрова под Ашгабатом – работает в столице. «После ноября поездки в город – одно мучение, - говорит он. - Каждый день останавливают, требуют паспорт. Вроде бы комендантского часа нет. Не понимаю, что происходит в этой стране».


Арслан Атаманов – псевдоним журналиста из Туркменистана