Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В МОЗДОКЕ РАСТУТ АНТИЧЕЧЕНСКИЕ НАСТРОЕНИЯ

Гибель двадцати человек, погибших в результате осуществленного смертницей теракта, вызвала эскалацию напряжения в североосетинском городе.
By Olga Sinitsyna

Тимур Алиев, Грозный


В Моздоке все еще слышны отзвуки взрыва, сотрясшего город неделю назад.


5 июня здесь погибли двадцать человек. Все они были пассажирами автобуса, взорвавшегося вместе с женщиной-смертником. Как рассказывают очевидцы, она подошла к передним дверям автобуса, но водитель не впустил ее. Тогда она подорвала себя прямо у дверей автобуса.


Это был служебный автобус, следовавший на военный аэродром Моздока. Среди погибших пассажиров в большинстве оказались женщины, обслуживающий персонал аэродрома, по традиции сидевшие в передних рядах.


Несмотря на то, что Моздок находится только в двадцати километрах от границы с Чечней и был главной базой для российских войск при вторжении в Чечню и в первую и во вторую кампанию, этот взрыв – первый за весь период военных действий в Чечне.


Следственные действия, по словам прокурора Моздокского района Ивана Зуева, не завершены. Выводы и комментарии – преждевременны. Однако никакой иной версии кроме «чеченской» не выдвигается.


Прокурор Чечни Владимир Кравченко в свою очередь, ссылаясь на результаты расследования, проведенного прокуратурой и ФСБ Чечни, заявил, что подрыв автобуса. возможно, произведен руководимой Шамилем Басаевым террористической группой «Черные вдовы».


По словам Кравченко, в пользу этих доводов свидетельствует тот факт, что механизм осуществления теракта в Моздоке был тем же, что и при взрывах в Знаменском и Илисхан-Юрте, когда жертвами смертников стали 80 человек.


Однако официальные власти Чечни не комментируют факт взрыва и предполагаемую причастность к нему Басаева и Масхадова. Возможно, причиной тому стала непопулярность Моздока среди жителей Чечни, рождающего у них ассоциации не просто с небольшим городком, а с идеей российской военной агрессии.


Со словом «Моздок» в сознании жителей Чечни прочно связаны военная база, откуда самолеты летели бомбить Чечню, откуда шли воинские колонны. Здесь же располагался фильтропункт, куда попадали многие задержанные и далеко не все возвращались.


Полк тяжелых бомбардировщиков стратегической авиации, дислоцировавшийся в Моздоке с конца 50-х годов, в самом начале войны был переброшен на другие базы. Однако остался аэродром, принимавший и гражданские, и боевые самолеты. Со временем была сформирована вертолетная часть, непосредственно участвовавшая в различных, в том числе и боевых операциях.


В самой Чечне случившееся вызвало неоднозначную реакцию. В противоположность прежним терактам в Знаменском и Илисхан-Юрте, а также декабрьскому взрыву Дома правительства в Грозном, лишь немногие винят российские спецслужбы во взрыве автобуса в Моздоке.


Многие не осуждают теракт. Услышав по телевизору слова какой-то женщины из Моздока: «О чем же думала эта девушка, когда взрывала автобус?», 30-летний житель Грозного Магомед Мациев сказал: «А о чем думали летчики, когда бомбили чеченские города и села? Разве там были не такие же женщины и дети, в том числе и русские?»


В то же время те жители Чечни, кто осуждает теракт, видят в нем угрозу прежде всего для себя.


«Все эти взрывы провоцируют ответную жестокость федеральных сил. И в первую очередь это отражается на мирных чеченцах, – говорит правозащитник Тамара Калаева. – Сколько артиллерийских и воздушных обстрелов, «зачисток» целых городских кварталов и сел, после которых пропадали или гибли ни в чем не повинные люди, последовало после обстрела какой-нибудь колонны или подрыва БТРа».


Офицеры и рядовые, находящиеся в Моздоке на действительной службе, стараются избегать лишней огласки. По их мнению, есть реальная угроза расправы с членами их семей. Теракт косвенно подтвердил это.


Но бывший зам командира авиационной эскадрильи, майор запаса Владимир Гречаный считает чистой случайностью то, что до сих пор в Моздоке не было вылазок террористов.


«Чтобы навести порядок, нужно очистить город от пришлых чеченцев, – сказал он IWPR. – Они отрицательно влияют на межэтнические отношения. Если все скажут «нет» чеченцам, как это сделали в Краснодарском крае и в Кабарде, станет спокойнее».


Гречаный думает, что коренные жители района могут взяться за оружие, чтобы направить его против чеченцев.


Моздокский район, хотя и находится в составе Северной Осетии, географически и этнически очень существенно отделен от республики. Это традиционно казачий регион. Население района насчитывает 100 тысяч человек, из них 42 тысячи живут в Моздоке, и только 10 процентов всего контингента составляют осетины.


Узкая полоса территории, соединяющая район с основной территорией Северной Осетии, после осетино-ингушского конфликта 1992 года и последующих войн в Чечне стала непроезжей для жителей республики из-за постоянной опасности разбоя и грабежей. Поэтому сообщение между столицей Северной Осетии и районным центром осуществляется через территорию соседней Кабардино-Балкарии, для чего приходится делать значительный крюк.


Большую часть населения Моздока составляют русские – в основном, казаки, а также кумыки – небольшая исповедующая мусульманство этническая община Северного Кавказа. Хотя по официальной статистике, за последние десять лет около 15 процентов русских уехали из района, а на их место пришли представители других национальностей.


Согласно официальным данным, чеченцы составляют около 2 % населения Моздока. С этой статистикой не соглашаются казаки. По их мнению, в действительности чеченцы составляют 12-15 % моздокского населения.


«Разве мы виноваты в том, что эти пришли и взорвали, - восклицает местная 40–летняя женщина-предприниматель, чеченка, - при чем здесь я и мои дети!»


Алсубек Умаров, коренной моздокчанин, тоже мусульманин сказал: «Лично меня пока никто не обижал, но откровенную неприязнь чувствую очень сильно».


Один из депутатов городского собрания в приватной беседе обвинил городские власти в излишней толерантности: «Вот мы и доигрались в демократию, давно было пора поставить надежный заслон на наших границах с Чечней».


Владимир Степанов, казачий атаман станицы Луковской, более категоричен: «Спецслужбы должны заниматься своим делом более профессионально. А этим [чеченцам] нужно показать свою силу, иного языка они не понимают».


Пока же в Моздоке отменены все массовые мероприятия. Выпускники школ опасаются, что им не разрешат проводить балы. Моздок приобретает черты прифронтовой полосы.


А имам Моздокской мечети не решился даже ответить на вопросы IWPR на затронутую тему. «Я политикой не занимаюсь, я все время молюсь Аллаху о мире», – сказал он.


Ольга Синицына, корреспондент газеты «Моздокский вестник»


Тимур Алиев, постоянный автор IWPR в Назрани и Грозном