Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В ПОИСКАХ ОЧЕРЕДНОЙ 'МАЛОЙ ПОБЕДОНОСНОЙ ВОЙНЫ'

Пропагандистская машина Кремля в последней кампании на Северном Кавказе
By

Репортаж Брайана Уитмора из Москвы (CRS No. 1, 8-Oct-99)


Последнюю неделю Российское общественное телевидение показывало счастливых


и полных энтузиазма боксирующих солдат и офицеров, наставляющих войска


перед отправкой в Чечню о том, что их задачей является "уничтожить


бандитские формирования раз и навсегда". "Эта война отличается от прошлой


войны в Чечне тем, что на этот раз народ и армия едины" - провозгласил


комментатор мрачным голосом. Молодой новобранец, которому на вид только что


исполнилось 18 лет, уставился в камеру. "Я только хочу передать привет моим


землякам и сказать матери, чтобы она не беспокоилась" - сказал он - "Все


будет в порядке".


С одной стороны, эта война отличается от прошлой неудачной авантюры России


в Чечне. В 1994-96 годах Москва вела кровопролитную и безнадежную войну для


того, чтобы не дать свободолюбивой Чечне уйти с московской орбиты.


Общественность и пресса, в начале скептически настроенные по отношению к


этой кампании, постепенно стали относиться к ней все более враждебно, по


мере того, как росло число жертв, а в сводках новостей первые места стали


занимать сообщения о жестокостях и ковровых бомбометаниях. В конечном


счете, количество жертв достигло 100 тысяч, в основном гражданских лиц и


необстрелянных новобранцев. К августу 1996 года Москва был вынуждена начать


унизительный вывод войск. С того времени Чечня проводила свой собственный


курс, но ни одно государство не признает ее независимость.


Аслан Масхадов, избранный президентом послевоенной Чечни в январе 1997


года, подписал мирный договор с российским президентом Ельциным в мае того


же года.


Однако Масхадов оказался неспособным установить контроль над этой горной


республикой. Вооруженные банды хозяйничают в стране, занимаясь


отвратительным бизнесом похищения людей. Их жертвами становятся как


русские, так и иностранцы. Радикально настроенные боевики ввели строгое


соблюдение исламских законов. А в августе чеченский полевой командир Шамиль


Басаев совершил рейд в соседний Дагестан с целью создания независимого,


свободного от Москвы исламского государства.


Масхадов, стремившийся иметь хорошие отношения с Россией, осудил действия


Басаева. Но он был бессилен придпринять что-либо. Ко времени начала


российских бомбардировок в конце прошлого месяца, Чечня лишилась большей


части того доверия, которое республике удалось завоевать среди


международного сообщества и в меньшей степени среди исчезающей российской


либеральной интеллигенции.


Премьер-министр Владимир Путин жестким тоном заявил, что российские войска


будут уничтожать чеченских боевиков в любом месте, где бы они ни были.


"Если они спрячутся в сортире, мы замочим их и там" - произнес Путин свою


знаменитую фразу.


Либеральные политики, такие как лидер фракции Яблоко Григорий Явлинский и


бывший вице-премьер Борис Немцов - оба ярые противники войны в 1994-96


годах - выступили в поддержку воздушних ударов.


Российские генералы проводят теперь пресс-конференции в стиле НАТО,


демонстрируя журналистам аэрофотоснимки стратегических целей, таких как


телевизионные вышки и аэропорты, "до" и "после". Но несмотря на хорошо


отлаженную работу с общественностью, сомнения не исчезают. По сообщениям


очевидцев из Чечни, жертвами российских воздушных ударов становятся в


основном мирные жители. По словам Масхадова, с начала бомбардировок погибло


около 400 гражданских лиц и почти 1000 человек остались без крова. Более


100 тысяч беженцев бежали через границу в соседнюю Ингушетию. Известный


правозащитник и депутат Сергей Ковалев обвинил Москву в проведении


этнической чистки чеченцев, подобной той, которую в свое время осуществил


президент Югославии Слободан Милошевич. "Россия использует методы НАТО для


реализации идей Милошевича" - сказал Ковалев.


Военные эксперты утверждают, что не считая стремительности, этот конфликт в


сущности мало чем отличается от прошлой неудачной войны Москвы в Чечне.


"Чеченцы стали сильнее, а российские военные ослабли" - говорит московский


эксперт по вопросам обороны Павел Фельгенгауер.


И теперь чеченская политическая элита, крайне разрозненная до войны,


объединяется против Москвы. Басаев объявил, что он и Масхадов - когда-то


неприримиримые политические противники - нашли общий язык. Тем временем,


пока российские войска продвигаются вглубь Чечни, общественное мнение в


России разделилось. "Пять лет спустя трагедия повторяется" - отметила


"Общая газета ": "Ценой, как и прежде, являются тысячи жизней". Опрос


общественного мнения на прошлой неделе показал, что 57 процентов жителей


Москвы не одобряют воздушных ударов по Чечне - это уже на восьмой день


после их начала. Бывший премьер-министр Евгений Примаков - один из ведущих


кандидатов на президентское кресло - выступил против наземного вторжения.


Другой экс-премьер Сергей Степашин - один из инициаторов губительной войны


1994-96 годов - предупредил о возможных последствиях наземной войны,


которая, по его словам, может привести к "политической катастрофе". "Прежде


чем принимать решение о наземной операции в Чечне, следует тщательно


проанализировать чеченскую военную кампанию 1994-96 годов, даже если это


горький опыт" - заявил Степашин.


Тем временем, некторые обозреватели полагают, что эта война задумана


специально для поднятия рейтинга Путина. "Очевидная цель этой операции -


поднять популярность Путина путем малой победоносной войны" - считает


Владимир Прибыловский из исследовательского центра "Панорама".


"Они хотят сохранить ситуацию в Чечне без изменения, но показать населению,


что Россия может показать зубы". По мнению Прибыловского, Кремль не


заинтересован в решении вопроса окончательного статуса Чечни или в


устранении Басаева. Сегодняшняя ситуация, говорит он, отвечает политическим


целям Кремля - "Им нужен Басаев и Чечня, чтобы пугать людей и заставить их


поддерживать существующий режим".


Российские средства массовой информации раздувают явный рост популярности


Путина. Телекомания НТВ сообщила в воскресенье, что количество россиян,


готовых проголосовать за Путина на президентских выборах, возросло с двух


до семи процентов за последнюю неделю. "Это заранее спланированная кампания


по формированию общественного мнения" - утверждает Евгений Волк из


американского "Фонда Наследия". "Кремлю и правительству крайне необходима


крупная победа. Это звучит цинично, но цинична и российская политика". Что


касается Чечни, по мнению Волка, цель Кремля - посадить в республике


послушное Москве правительство.


В прошлую пятницу Путин заявил, что Кремль больше не признает правительство


Масхадова, добавив, что единственной легитимной властью в Чечне является


про-московский парламент, избранный в июне 1997 года, когда половина Чечни,


включая столицу Грозный, была занята российскими войсками.


В интервью газете "Московский комсомолец" Масхадов настойчиво утверждает,


что Чечня не стояла за исламскими мятежниками, свирепствовавшими в


Дагестане с начала августа. "Нет никакого чеченского следа в событиях в


Дагестане, поверьте мне" - сказал Масхадов - "В первую очередь корни всего


этого следует искать в Москве, где ведется грязная политическая игра вокруг


того, кто будет и кто не будет преемником (Ельцина). Чеченцы просто пешки".


Масхадов подтвердил сообщения ряда информационных агентств о том, что


связанный с Кремлем магнат Борис Березовский поддерживал тесные связи с


Басаевым и другими чеченскими полевыми командирами. "Есть информация о


встречах и деньгах" - заявил он - "Березовский - это человек,


представляющий серьезную угрозу как для России, так и для Чечни".


Брайан Уитмор является штатным репортером газеты "Московские новости" и


московским корреспондентом газеты "Бостон глоуб".