Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В рядах Объединенного фронта наметился раскол

В рядах делегации Объединенного фронта на мирных переговорах в Бонне возникли разногласия.
By

Говорят, что этот человек имеет реальную власть в Кабуле после ухода талибов. На прошедшей неделе он удостоился небывалого внимания западных журналистов на борту экскурсионного теплохода, пришвартованного на Рейне в Кенигсвинтере - пригороде Бонна.


Юнус Кануни – глава делегации Объединенного фронта, прибывшей в Бонн для участия в пятидневных переговорах об афганском урегулировании, организованных под эгидой ООН. Это молодой, хрупкого телосложения таджик с аккуратно постриженной бородкой. Ходит с тростью. Он больше напоминает лидера «Шинн фейн» Джерри Адамса, чем тех всклокоченных мулл и моджахедов, с которыми доводилось беседовать западным журналистам за последние 10 лет межафганского конфликта.


Во время пресс-конференции, состоявшейся на борту теплохода в прошлую среду, Кануни сидел в окружении пятерых своих коллег довольно сурового вида, среди которых была и единственная женщина-делегат, представляющая Объединенный фронт на переговорах. Всем своим видом они старались создать видимость коллегиального правительства, но было совершенно ясно, кто на самом деле правит бал в этом афганском «Политбюро».


Кануни, который ворвался на послеталибскую политическую арену со скоростью метеора, когда-то был единственным советником по политическим вопросам покойного предводителя афганской оппозиции Ахмад-Шаха Масуда, погибшего 9 сентября от рук предполагаемого террориста «Аль-каэды».


Будучи Министром внутренних дел в правительстве северного Афганистана, Кануни также ведает вопросами безопасности в Кабуле. Поначалу многие полагали, что именно безопасность в освобожденной афганской столице будут основным камнем преткновения в течение всей конференции. В среду Кануни категорически отверг план ООН направить в Кабул и другие крупные города контингенты миротворцев для поддержания порядка до формирования переходного правительства, которое подготовит и проведет общенациональные выборы. «С нашей точки зрения, поддержанием порядка должны заниматься афганские силы безопасности в составе различных этнических групп и партий», - заявил он. В ходе наспех созванной пресс-конференции он повторил это заявление журналистам еще трижды. Объединенный фронт провел пресс-конференцию первым из четырех политических групп, представляющих Афганистан на переговорах.


По мнению ООН, присутствие многонационального военного контингента на территории Афганистана необходимо как залог сохранения хрупкого баланса интересов в рядах многонационального Северного альянса и недопущения нового кровопролития.


Для этнических групп Афганистана, не принявших участия в переговорах, нейтральный контингент также явился бы гарантом того, что эти группы, в частности - южно-афганские пуштуны и хазарейские шииты - будут иметь адекватное представительство в сформированном под эгидой ООН переходном правительстве Афганистана.


Бескомпромиссное заявление Кануни в четверг смягчил Министр иностранных дел Объединенного фронта Доктор Абдулла Абдулла, заявив СиЭнЭн: «Да, мы предпочли бы, чтобы этим [вопросами безопасности] занимались афганские силы в составе всех этнических групп. Но если потребуется присутствие многонационального контингента, мы рассмотрим этот вопрос положительно. Мы, в общем, не против». При Масуде Абдулла занимал пост представителя по международным делам.


Как выяснилось на следующий день, мнение доктора Абдуллы возобладало. На второй пресс-конференции Кануни уже говорил, что Объединенный фронт «не возражает против размещения иностранных войск в Афганистане». Свое предыдущее заявление он списал на «ошибки при переводе» и даже потребовал другого переводчика. Кануни говорит исключительно на своем родном дари.


Когда же дело дошло до согласования конкретных имен кандидатов в состав временного совета, возникли новые затруднения. Единственный пуштунский представитель Объединенного фронта и единственный присутствующий на переговорах «полевой командир» Хадж-Абдул Кадир хлопнул дверью – очевидно, в знак протеста против слабого представительства его национальной группы на переговорах.


Жесткая первоначальная позиция Кануни нарушила атмосферу всеобщего оптимизма, воцарившуюся было на переговорах в резиденции Петерсберг, устроенных в прошлый понедельник по инициативе ООН с участием представителей бывшего афганского короля Захир-Шаха, проживающего в Риме, и еще двух афганских движений в изгнании – так называемых Кипрской и Пешаварской групп, названных так по месту проведения предшествующих переговоров.


Во время конференции раздался телефонный звонок. Это звонил Хамед Харзай – еже один пуштунский лидер, пытающийся своими силами организовать сопротивление талибам со своих баз в провинциях Хелманд и Орузган. «Эта встреча – путь к спасению», - сказал он.


Согласно поступающим сообщениям, на конференции в основном достигнуто согласие по трем основным пунктам повестки, которые ООН именует не иначе, как «Атлас свободных и честных выборов» на ближайшие два-три года. Первый из них касается отбора кандидатов в состав переходного «Верховного совета». Второй – формирования переходной администрации. Третий – созыва внеочередной Лои Джирги – всеафганского совета старейшин.


Основной задачей последней будет являться согласование основополагающих принципов и порядка созыва второй Лои Джирги, на которой будет сформировано переходное правительство для подготовки к общенациональным выборам.


До устроенной Кануни пресс-конференции казалось, что даже вопрос о возможной роли бывшего короля Захир-Шаха в основном решен по умолчанию. И тут Кануни делает еще одно раскольническое заявление: «Мы не верим в роль отдельных личностей и персоналий. Мы верим в системы. В Афганистане традиционной системой является Лоя Джирга. Если она решит, что бывший король должен стать участником нового правительства, то так тому и быть».


При этом как представители ООН, так и представители партии самого Захир-Шаха и члены Пешаварской группы понимают, что 87-летний монарх, скорее всего, не доживет до созыва Лои Джирги. Его присутствие в переходном совете призвано было показать пуштунскому населению и международным участникам афганского урегулирования, что идет серьезная работа по формированию законной кабульской администрации.


Несмотря на его протяженные временные рамки и оппортунизм многочисленных полевых командиров, вернувшихся к власти в результате военной кампании США и союзников против движения «Талибан», казалось, что ООНовский план все-таки сработал (как ни как, 10-17 млрд. долларов на восстановление страны – деньги немалые), пока Кануни внезапно не отступил от намеченного сценария.


Майкл Гриффин – автор «Пожнешь бурю – История афганского движения «Талибан»